Простить мужа-изменника – и потерять родных и друзей

Проблема выбора встает периодически перед каждым из нас. И не всегда этот выбор поддерживают близкие люди. У них на то есть свои доводы. Как поступить в этой ситуации – прислушаться или стоять на своем?

…Оля положила трубку и беспомощно опустилась на диван. Вот это новость – лучшая подруга отвергла ее предложение встретить Новый год одной компанией.

— Извини, у меня другие планы, – сухо сказала она тоном, не располагающим к дальнейшему разговору.

— Но мы же еще несколько месяцев назад договорились, что вместе встретим праздник у нас на даче! — Оля чуть не заплакала от обиды и огорчения.

— Ничего не имею против тебя и твоей дачи, – ответила подруга. — Но вот общество твоего Бори мне категорически неприятно. А если исходить из приметы, с кем Новый год встретишь, с тем его и проведешь, то общение с твоим благоверным в мои планы абсолютно не вписывается. И не только в наступающем году, но и в обозримой перспективе вообще. Думаю, что в этом решении я не одинока: никто из наших твоего Борюсика видеть не хочет.

Фото
svetikd/ E+/ Getty Images

— А ничего, что он мой муж? — горько усмехнулась Оля.

— Муж твой – и головная боль тоже твоя, – жестко ответила подруга. — Раз ты полагаешь, что мало горя хлебнула с этим мерзким типом и готова продолжить самоистязание, не ищи союзников в этом неблагодарном деле.

— Марина, но он же меня, в конце концов, обидел, а не вас! — Оля начала хлюпать в трубку. — Все ведь мы не ангелы и имеем право на ошибку, правда?

— Правда, – подтвердила подруга. — Только ошибка ошибке рознь, и обидеть можно по-разному. Как и простить можно многое, но только не откровенную подлость. После того, что устроил тебе Борюсик, ты должна была забыть даже имя этого человека! Разве не ты еще полгода назад хотела из-за него свести счеты с жизнью? Если ты запамятовала, то мы, твои друзья, никогда этого не забудем. Твой благоверный с определенных пор в нашем кругу – персона нон грата. Конечно, ты девочка взрослая и имеешь право делать собственный выбор, но не заставляй, пожалуйста, никого с этим выбором мириться. И оставь впредь бесперспективные попытки соединить несоединяемое. С наступающим! Желаю тебе в новом году обрести такое необходимое для каждой женщины качество, как чувство собственного достоинства.

Оля сидела с телефоном в руках, понуро опустив голову. Впервые в жизни в канун Нового года вместо волнующего предпраздничного мандража она ощущала полнейшую апатию. Уходящий год и вправду выдался самым сложным в жизни. Хотя зодиакальный гороскоп, в который она наивно верила, никаких катаклизмов ей не пророчил, напротив, обещал финансовое благополучие и стабильность в личных отношениях.

Начиналось все и впрямь абсолютно безмятежно: в феврале они с мужем закрыли долг по ипотеке, а в марте на радостях рванули в недельный отпуск (в котором не были несколько лет по причине все той же ипотеки). А потом как гром среди ясного неба: оказалось, Борис ей изменяет.

Выяснилось это случайно. Как-то теплым майским вечером Оля, возвращаясь с работы, заглянула в крупный торговый центр. Изучая витрину дорогого бутика, она почувствовала на себе пристальный взгляд. Обернулась и увидела молодую женщину, лицо которой показалось ей знакомым. Она напрягла память и вспомнила, что это супруга коллеги мужа. Они виделись всего один раз на юбилее Бориса в прошлом году, но Оля, помнится, еще тогда отметила, какая эффектная жена у мужниного сослуживца.

Знакомство было шапочным, но ограничиться приветливым кивком Оля сочла неудобным – не зря ведь женщина так внимательно ее разглядывала. Мучительно пытаясь вспомнить ее имя, Оля сделала искренний комплимент костюму знакомой. Васильково-синий кейп и укороченные брючки действительно очень ей шли и выгодно подчеркивали точеную фигурку.

— Правда нравится? — засветилась та лицом. — Это я сама сшила. Увидела на одной актрисе в журнале, вот и скопировала.

Оля хотела было восхититься ее мастерством, но вдруг буквально застыла от изумления. На шее у женщины поблескивала красивая подвеска, и Оля сразу узнала фамильное украшение, таинственным образом пропавшее у нее в прошлом году. Она тогда весь дом перевернула, но поиски были безрезультатными. Эта подвеска, подаренная ее прапрадедом своей жене по случаю рождения первенца, переходила в их семье по женской линии уже несколько поколений. Небольшой бриллиант в обрамлении крошечных изумрудов Оля получила от своей матери в день свадьбы и надевала очень редко, только по самым торжественным случаям, потому что очень берегла. И вот прошлой весной, собираясь на день рождения отца, она не обнаружила подвески в шкатулке, где хранились ее немногочисленные драгоценности. Потратив битый час на поиски, Оля от отчаяния расплакалась и на торжество отправилась с красными от слез глазами. Мама, узнав о пропаже, тоже очень расстроилась (подвеска считалась в семье не просто украшением, а оберегом), но постаралась дочку успокоить: ничего, мол, обязательно найдется. Оля и сама в это верила: она ведь совершенно точно помнила, что в последний раз, когда надевала подвеску, положила ее в шкатулку. И время от времени принималась ее искать.

