Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/личный архив Валерии

Я доверяю детям. Меня этому научила мама. Даже в подростковом возрасте, когда у сверстников не складывались отношения с родителями, у нас с мамой конфликтов не возникало. Она меня понимала. Подружкам запрещали в 14 лет ходить на танцы, а меня мама отпускала. Настолько считала меня благонадежной, что говорила отцу: «Хочет потанцевать – ну пусть идет». Сейчас, даже отказывая в чем-то детям, стараюсь поставить себя на их место, ничего строго не диктую.

Когда детям доверяешь, для них страшным наказанием становится это доверие предать. И сыновья, и дочь знают: доверие не равно свободе. Если мальчи­ки идут к кому-то в гости, уезжают на дачу в компании, они знают наши правила. Будь добр проследить, чтобы телефон был включен, сообщи точный адрес и имя взрослого, кто находится рядом.

Перечитав много книг по воспитанию, поняла одно: воспитывать детей нужно только собственным примером. У нас в семье никто не пьет, не курит – мы с Йосей похожи в этом плане. Даже в институтские годы я не выкурила ни одной сигаретки, сейчас могу выпить вина чуть-чуть, но это мне неинтересно. Друзья привыкли – я сажусь с компанией, наливаю воду в бокал, и никто не реагирует, все знают, что я не пью. Было время, когда одна наша артистка, имя ее называть не буду, слишком она известна, сказала: «Слушай, ты вообще не пьешь, не куришь, матом не ругаешься, мужчин как перчатки не меняешь. Не получится из тебя певицы». «Ну это мы еще посмотрим», – думала я. Но, оказывается, не помешало мне это.

Так вот, у детей такое же отношение к алкоголю. Арсений признался: «Я дал себе слово – никогда в жизни не буду этими глупостями заниматься: пить и курить». Тема учится в Швейцарии, где подросткам с 16 лет официально разрешается пить пиво. Там родители за ужином открывают вино, наливают и ребенку. Но алкашей в Швейцарии, как понимаете, нет. Когда нет табу, алкоголь не становится запретным плодом. Тема, когда ему уже исполнилось 18 лет, вдруг заказал при мне бутылочку пива. Я посмотрела на него квадратными глазами, а он: «Ты чего расстроилась? Мам, скажу раз и навсегда: у меня проблем с алкоголем нет. Просто жара, хочу утолить жажду». Теме и в голову не пришло пойти втихушку выпить бутылку за углом. А уж о наркотиках и речи быть не может. Тема – мальчик с головой, да и мы его никогда не баловали, чтобы не было лишних соблазнов.

Тема учится в университете в Швейцарии. И среди сверстников был скромнее всех. Там некоторым ученикам родители выдают безлимитные кредитные карточки. Мы же всегда давали Теме на карманные расходы ровно столько, сколько говорили в школе. И вот он встречается с теми детьми, которые с ног до головы пестрят надписями Dolce & Gabbana и Gucci, сам одет скромно, на него смотрят и спрашивают: «У тебя, что, мама жлобиха?» Но Тема им: «А вы сами-то что собой представляете? Вы заработали эти деньги?» И так он себя поставил, что его зауважали. Тема был в числе лидеров класса вне зависимости от того, носил он брендовую одежду или нет. Я горжусь, что он смог этот момент преодолеть, и мы не пошли у него на поводу. Да он и не требовал ничего. Тема знает цену деньгам. По мере возможности подрабатывает. В Швейцарии найти работу иностранцу тяжело, каждый год ужесточают правила, но Тема нашел. Недавно на свои деньги поехал отдыхать в Грецию. Приятно.

