общение родителей и детей
общение родителей и детей

В наше время стало модным уметь обсуждать с кем угодно что угодно, вплоть до самых интимных деталей существования, — это, видимо, символизирует раскованность и открытость. А вот французский психолог Пьер Леви-Сусан написал целую книгу с красноречивым названием «Хвала секрету», где пишет, что наше общество стало жертвой диктатуры слова. Попытка утаить что-то или хотя бы недоговорить, умолчать расценивается почти как преступление: «А кто тут на фотографии рядом с тобой? Ты что, познакомилась с кем-то в отпуске — и МОЛЧИШЬ? Боже, и это после стольких лет дружбы!»

А почему бы иногда и не помолчать? Кто сказал, что нужно все и всегда рассказывать? Нет, нужно и важно отстаивать возможность сохранить что-то в секрете — если вам, конечно, хочется. Вот и голливудская звезда Уоррен Битти как-то сказал: «Если вам есть что скрывать — скрывайте!» Бывает, правда, и наоборот: секрет так и рвется наружу, или вам тяжело с ним жить — тогда лучше от него избавиться, открывшись человеку, в котором вы уверены. (Только сразу оговоримся: речь идет о вашем личном секрете, ни в коем случае не о чужом!) Какие же из наших многочисленных тайн раскрывать, а какие — никогда и ни за что?

Рабочий момент

Особенно осторожными иностранные психологи советуют быть на работе. Тут все ясно: западная мораль «ничего личного — только дело» внедрена и в некоторых наших офисах. И, разумеется, чем выше зарплаты и статус, чем сильнее конкуренция, тем слабее проявлются дружеские связи: когда солнце светит ярко, тогда и за место под ним сражаются ожесточенно. Пить чай с сушками и сплетнями сподручнее, работая в районной библиотеке, чем в межнациональной корпорации.Но, с другой стороны, у нас не принято сильно отделяться от коллектива, а разговоры «за жизнь» все-таки сближают: нельзя стать «своим», пока не расскажешь что-то более или менее личное. «Мне кажется, что ты не можешь стать своим, пока не пожалуешься, — уточняет Анна Варга, заведующая кафедрой Института практической психологии и психоанализа, председатель правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов. — У нас надо делиться горестями: тем самым вы признаете, что испытываете сложности, что не ставите себя выше других. Никто за содержанием ваших бесед особо даже и не следит, важен сам факт. Если сравнить человека с собакой, жалуясь, вы как будто животик показываете, — и сообщаете тем самым, что вы не опасны, не агрессивны, людям доверяете».

Новая искренность

Надо признать: нашими отношениями с людьми редко когда управляет «чистый разум». Нет, мы живем эмоциями, которые, ко всему прочему, постоянно льются через край. И даже сознавая это, мы не всегда можем их сдержать — хотя есть моменты, когда «слив эмоций» чреват губительными последствиями. К примеру, когда мы общаемся с собственными детьми.

Сейчас принято считать, что с детьми надо разговаривать, как со взрослыми: ось «ребенок—взрослый» из жесткой и стальной превратилась в крайне гибкую — родители и дети даже порой меняются местами. Некоторые мои знакомые специально обсуждают какие-то проблемы со своими даже маленькими детьми, надеясь на то, что незамутненное сознание ребенка выдаст полезный и оригинальный совет.

На самом деле тут есть две стороны. Конечно, не надо скрывать от ребенка свои переживания по поводу чего бы то ни было — в конце концов, вы же не робот, и ребенку полезно об этом знать. Но не нужно все секреты взрослой жизни сообщать детям — потому что дети суть секретов понимают с трудом, а ловят только эмоции. Анна Варга приводит простой пример: мама ссорится с папой, она расстроена, плачет. Подходит дочка: «Мама, почему ты плачешь?» Та поверяет свои переживания — делится: «Папа меня обидел». Девочка сочувствует, пытается утешить, маме, конечно, приятно. Но при этом у самой девочки зарождается тяжелый внутренний конфликт: она-то любит и маму, и папу! Что ей делать с негативной информацией, как с ней справиться? В итоге папа с мамой давно помирились, а ребенок все не может прийти в себя. Бывают и более тяжелые случаи, когда формируется коалиция «мама—ребенок»: мама и сын (или чаще дочка) секретничают, хихикают, а папу при этом отодвигают в сторону. Потом женщина еще и начинает упрекать мужа, что он не занимается ребенком, что он плохой отец. А как он может заниматься ребенком, если к тому элементарно не подступиться — все пространство заполнено материнской любовью.

Секретный агент в школе и дома

Как относиться к детским тайнам? Психологи считают их очень важным этапом в процессе становления личности, а Зигмунд Фрейд говорил, что наша первая в жизни ложь и становится первым секретом. Секрет — признак того, что маленький человек начинает отделять себя от родителей, освобождается от ощущения, что родители вездесущи и полностью контролируют его. Ребенок осознает, что, утаивая, он может защитить себя, свой мир от вторжения взрослых. А взрослым необходимо всегда помнить: у ребенка должна быть собственность, и у него должны быть секреты.

