насилие в семье
насилие в семье

Спорт против врачебной этики

С Дмитрием В. – тридцатидвухлетним врачом-кардиологом, – мы сидим в прокуренном спортбаре. Несмотря на то что музыка здесь лупит по перепонкам, а официанты, принимая заказ, кричат, как футбольные фанаты на стадионе, мой собеседник говорит так тихо, что постоянно приходится переспрашивать. «Удар был несильным, но болезненным. Последнее, что помню, – занесенную надо мной руку с тяжелой медной фоторамкой», – приоткрыв ворот рубашки, Дмитрий показывает мне два небольших рубца на шее и достает из пачки шестую за последние полчаса сигарету. Внешне он напоминает героев чеховских пьес – старомодный, трогательный интеллигент с близорукими глазами и нервными жестами.

Осторожно, вам могут отомстить!

Понятие «домашнее насилие» не применяется ни в действующем законодательстве, ни правоохранительными органами и органами власти. Есть, правда, статья 117 УК РФ, которая называется «Истязание». Звучит она весьма мудрено: «Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями в отношении несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного». Наказание – лишение свободы на срок от трех до семи лет, причем никакой разницы в наказании в зависимости от пола истязателя нет. По данным ГУВД, в среднем в год от москвичей поступает до 12 тыс. заявлений от потерпевших насилие дома, что составляет примерно 60 звонков в день на телефоны службы «02». Около 5% заявителей – мужчины, страдающие от рукоприкладства собственных жен. Но на самом деле, как утверждают эксперты, «тихих жертв» – мужчин, которых регулярно истязают жены, но они боятся кому-либо об этом сообщить, – гораздо больше. А зря. Тем более что кризисных центров и телефонов доверия существует достаточно – в Москве их более десятка, а в целом по России – около 50. Там готовы помочь не только женщинам и детям, но и представителям сильного пола. Список таких организаций есть на сайте www.laspodmoga.ru. Еще можно обратиться в Ассоциацию кризисных центров «Остановим насилие», тел. (495) 250-9171.

Три года назад он познакомился с Наташей – бывшей гимнасткой, а теперь инструктором по фитнесу в известном клубе. Через полгода они поженились. «Вообще-то я сразу понял, что у моей жены характер сложный, я бы даже сказал, мужской. Властная, упрямая и очень вспыльчивая», – рассказывает Дмитрий. По его словам, Наташа действительно доминировала во всем – от вопроса выбора ресторана до секса. «Накануне свадьбы мы поссорились, и тогда она впервые меня ударила», – продолжает Дмитрий. Спор возник из-за количества приглашенных на торжество. Наташа горячилась, говорила на повышенных тонах, Дима тоже перешел на крик. Тогда девушка ударила будущего супруга кулаком в лицо. «Я растерялся: ну ладно бы еще пощечина – это по-женски. Но чтоб кулаком! Я просто в ступор впал, настолько было неожиданно», – разводит руками Дмитрий. Правда, уточняет он, Наташа потом сразу бросилась ему на шею, стала плакать и просить прощения. Говорила, что нервы у нее на пределе, что свадьба для нее – очень важное событие и что подобное больше не повторится. Дмитрий поверил и простил. Но последствия инцидента остались запечатленными на свадебных фотографиях, которые Дима мне сейчас показывает: на правой щеке жениха тщательно припудренный, но все же заметный синяк.

Медовый месяц тоже прошел бурно: три драки. Как утверждает Дмитрий, Наталья, чуть что, на него набрасывалась. Царапалась, кусалась, щипалась и швырялась всем, что попадалось под руку. «Конечно, мне ничего не стоило дать ей сдачи. Но я просто не мог поднять руку на женщину. К тому же после каждого скандала Наташа рыдала и умоляла простить ее», – оправдывается он. После возвращения супруги зажили относительно спокойной жизнью. Так, по крайней мере, казалось родным и друзьям. О том, что происходит в семье за закрытыми дверями, Дмитрий никому не рассказывал – мешала мужская гордость и страх за репутацию жены: «Мне было небезразлично, что подумают о Наташе знакомые и друзья, ведь я по-настоящему ее любил». Коллеги Дмитрия, видя его расцарапанную шею и руки, многозначительно ухмылялись. «Я их не разубеждал, пусть лучше думают, что у нас с женой дикий секс». Однако легенда рухнула после того, как Наташа прилюдно отправила супруга в нокаут. Это произошло на новогодней корпоративной вечеринке. «Я уже не помню, – говорит Дмитрий, – из-за чего мы поссорились, но когда, не выдержав, я сказал Наташе, что, если она не прекратит орать, я ее свяжу и заклею рот пластырем, она набросилась на меня и стала бить».

