Беременность Ляйсан

Павел Воля, Ляйсан Утяшева
Ляйсан Утяшева решила рожать вдали от дома
Фото
Архивы фотослужб

Павел Воля: Главное событие в моей жизни – я женился. По любви! По-настоящему! Моя супруга – Ляйсан Утяшева. Я теперь семейный человек.

По-моему, любовь – это здорово. У нас родился ребенок, мальчик, сын. Пока ничего такого сверхъестественного не могу рассказать про свои отношения с сыном. Он такой маленький комочек, кусочек мяса, который выделяет какашки. У нас с ним отношения очень простые: он пукает – я радуюсь, он какает, я аплодирую. Никогда не думал, что когда-нибудь в жизни буду радоваться чужим какашкам.

Квартира моя превратилась в другое жилище. С виду она вроде такая же, как и раньше, но теперь там живет маленький человек, который переворачивается, руку в рот сует, что-то там пытается делать, и все вокруг радуются вокруг. Год назад, когда я в 5 утра приходил из клуба и делал то же самое, никто не радовался.

Рожали мы в Америке. Ничего не подумайте, парень наш, русский: Роберт Воля. Роберт… Мне кажется, это имя – что-то среднее между Ляйсан и Павел.

Ляйсан Утяшева: Период беременности у меня был активным, мы летали по разным странам. Старались посвящать все время друг другу, поэтому и решили на девять месяцев улететь из России. Здесь все равно выдергивали бы по работе. А так оказались вдали от суеты. Паша писал стихи, мы рисовали. Садились у моря за мольберт и делали наброски, развивали фантазию у еще не родившегося малыша.

Павел Воля: Почему уехали в Америку рожать? Причины простые, бытовые. Во-первых, тепло в Америке, к тому же в Майами нет пробок, криминала, медицина на высочайшем уровне. В общем, чего я только Ляйсан не говорил в пользу США, а все для того, чтобы посмотреть все матчи «Майами Хит» (один из сильнейших баскетбольных клубов мира, чемпион НБА. – Прим. «Антенны»). Клянусь, ехал только из-за этого. В итоге и «Майами Хит» выиграл, и сын родился, и я самый счастливый человек на Земле.

Рожать – это адски больно, но классно!

Ляйсан Утяшева
Ляйсан Утяшева
Фото
Starface

Павел Воля: Перед отъездом в роддом происходит такая история. «Кажется, началось», – говорит она с бешеными глазами. У тебя глаза становятся еще более бешеными – едем! Но затем женщина делает так: подожди, подожди, наверное, не сейчас. Давай дома еще подождем. Вот если бы у меня такой живот был, я бы из роддома не уезжал вообще, все девять месяцев там лежал и орал: «Что происходит со мной, ребята?» А Ляйсан: извини, я подумаю еще, ехать или нет. Но я ее все равно упаковал, увез, и, слава богу, все прошло отлично. Потом в книжке прочитал, оказывается, когда у женщины начинаются схватки, то какой-то страшный гормон бьет ей в голову и отключает инстинкт самосохранения. Мужики, запомните, она ничего не соображает в этот момент. Хватайте, пакуйте, увозите.

Я присутствовал на родах. Был, правда, не в палате, а на парковке рядом со зданием, где шли роды. Но зашел в первую минуту пос­ле того, как все случилось. Мне сына еще мокренького отдали в руки, он меня описал. «Я твой, нормально ты меня пометил, будем дружить», – подумал я. Хочу поаплодировать всем девчатам за роды. Это чудо невероятное! Я от Ляськи не отходил все девять месяцев. Что происходит с женщиной в это время! Как она, бедняжка, мучается!

Ляйсан Утяшева: Я против присутствия мужчин на родах. Это наше женское таинство. Мы же сильные! Наши прапрабабушки могли и в поле родить, пока сено косили. В клинике со мной была переводчица, хотя у меня нормальный английский, но в такой момент все можно забыть. А кричала я на всех языках – русском, башкирском. Все длилось, с подготовкой, 12 часов. И мне было спокойнее, что Паша спал у клиники в машине. Родила я за 15 минут. Ему сообщили: «Начала». Он, естественно, ходил туда-сюда, нервничал. А перед тем как ехать в роддом, я… накрасилась. Нанесла на ресницы тушь, которая меня через 12 часов прев­ратила в панду. Еще накануне купила пижаму на то время, пока буду лежать в палате. Хотела подготовиться к моменту. И зачем мне все врали? Говорили: «Рожать вообще не больно». Рожать – это адски больно. Но классно.