Я из творческой семьи. Папа был дирижером оркестра, директором музыкальной школы, мама до сих пор преподает. Понятно, что мои дети обладают музыкальными способностями. Но я ни на кого из них не возлагала миссии обязательно идти по моим стопам. Я понимала, что Анютка – девочка музыкальная, но пианисткой не будет. Вообще, фортепиано – мужское дело. Да и по тому, как она занималась, было понятно: не ее это. Решили перевести Аню на отделение музыкального театра на вокал. Ей было тогда 11 лет. Потом отправили в школу в Швейцарию, но остались недовольны преподавателями и через год забрали. В музыкалку она уже не вернулась. Но когда пошла в 11-й класс, сама попросила: «Можно я буду брать уроки фортепиано?» Я обомлела. Это было ее решение, значит, она поняла, что ей это пригодится. И на самом деле умение читать ноты, петь пригодилось ей в Театральном институте им. Щукина. В прошлом году Аня дебютировала в качестве телеведущей в программе «Наш выход!» на канале «Россия 1», в этом – снимается в кино. Фильмы пока еще не вышли на экран, но съемок у нее так много, что она даже в отпуск с нами не смогла поехать.

Чувство вины

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/личный архив Валерии

Тема в детстве учился играть на фортепиано и кларнете, в 9 лет его взяли солистом духового оркестра. У него изумительный слух, он прекрасно поет. Но музыкальную школу он бросил после какого-то неудачного выступления. В обычной тоже усидчивостью не отличался, потом вообще уроки пропускать стал. Я поняла: Тема не учится. Не только музыке, но и в школе. Поэтому-то и решила отправить его в Швейцарию. Там дисциплина строжайшая и мотивация другая. И не пожалела. Первое время он в новой школе даже музыкой занимался, но потом сказал: «Преподаватели слабые, это напрасная трата времени и сил». Я не спорила. Но хотя Тема учится в университете на двух факультетах – бизнеса и компьютерного программирования, творческое начало в нем все равно прорывается. Недавно узнала: Тема пишет электронную музыку, он ставил мне свои композиции.

И только Сеня музыкой занимается профессионально. Хотя его я отдала в музыкальную школу за компанию с Аней. Пришла ее записывать, меня спрашивают: «Почему мальчика не отдаете?» «Ему только 4 годика», – отвечаю. «Мы и в 4 принимаем». Сразу стало понятно, что Арсений – более чем способный мальчик. Лет в 9–10 я ему показала несколько пассажей из «Революционного этюда» Шопена, и он – раз, быстро схватил, пальчики забегали по клавишам... И начал, как в цирке, всем это демонстрировать. Вокруг восхищались: «С ума сойти! Как мальчик играет!» Так Сеня заинтересовался серьезным концертным репертуаром. Стал подбираться к Рахманинову, конечно, на реальную игру это еще не было похоже. Но ему нравилось. Он играл везде, где стояли рояли, даже в музыкальных магазинах. И приводил в изумление публику. Сене нравился производимый эффект. Три года назад он попал к великому преподавателю Валерию Владимировичу Пясецкому, в прошлом году состоялся первый Сенин сольный концерт в Доме музыки. Концерт записан, отснят и уже вышел на DVD и CD, скоро появится в iTunes и в интернет-магазинах. Подписан и крупный международный контракт, альбом будет продаваться в 55 странах мира. И это в 15 лет! Сеня недавно сдал экзамены в Московский государственный колледж музыкального исполнительства им. Ф. Шопена. Потом в консерваторию пойдет.

Младшая дочка Йоси – Лиза, как и Тема, неохотно училась в школе. И я считаю отчасти своей заслугой то, что настояла на том, чтобы отправить и ее в Швейцарию. Девочке нужна была дисциплина. Лиза плакала, не хотела ехать. Я уговаривала ее вместе со своими детьми. Вот уже третий год Лиза там учится. Такая молодец! Подумывает стать журналистом. Этим летом ее взяли на практику в столичный журнал, параллельно она пробует себя в роли продюсера – организует гастроли фортепианного шоу Bel Suono в Женеве.