После этого случая «мальчик для битья» решил развестись. Наташа попросила дать ей шанс. Дмитрий снова пошел навстречу, надеясь, что со временем сможет отучить Наташу от – как он выражается – «дурных привычек». Следующие полгода супруги практически не ссорились. На домашней аптечке с бинтами, йодом и цинковыми примочками от синяков впервые за два года их совместной жизни вырос слой пыли. Но, как выяснилось, затишье было временным. Повод для очередной ссоры был крайне драматичный – мусорное ведро, которое Дмитрий забыл вынести перед уходом на работу. Именно тогда в дело пошла медная фоторамка, из-за которой Дмитрий попал в травматологическое отделение с диагнозом «перелом ключицы». «В рамке был Наташин свадебный снимок», – грустно улыбается он, протягивая фотографию, на котором хрупкая, изящная девушка в белом платье отпускает в небо связку воздушных шариков… Выписавшись из больницы, он сразу подал на развод.

Автосалон "Независимость"

У Алексея М. есть свое объяснение, почему он несколько лет ходил с синяками и кровоподтеками: «У меня не было другого выхода». Сейчас Алексею – 27, он хозяин небольшой фирмы, которая занимается грузовыми перевозками по России. Семь лет назад приехал в Москву из Североморска, без связей и денег. Устроился в автосервис, а по ночам подрабатывал сторожем, чтобы не снимать квартиру. В автосервисе познакомился с Галиной: «Красивая, взрослая (она меня на десять лет старше), на шикарной машине. Сама первая подошла ко мне и пригласила в ночной клуб. Так все и закрутилось». Через год Алексей и Галина расписались. Алексей переехал в квартиру жены, которая настояла, чтобы супруг бросил работу в автомастерской. Галина была экономистом в крупной консалтинговой компании. «Она зарабатывала деньги, а я должен был выполнять роль домохозяйки, – рассказывает Алексей. – Меня это бесило. Но делать было нечего». В свободное время «домохозяин» Алексей пытался подрабатывать – тайком от жены занимался частным извозом на ее машине. Когда Галина узнала об этом, начался скандал. «Она отвесила мне оплеуху, – рассказывает он. – Я в долгу не остался. Но не рассчитал силы и поставил ей огромный фингал под глазом». На следующий день Галина собрала вещи мужа и выставила их на лестничную площадку. Тот уходить отказался: «Она сказала, что разводится. А куда мне идти? Ни денег, ни жилья, ни работы. В общем, пришлось на коленях прощение вымаливать». Галина простила, но выдвинула ультиматум: если он ее хоть пальцем тронет, она выгонит его на улицу. Алексей принял ее условия. Но быстро об этом пожалел: любая мелочь выводила его жену из себя, и подзатыльники и пощечины стали для нее нормой. «Я сжимал челюсти и терпел, – вспоминает он. – Когда Галя совсем расходилась, запирался в ванной». Но жена вызвала слесаря, и тот снял замки во всех помещениях квартиры. Когда однажды муж попал в пробку (заниматься извозом он не прекратил) и приехал домой вместо семи часов вечера в девять, в дверях его встретила… летящая на космической скорости соковыжымалка. Он попытался увернуться и ударился головой о дверной косяк. Диагноз: «сотрясение мозга». Впрочем, как утверждает Алексей, физические травмы были не самым страшным испытанием. «Она постоянно унижала меня, говорила, что я тряпка, неудачник, не мужик, раз сижу у нее на шее. И если сначала во мне закипала злоба, то со временем я стал сомневаться: а вдруг она права? Я ведь действительно впал в какую-то патологическую зависимость от жены и уже не доверял себе».

Ваша карта бита

Через три года ему удалось скопить сумму, достаточную для того, чтобы начать жить самостоятельно. Галина узнала, что муж уходит. Когда от крика она перешла к побоям, Алексей впервые взял и позвонил в милицию. «Было, конечно, очень стыдно произносить: «Приезжайте скорее, меня жена бьет», – вспоминает он. – Но я чувствовал, что, если, как Мюнхгаузен, за волосы сам себя не вытащу из этой ситуации, утону в болоте навсегда.»

Сейчас Алексей живет один. Он с головой ушел в работу. На вопрос, не собирается ли он жениться во второй раз, он усмехается: «Нет, спасибо. Теперь все женщины играют по моим правилам. А если что не так, я быстро поставлю на место». Заметив мое замешательство, Алексей добавляет: «Да нет, бить не буду. Просто развернусь и уйду».