Конечно, сломанную и спрятанную игрушку в силах простить и забыть любая мать — такой детский секрет не лишит ее сна. Но когда ребенок подрастает, его тайны тревожат все больше. Часто именно это беспокойство толкает родителей на розыскные меры — прямое посягательство на частную жизнь ребенка. Некоторые не могут сдержаться и изучают личный дневник сына или дочери, тем самым только ухудшая положение и даже делая его невыносимым: полностью владея информацией о жизни ребенка, они не могут ее с ним обсудить... «Надо смириться с фактом, что отношения с кем-то другим подразумевают и некую закрытую от вас территорию. Уважение ее границ и есть уважение психической жизни другого, пусть и очень близкого вам человека», — говорит французский психолог. Что же делать в случае, когда от родителей скрывается нечто действительно страшное: например, употребление наркотиков? Быть начеку. «Подросток, как правило, оставляет массу косвенных улик, так что секретом это может уже считаться с большой натяжкой. Роль родителей в данном случае — вовремя распознать тревожные симптомы, чтобы понять, как себя вести в дальнейшем», — объясняет Анна Варга.

Одно целое

Рот на замок

Коллег обсудили, родственников обсудили, детей тоже. Осталось самое главное — мужчина. Муж. Вот уж от кого всегда найдется что скрыть... А нельзя! Нет, конечно, какие-то пустяки вы вполне можете утаить, но вещи существенные, касающиеся вашей внутренней жизни, тревожащие вас, утаивать нельзя. «Муж и жена — самые близкие люди, — уверена психолог Анна Варга. — Они должны быть ближе детей, ближе родителей — очень важно, чтобы было именно так. Именно на них держится вся семья. Между этими людьми — главными людьми — больших секретов быть не должно». К браку надо относиться ответственно: не волновать любимого человека из-за ерунды, но и не подкладывать бомбу замедленного действия, утаивая действительно важные происшествия.

Запомните: если есть что-то беспокоящее вас, этим надо обязательно поделиться с мужем. А если вам не хочется этого делать, стоит поразмыслить наедине с собой: действительно ли муж — тот человек, с которым вы готовы быть и в горе, и в радости... Случается, что женщины занимают, не всегда даже скрывая это, такую позицию: «Мужья приходят и уходят, а дети — это навсегда». «Да, бывает такое, — соглашается психолог. — А потом дети выходят замуж или женятся и, в свою очередь, низко ценят свой брак, не строят по-настоящему близких отношений с супругом. Предпочитать, пускай даже неосознанно, детей мужу — безответственная и недальновидная позиция».

ПОГОВОРИ СО МНОЮ, ТЕЛЕВИЗОР!

Телевизор вообще стало страшно включать — из него постоянно льется поток откровений жителей больших и малых городов. При этом создатели таких передач утверждают, что оказывают населению терапевтические услуги. Потенциальных участников призывают выплеснуть все, что накипело, и освободиться от тягостных секретов. «Конечно, такой подход провоцирует людей на откровенность — причем бессмысленную откровенность. Непонятно, что она дает, — недоумевает Анна Варга. — Больше всего на это подсаживаются люди с истерическим запалом — они получают массу переживаний от самого факта публичного «покаяния». И удовлетворяют свою потребность быть в центре событий, но это, к сожалению, дает кратковременный эффект. Приходится все время что-то новенькое публике подкидывать, она же ненасытная. Сегодня рассказал, как обманул жену, а в следующий раз надо рассказать, как переехал старушку на пешеходном переходе... Что делать, закон жанра!» А Пьер Леви-Сусан считает телешоу не просто бессмыслицей, но вредным и опасным явлением: «Сказанное публично может отравляюще воздействовать на людей, так что каждому из них будет трудно, а иногда и невозможно справиться с тяжелыми последствиями».

«Что создает общность в отношениях? — продолжает Варга. — Общая территория, количество усвоенной вместе информации и количество одновременно переживаемых сильных чувств. Скажем, совместный просмотр фильма сближает, но еще больше сближают скандалы: потому что люди одновременно сердятся, волнуются, обижаются, в общем, одновременно испытывают сильные чувства».

И еще: тайны надо раскрывать с умом. «Прежде чем поделиться секретом, подумайте, зачем вы так поступаете, — советует Анна Варга. — Если вы просто ищете сочувствия — это разовые акции, их не стоит повторять». Скажем, вы сообщаете мужу, что вас в детстве обижал старший брат, любимое мороженое отнимал. Муж вас пожалел и мороженое купил. И что, в следующий раз, когда вам захочется сочувствия, вы снова будете эксплуатировать этот сюжет? Получается как в анекдоте, когда бабушка каждый раз на исповеди рассказывает, как она согрешила в молодости, и каждый раз, получает отпущение грехов. Священник не выдерживает и говорит: «Я же вам уже сто раз отпустил этот грех, зачем вы опять про него рассказываете?!», а старушка отвечает: «Зато лишний раз вспомнить-то как приятно!» Если вы раскрываете душу ради подобного ощущения, запретить вам вести себя подобным образом, конечно, нельзя. Но тогда это называется не «делиться секретом», а, скажем так, «ездить по ушам». Почувствуйте разницу.

В общем, ясно одно: в нашей жизни должно оставаться место для тайн — детских, семейных, женских. Прислушайтесь к своему внутреннему голосу: скорее всего, вы сами поймете, что позволительно доверить другому, а что — нет, что необходимо рассказать, а что лучше утаить. «Можно лишь представить тот риск, которому мы себя подвергаем всякий раз, когда делимся с другими самым сокровенным, — ведь сказанное больше нам не принадлежит. Раскрывая свой секрет другому, мы всегда рискуем, что наше признание обернется против нас», — уверен Пьер Леви-Сусан. Достаточно вспомнить Монику Левински, которая была не в силах сдержать счастья и доверила свою сердечную тайну подруге. Что было дальше, мы все помним... Спрячем что-нибудь глубоко внутри: пусть будет о чем поразмыслить самой в часы досуга. В конце концов, всегда приятно поговорить с умным человеком.