У меня, как и у всех работающих мам, есть чувство вины перед детьми. Конечно, я стараюсь подстраивать график под их планы. Каникулы и дни рождения – свя­тые даты. Но если мероприятие в школе проходит неожиданно, а у меня концерт, естественно, я его не отменю. Моя мама тоже работала с утра до ночи. И нормально. В противном случае нужно стать домохозяйкой. Но когда мама занимается лишь хозяйством, дети по-другому к ней относятся. К работающим, активным мамам больше уважения. Мои видят, как я работаю, и все трое настроены трудиться. Я не понаслышке знаю, как дети иных состоявшихся родителей требуют, чтобы им все на блюдечке принесли. Мои же хотят всего добиться сами.

Знакомство с детьми мужа

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/личный архив Валерии

Когда Йося познакомил меня со своими детьми (их у него тоже трое), какое-то время они не могли ко мне привыкнуть. Я для них была человеком из телевизора. И вызывала любопытство. А потом вдруг они стали мне как свои. Мои дети их считают братьями и сестрами, Лиза и Даная порой со мной делятся новостями охотнее, чем с папой. По-женски. И я всегда даю советы, даже если меня не спрашивают. Вот только встречаемся мы нечасто. График жизни такой.

Когда Анютка училась на втором курсе института, мы в квартире затеяли ремонт. И съехали в съемную. Воспользовавшись ситуацией, Аня попросила снять ей квартиру, она давно хотела пожить одна. Мы пошли навстречу. Аня жила одна, ни на что не жаловалась. А потом как-то рассказывает, что ей не хватало денег даже на еду, она брала взаймы по 300 рублей у друзей, покупала помидорку и бутылку кефира. Я чуть со стула не упала: «Ты с ума сошла? Почему не сказала? Неужели я такая мать-ехидна?» А она: «Мне стыдно было, мама, я ведь уже взрослая». Вот такая она скромная, нетребовательная. И на нарядах Аня никогда не зацикливалась. Дорогие вещи, которые ей дарят, умело смешивает с демократичными. И в дешевом магазине всегда найдет что-то стильное. Я когда ее вижу, удивляюсь, где она такие платья красивые находит, а Аня шутит: «Ой, мама, ты бы знала еще, сколько оно стоит».

В детстве Аня была пухлячком. Из-за проблем со здоровьем ее лечили гормонами, и произошел сбой в метаболизме. Она на диетах сидела, занималась спортом, но результата не было. Звучит странно, но я рада, что дочь не росла девицей 90–60–90. В итоге у нее сформировалось другое отношение к жизни. Я ей говорила: «Ань, ты ни на кого не похожа. Нужно ценить то, что тебе дала природа, и уметь правильно использовать». Смотрю на молодых актрис: все стройненькие, хорошенькие, но я одной от другой не отличу. Другое дело Наталья Гундарева. Конечно, понимаю, одно дело – говорить, а видеть себя хочется как-то иначе. Я поддерживала Аню, но свой способ справиться с ситуацией дочь нашла сама. Она приняла себя такой, как есть, и пошел процесс. Сейчас занимается на тренажере Power Plate, который я ей когда-то советовала. Мне и многим другим очень нравится, как она теперь выглядит!

Как мне кажется, сейчас дети мир знают лучше взрослых. Вот Сеня в 15 лет уже побывал во многих странах, благодаря Интернету хорошо знает устройство Вселенной. Поколение «Википедии» – так называют современных подростков. Но меня это не пугает, потому что мои дети, несмотря на это, не поверхностные люди, и их волнуют вечные вопросы бытия. Значит, все у них будет хорошо.

Что пишут о Валерии ее сыновья и дочери

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/Личный архив Валерии

Анна Шульгина, 21 год:

Я помню, как мама помогала мне решать математические задачи, когда сама сидела в гримерке перед концертом, да еще и на другом конце России. Тогда мне казалось, что я совсем ее не отвлекаю, но сейчас не могу представить, чтобы мне позвонил ребенок перед моим выходом на сцену и попросил решить уравнения, да еще сказал, что сам формул не помнит. И ведь надо не сорваться, не дать звонящему понять, что он не вовремя!