«Она устала мне объяснять»

С супругами Ритой и Максимом я договариваюсь встретиться в редакции одной московской газеты, где Максим работает корреспондентом и где живописные синяки и царапины на его лице и руках давно уже стали предметом дежурных шуток. Максим – двухметрового роста блондин с нежной, почти прозрачной кожей и доверчивыми светло-серыми глазами. В ответ на юмор он только рассеянно улыбается. Он угощает меня кофе в своем кабинете и, перехватив мой взгляд (я разглядываю шрам в форме буквы «Г» на его подбородке), как-то виновато говорит: «Это я в детстве с качелей упал. А вы что подумали, что это Риточка, да?» Я качаю головой, хотя, честно говоря, мне кажется, что это действительно Риточка. Шрам ярко-розовый, а не бледный, и следовательно, мало походит на след тридцатилетней давности. Спросить «так бьет вас жена или нет?» мне неудобно, но Максим без всяких вопросов сам начинает рассказывать: «Мы с Ритой с первого класса за одной партой сидели. После школы поступили в разные институты, пять лет вообще не виделись. А потом случайно на улице встретились, и у нас начался роман». Жена Алексея любит выяснять отношения с помощью кулаков, ремня, сковородок и всего остального, что подворачивалось под руку. Как ни странно, Максима такие женские «шалости» мало смущают. «Жизнь сейчас сумасшедшая, – на голубом глазу уверяет он. – А у женщин психика более возбудимая, неуравновешенная…» К тому же, по его мнению, у них с женой слишком разные темпераменты: «Я – чистой воды флегматик, а Рита – холерик. Она информацию схватывает на лету, а мне надо намного больше времени. Риту это выводит из себя. Она объясняет мне что-то тридцать раз, а потом у нее сдают нервы и она просто не может контролировать свои действия». Меня не покидает ощущение некоторой фантасмагоричности происходящего: здоровенный детина сидит передо мной и подводит научную базу для обоснования того, почему его жена не может жить без того, чтобы не стукнуть его или пнуть. При этом Максим уверяет, что он и его жена… вполне счастливы.

В кабинет входит Рита – хорошенькая, среднего роста, стройная, с темными, подстриженными в каре волосами. Она холодно здоровается со мной, подчеркнуто-демонстративно целует мужа в щеку и принимается просматривать на его столе бумаги. Лицо последнего в этот момент напоминает мальчика с картины Решетникова «Опять двойка». Ледяным тоном Рита интересуется, закончили ли мы уже интервью, потому что ей срочно нужен муж. «Рита, как вы считаете, – спрашиваю я, – допустимы ли в вопросе воспитания детей физические наказания?» «У нас нет детей», – отрезает она, бросив в мою сторону такой злобный взгляд, что я машинально втягиваю шею в плечи. Максим моргает ресницами и мямлит что-то нечленораздельное. «Я не педагог-психолог, чтобы знать, что допустимо в воспитании, а что нет», – добавляет с легким раздражением Рита. Попрощавшись с этой колоритной парой и закрыв за собой дверь, я на несколько мгновений задерживаюсь в коридоре. Мне почему-то кажется, что эта женщина накинется на несчастного мужа, как голодный тигр на ягненка. Но в кабинете тишина: ни крика, ни звука пощечин. «А может, она ему в рот кляп вставила и бьет его тихо», – думаю я и, представив подобную картину, смеюсь над комичностью ситуации. И тут же спохватываюсь – многим она может показаться не такой уж смешной.

Наших бьют!

Ваша карта бита

В РОССИИ По данным исследования Института социологии РАН, 93% женщин, хоть раз нападавших с кулаками на супруга, сами были жертвами его избиений. В среднем женщины в результате жарких скандалов получают серьезные травмы в четыре раза чаще мужчин. Мужчинам в Москве и Подмосковье достается больше, чем в регионах: битых жен в Москве и области на 21% меньше, чем в среднем по России, а битых мужей на 5% больше, причем в милицию и кризисные центры они почти не обращаются.

В РУМЫНИИ По результатам недавнего опроса в этой стране, каждого пятого мужчину там регулярно бьет жена. Особенно достается тем, кому за 45.

В СОЕДИНЕННОМ КОРОЛЕВСТВЕ Опрос «Би-Би-Си» показал, что один из пяти (18%) британских мужчин был жертвой домашнего насилия со стороны жены или возлюбленной. Примечательно, что от мужчин там пострадали только 13% женщин. Неудивительно, что в Великобритании особой популярностью пользуются «клубы бывших мужей», который действуют по принципу общества анонимных алкоголиков. Мужчины, пострадавшие от физического или морального насилия, собираются вместе примерно раз в неделю, садятся в кружок и честно-откровенно обсуждают свои проблемы, ищут пути выхода и пытаются восстановить утраченное самоуважение.

В ГОНКОНГЕ Подобные «мужские клубы» есть и в Гонконге, где за последние четыре года количество случаев избиения мужей женами возросло в несколько раз. Хотя гонконгское правительство утверждает: на самом деле мужей, терпящих побои от женщин, гораздо больше.

В ИНДИИ избиение мужа стало узаконенным. В соответствии с принятым распоряжением штата Андхра-Прадеш, каждый женатый мужчина, которого обнаружат за выпивкой или другим непотребным (по мнению жены) занятием, будет отчитан и получит пять ударов по лицу кожаными шлепанцами своей супруги. При этом экзекуцию жена может исполнить как публично, так и дома за закрытыми дверями.