Борька меня второй год обещаниями кормит, что из семьи уйдет. Вот, говорит, выплатим ипотеку, чтобы было что в суде делить, и приду к тебе

— Откуда у вас это украшение? — стараясь скрыть волнение, поинтересовалась Оля.

— Из магазина, естественно. Как-то решила себя побаловать и сделала себе подарок, – кокетливо заулыбалась женщина. — Правда, необычная подвеска?

— Весьма! — усмехнулась Оля. — Дорогая, наверное?

— Да уж, недешевая, – засмеялась приятельница. — Но ради себя, любимой, ничего не жалко. Один раз живем!

— А вы в курсе, что ворованные вещи счастья не приносят? — Оля чувствовала, что начинает терять самообладание.

— Что за ерунда? — нахмурилась ее собеседница. — Не поняла, о чем это вы. Если это шутка, то не самая удачная.

— Как и шутка про покупку этого украшения, – от волнения у Оли застучало в висках. — Вы не могли ее нигде купить, уважаемая: эта подвеска существует в единственном экземпляре, потому что сделана на заказ, и довольно давно. Этому украшению больше сотни лет, и оно принадлежит моей семье. В прошлом году подвеска пропала, и теперь я знаю, чьи нечистые руки ее прибрали. Я правильно понимаю, это случилось в тот день, когда вы с мужем приходили к нам на юбилей Бориса?

— Да не брала я ваши ценности! — собеседница заметно занервничала. — Мне эту подвеску подарили.

— Ах, уже подарили! И кто же мог подарить вам украшение, хранившееся в моем доме? — всплеснула руками Оля. — Разве что мой муж!

— Он и подарил! — внезапно огорошила оппонентка, багровея на глазах. — Вот ведь дрянь мужик, чуть воровку из меня не сделал! Наврал, что купил у антиквара, мол, безумные деньги за эту цацку отдал. Вообщем, разбирайтесь со своим супружником сами, мне такое лживое барахло нафиг не надо. А я из-за него своего мужа чуть не бортанула, тьфу! Борька меня второй год обещаниями кормит, что из семьи уйдет. Вот, говорит, выплатим ипотеку, чтобы было что в суде делить, и приду к тебе. А я, дура, и уши развесила! Вот, забирайте свою драгоценность, мне статус воровки и разборки с полицией ни к чему. Цепочку себе оставлю, потому что она моя – специально к этой подвеске подбирала.

Женщина, решительно стащив с шеи украшение, протянула его оторопевшей Ольге и быстро зашагала прочь, на ходу одаривая своего незадачливого любовника самыми нелестными словами. Оля стояла совершенно оглушенная, не чувствуя ватных ног. Услышанное не укладывалось в голове, но фамильная подвеска, холодившая ладонь, неопровержимо свидетельствовала, что это не наваждение и не сон.

Неужели это возможно: ее муж, ее обожаемый Борька не просто изменял ей, но еще и украл семейную реликвию, наврав любовнице про дорогой подарок?! Да как после всего этого он сможет ей в глаза смотреть? И в этот момент Оля остро ощутила, что ей сейчас надо лишь одного – уткнуться, как в детстве, в мамино плечо и прореветься в голос. Слезы ручьем хлынули из глаз, и она, размазывая их по лицу и не обращая внимания на прохожих, побежала в сторону родительского дома, с трудом разбирая дорогу.

Мама, прижимая к себе рыдающую дочь, сидела как сфинкс с каменным лицом. Зато отец не стеснялся в выражениях, суть которых сводилась к тому, что отныне у них с этим недостойным человеком не может быть ничего общего. Мама своим молчанием полностью разделяла его позицию. «Сейчас постелю тебе в твоей комнате, родненькая моя, – целуя Олю, сказала она. — К этому чудовищу мы тебя больше не отпустим».