Вот это терпение! Вот это любовь!

В моих глазах мама – это:

1) скорая помощь, которая выручает со всем, начиная от реальных болячек и заканчивая любовными ранами;

2) надежный адвокат – защищает всегда независимо от того, прав ты или нет;

3) пожарная служба – умеет потушить в тебе бурю эмоций, особенно если ты к ним чрезвычайно склонен;

4) полиция – регулирует твою жизнь только тогда, когда ты нарушил правила.

Мама – это все!

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/личный архив Валерии

Артемий Шульгин, 19 лет:

Для мамы наше здоровье и образование всегда были на первом месте. Благодаря ей я 11 лет учусь в Швейцарии в школе. У меня на карточке сумма 300 евро в месяц, а у некоторых одноклассников безлимитные карточки. Зато я научился распределять деньги и зарабатывать сам. У меня в жизни есть все, о чем я мечтал, пусть появилось все не сразу. За просто так мама крупные покупки детям не приветствует. Из-за этого они с Йосей спорят. Он любит нас баловать, сразу после нашего знакомства купил мне ноутбук, а четырехлетнему Сеньке – PlayStation. Мама – противница этого. Хорошие подарки – телефон, компьютер, машину – дарит только на дни рождения или за какие-то заслуги. А единственное, в чем она мне отказала, была покупка мопеда: для нее главное – наша безопасность. Наверное, сложно контролировать ребенка на расстоянии несколько тысяч километров, но маме отчасти это удается. Каждый день мы с ней переписываемся в айфоне, а раз в три дня созваниваемся. Еще благодаря маме я полюбил путешествия. Раньше ненавидел таскаться по музеям, а сейчас делаю это с удовольствием.

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/личный архив Валерии

Арсений Шульгин, 15 лет:

Мама – это такой человек, который умеет вдохновлять. Она никогда меня не заставляла заниматься музыкой, просто брала меня с собой на концерты в консерваторию, на Дениса Мацуева, Николая Луганского. Вечерами мне играла на фортепиано великолепные вещи, которые я в силу возраста просто не знал. Этот подход дал свои плоды. Мама никогда насильно не принуждала чем-то заниматься. Мне кажется, когда заставляют, единственное, что появляется в ответ, – отторжение. А она вдохновляла. И сейчас после каждого моего выступления она высказывает свое мнение, которое мне очень важно. Мама все-таки профессионал!

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/личный архив Валерии

Елизавета Пригожина, дочь Иосифа, 15 лет:

Лера – замечательный человек. Я восхищаюсь ее силой воли. Где бы она ни была, утро начинает с тренировки. В декабре прошлого года я прилетала на пять дней к папе с Лерой в гости, ночевала в Теминой комнате, а она рядом с той, где Лера каждое утро занимается. Посмотрела на нее и, вернувшись в Женеву, пошла и купила абонемент в фитнес-клуб, хотя до этого всю жизнь считала, что я и спорт несовместимы. А сейчас хожу на фитнес два раза в неделю. Лера, когда узнала, сказала только: «Молодец». Она никогда не настаивает на том, чтобы все делали как она. А именно такой пример и заразителен.

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей
Фото
Сергей Новожилов/личный архив Валерии

Даная Пригожина, дочь Иосифа, 17 лет:

Чем меня всегда удивляет Валерия, так это умением держать себя в форме. Ведь это так непросто – совершенно не меняться с годами, ни грамма не прибавлять в весе. Мы, к сожалению, редко видимся, но когда я бываю у них в гостях, обращаю внимание, что в холодильнике не найдешь ничего вредного, суперкалорийного. И к чаю никогда не подают сладкого, чтобы лишний раз не искушать себя. Для этого нужна большая выдержка.