Трудный выбор

Павел Воля, Ляйсан Утяшева
Павел одобрил имя, которое предложила бабушка Ляйсан
Фото
Instagram (запрещенная в России экстремистская организация)

Ляйсан Утяшева: Моя бабушка предложила имя сыну. Плюс у меня включилось чутье. Когда ходила с животиком, перебирала много имен, и все не ложились. Изначально хотели назвать сына Львом – но потом щупаю живот: «Нет, не Лев!» И бабушка предлагает: «А если Роберт? Хорошо же звучит». Мне понравилось. Кроме того, мой любимый актер – Роберт Де Ниро. И когда мы увидели сына впервые, сразу поняли: да, Роберт.

Павел Воля: Роберт Воля. Роберт… Мне кажется, это имя – что-то среднее между Ляйсан и Павел.

Самостоятельное воспитание

Павел Воля
С рождением сына в жизни Павла Воли произошли большие изменения
Фото
Starface

Ляйсан Утяшева: Мы решили, что попробуем все делать сами – по примеру родителей. Никого не подпускали – ни родственников, ни друзей. Хотя понимали, что все готовы посидеть с ребенком и отпустить нас вдвоем в ресторанчик. Мы сами загнали себя в строгие рамки. И мы прошли этот путь. По истечении трех месяцев знали все: как бороться с газиками, что делать, если малыш не засыпает, что делать, если слишком долго спит. Сын у нас не крикливый: он, когда возмущается, мычит. Не понимаю пока, в кого он пошел, кажется, впитал от каждого по чуть-чуть. Но глаза точно моей мамы – голубо-фиалковые. Это такой привет от нее с того света. Мы когда глаза увидели – мурашки пошли. Три месяца оказались не только самыми тяжелыми, но и самыми счастливыми. Пашка – большой молодец! Он настоящий мужчина.

Павел Воля: Первые три месяца после рождения – время шикарное, романтичное, но очень тяжелое. Мы были вдвоем, рядом ни нянь, ни бабушек-дедушек. Только комната, я, жена, ребенок и постоянное чувство: что-то должно случиться. Всегда опущены шторы, потому что босс (новорожденный) может решить спать в любой момент – и босс должен спать. Ты тихонько передвигаешься, будто секретный агент. Вы не можете расслабиться вообще ни на минуту. 300 кормлений в день, какие-то вымывания, присыпания. И так продолжается бесконечно.

Появилось «мы»

Ляйсан Утяшева
Сейчас Ляйсан Утяшева старается все свое свободное время посвящать мужу и сыну
Фото
Instagram (запрещенная в России экстремистская организация)

Ляйсан Утяшева: Сейчас Роберт умеет все, что умеют детки в его возрасте. Даже больше – написал в горшок недавно! Зубки начинают резаться. А недавно мы с Пашей поз­волили себе выйти – за­жгли на концерте The Cardigans. У нас появилась няня. Она прошла все проверки. Ее просканировала бабушка, ее оценил дедушка. Няня Людмила – наша знакомая, я видела, каких деток она вырастила.

Павел Воля: Сейчас ничего вроде не происходит, но витают какие-то изменения. Она пишет тебе SMS, ты – ей. Вы всю жизнь писали друг другу SMS, но теперь они другие. Ты пишешь: «Как дела?» Она отвечает: «Мы поели, улыбаемся, играем». Есть теперь «мы». Мне нравится это «мы». Нравится, что нет отдельно «ты», «я», а есть «мы». Я – счастливый человек.

Как бы я без вас жил?!

Павел Воля
Сейчас Павел Воля ощущает себя абсолютно счастливым человеком
Фото
Starface.ru

Павел Воля: Мы – молодая российская семья. Ячейка общества, как говорили раньше. Мой папа, Алексей Евгеньевич Воля, старой формации человек, всю жизнь проработал на заводе, на стройке. Для него все просто: есть люди хорошие, есть плохие. Он меня всегда учил двум вещам, и я так живу до сих пор: человек должен быть честным и добрым. Остальное не обязательно. И вот мы сидим на даче: я, Ляйсан, Роберт спал в коляске, сестра Оля, муж ее Алан, сын их Платон, папа, мама. И папа говорит тост: «Десять лет назад, когда мы жили в Пензе, я не предполагал, что мы все окажемся здесь, за этим столом. И знаете, если бы мне кто-то десять лет назад сказал, что у меня будут зять Алан, внук Платон, сноха Ляйсан и внук Роберт, я бы его ударил. А теперь я стою здесь и не знаю, как бы я без вас жил?..