Ольга осталась у родителей. Те сделали все, чтобы оградить ее от общения с оскандалившимся супругом и помочь выйти из анабиоза. Однако случившееся стало для Оли таким мощным потрясением, что ее стали посещать мысли о бессмысленности дальнейшей жизни. Перепуганные родители не оставляли ее одну ни на секунду, но душевное состояние дочери стремительно ухудшалось. Не помогали ни многочисленные друзья, навещавшие ее как тяжелобольную, ни приглашенный для экстренной помощи психотерапевт. Именно по его настоянию Олю определили в клинику неврозов. Интенсивное лечение дало результат, суицидальные мысли отпустили, но апатия никуда не делась. Оля оформила на работе длительный административный отпуск, поскольку понимала, что сидит в офисе бесполезным овощем. Коллеги обнадежили, что будут с нетерпение ждать ее полного выздоровления, и очень жалели Олю (через лучшую подругу Марину все были в курсе, какая драма произошла в ее личной жизни).

Сейчас постелю тебе в твоей комнате, – целуя Олю, сказала она. – К этому чудовищу мы тебя больше не отпустим

Жизнь в родительском доме была спокойной и комфортной, но только в бытовом плане. Душой она была по-прежнему рядом с изменником-мужем в их уютном гнездышке, которое обустраивала с такой любовью. И которое предстояло разделить при грядущем разводе, на чем настаивали и родные, и друзья. Но Оля все чаще испытывала непреодолимое желание встретиться с супругом. Она не могла вспоминать его без содрогания – и не могла не вспоминать вообще. Когда осенняя хандра накрыла ее с головой, она не выдержала и тайком от родителей (они бы ни за что не позволили!) набрала его номер.

Они встретились в скверике недалеко от родительского дома, куда Оля вышла погулять с собакой. Она и страшилась этой встречи, и очень ее ждала. И, увидев его в конце аллеи, физически ощутила, как защемило сердце.

Борис, обычно холеный и уверенный в себе, выглядел потерянным. Он подошел, присел на лавочку рядом с ней и долго не решался заговорить. Она тоже молчала, машинально следя глазами за резвившейся рядом маминой любимицей, шпицем Аськой.

- Я виноват перед тобой, – услышала она наконец его хриплый голос. — И самое страшное, что нет ни одного разумного довода, который я мог бы привести в свое оправдание. Я думал, все так живут. Мне всегда казалось, что наличие любовницы – это нормально для каждого женатого мужчины. Так нравилось жить на адреналине! Тайные свидания, встречи с риском быть застуканными тобой или ее мужем, – это так заводило! Мы ведь с ней даже на моем дне рождения, который праздновали в прошлом году у нас дома, умудрились уединиться на несколько минут в ванной…

— Ой, не надо мне этих подробностей! — Оля закрыла лицо руками. — Я не для этого тебя сюда позвала, чтобы ты живописал мне в деталях свои интимные приключения. С отношениями как раз все понятно: ты меня разлюбил, я престала тебя волновать. Сама дура, надо было раньше на это обратить внимание. Ведь замечала же, что ты стал ко мне гораздо спокойнее, но списывала все на твою чрезмерную занятость на работе. Да ладно, что теперь об этом! Меня другое интересует: как получилось, что ты решил одарить свою любовницу моей фамильной ценностью?

Фото
LightFieldStudios/ iStock / Getty Images Plus

— Ну ты же помнишь, что практически все свободные деньги мы вкладывали в ипотеку, – после недолгой паузы он продолжал говорить, не поднимая головы. — А любовница требует не только ласки, но и подарков, покупать которые мне было не на что. В том смысле, что на дорогие подарки денег не было, а дешевку какую самому дарить было стыдно. Я видел, что ты эту подвеску надеваешь редко, вот и решил, что она тебе не очень нравится. А о том, что это семейная реликвия, я и понятия не имел. Когда увидел, как ты расстроилась, обнаружив ее пропажу, даже испугался, но пути назад уже не было – подвеска была подарена. Я не опасался, что ты увидишь украшение на моей любовнице – вы же практически нигде не пересекались. Она ведь и живет, и работает в совершенно другом районе, и я думал, что шансов случайно встретиться у вас не было. Как выяснилось, ошибался. Я расценил это как знак судьбы, что пора остановиться, перестать лгать и начать нормальную жизнь. Но понял, что жить без тебя не хочу, а шансов на прощение у меня нет.

Он замолчал. Молчала и она. Она много раз проигрывала в голове, как будет жить без него, и ничего толкового у нее не получалось. Страшная обида на мужа вышибла ее из колеи, лишила душевных и физических сил, но не затмила значимости в ее жизни этого человека. Умом она все понимала: он предал ее, причем довольно подло, и после всего случившегося простить его – значит не уважать себя. Это твердили ей и родители, и друзья. Она пробовала его ненавидеть – и понимала, что все усилия напрасны. Более того, все произошедшее лишь подстегнуло ее патологическую тягу к нему. И интерес, проявленный к ее мужу чужой эффектной женщиной, обострил у нее желание обладать этим мужчиной. «Все они изменяют, такова уж мужская природа, – рассуждала она про себя. — Просто не всегда тайное становится явным. Мне не повезло, я об этом узнала. И что теперь, искать другого, который будет изменять точно так же? Но мне же не нужен никто другой! Мне нужен именно этот мужчина, пусть даже насквозь лживый, циничный и порочный! И что мне делать?»

— А если я скажу, что готова дать тебе еще один шанс? — спросила она – и напряглась, боясь услышать ответ.

— А это возможно? — он резко повернулся к ней, не веря своим ушам. — Если ты скажешь, что готова все забыть и простить меня, я сделаю все, чтобы ты никогда об этом не пожалела.

— Забыть? — машинально переспросила она. — Нет, забыть точно не получится. А простить придется. Потому что я тоже без тебя не могу и хочу жить с тобой. Понимаю, что это будет жизнь на пороховой бочке, ведь я больше не смогу тебе верить. Это сложно, но я к этому готова. Знаю, что многие меня не поймут, но это моя жизнь, и я ни перед кем не собираюсь оправдываться. Завтра я вернусь в наш с тобой дом. А сегодня мне надо как-то объясниться с мамой и папой. Надеюсь, ради моего душевного покоя они постараются меня понять.

Вечер объяснений получился по-настоящему драматичным, но родители свою единственную дочь так и не поняли. Мама плакала и убеждала, что нельзя войти в одну реку дважды и продолжить жить с человеком, лишенным чести и совести. Отец вообще сорвался на крик, обозвав Олю бесхребетной овцой. «Ты понимаешь, каково это - своего ребенка практически из петли вынимать? - бушевал он, размахивая руками. - Да не дай бог даже врагу такое пережить! И мы больше этого не переживем. Но ты, как мотылек, летишь навстречу новой беде. Опомнись, остановись!». Ей было стыдно: она понимала, сколько душевных сил потратили родители, чтобы вытащить ее из пропасти, в которую она вновь готова добровольно упасть, но к моменту этого разговора она уже все для себя решила.

Оля вернулась к Борису, но не к прежней жизни. Теперь у нее есть муж, которому она не верит, есть родители, которые не принимают ее выбор, и есть друзья, которые после возвращения к супругу отказывают ей в своем обществе. А впереди новогодняя ночь вдвоем с благоверным, но не потому, что они так решили, а потому, что так сложилось: все близкие отказались встречать праздник в обществе Бориса. Оля очень страдает от этой изоляции, но совершенно точно знает, что мучилась бы куда больше, если бы сейчас рядом с ней были все, но не было бы его.

Комментарии

8
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
Показать сначала
  • Новые
  • Старые
  • каждый свою судьбу сам делает.эта себя заживо похоронила .надеюсь не на всегда.а друзья правы .зачем им мараться и невольно примерять на себя её судьбу.негатива и так вокруг полно
  • все правильно, сама выбрала-хлебай свое счастье полной ложкой, но никто вместе с ней не обязан это делать и любить этого скота будет она одна,Только не забывает-один раз вытер ноги, что ему помешает еще раз эту "бесхребетную овцу"предать.Есть люди-мазохисты-это их удел, только почему родные должны страдать вместе с ней, зализывать раны прибежит снова к родителям?и ведь сама понимает, что ни любви , ни семьи нет и не будет-веры нет, даже друзьями жить не будут:друг тот, кто поможет, поддержит, а не нож в спину воткнет. Неумная женщина, сколько она еще продержится, лет 5 , потом все равно уйдет или она или он.Уж лучше сразу, по живому
  • До сих пор жалею, что простила, ещё и не раз. Десять лет как в аду, веры нет, так и любовь куда-то исчезает. Потом будто туман в голове рассеялся. Когда уходила, плакал, просил, но я уже не могла простить этих мук многолетних. Может, я ненормальная. Через полгода чувствую, мне легче стало, будто груз с плеч свалился. У меня всё налаживается, работу нашла по душе, на новом месте и друзья -знакомые новые.Считаю последние годы с ним пропавшими. А бывший выпивает, звонит, ждёт всё, живёт один, если не врёт. А мне не жалко его, не жалко и всё. Он меня не пожалел. Ну и Бог с ним. Наверное правду говорят: землю ешь, вой от боли, но предателя не прощай. Кто-то это легко переживёт, а я не смогла легко.
  • Гостья.Если Ольга никогда не забудет его измену, это что счастливая жизнь? Но судить не берусь. Чужая душа потемки.
  • Патология какая то. А если бы муж умер,она бы тоже за ним вдогонку отправилась? Такое растворение в другом человеке ненормально. Друзья тоже хороши. Не нравится мужик,не общайтесь,а любимая подруга при чём? Или,если мысли и мировоззрения не совпадают,так она уже и не друг? Странные какие то. Все.
  • Единожды предавший предаст снова! Что же мы, женщины, так себя не уважаем-то?