почему изменяют
почему изменяют

Дарья, 38 лет, пресс-атташе

Замужем, дочке 9 лет. Последние восемь месяцев изменяет мужу

Мы с Олегом встретились на пресс-конференции в прошлом году. Последний раз мы виделись семь лет назад – тогда он встречался с моей сестрой. Мы проговорили весь вечер, я рассказала ему о своей семье, он – о том, что недавно женился. Обменялись телефонами. Вечером от Олега пришла sms-ка о том, как он был рад меня видеть. А на следующее утро он прислал мэйл, приглашая пообедать. Я была приятно удивлена и немного взволнована. Мы договорились встретиться в ресторане. Мужу Саше я об этом ничего не сказала. В ресторане мы с Олегом так заболтались, что я чуть не опоздала на встречу, которая была назначена у меня на вечер.Мы стали видеться с Олегом довольно часто, вместе ходили обедать, по вечерам выпивали в баре недалеко от его работы. Сначала наши отношения были вполне платоническими. Я была уверена, что все еще люблю мужа. Но постепенно стало ясно, что мы с Олегом не можем оставаться просто друзьями. Помню, как я обратила внимание на руки Олега: они показались мне необычайно красивыми. Мое сердце замирало каждый раз, когда он улыбался.

Нас влекло друг к другу нечто большее, чем просто соблазн сделать то, что нельзя. Олег был таким внимательным, ухаживал за мной так, как когда-то давно за мной ухаживал муж. Впервые за долгое время я почувствовала, что меня слушают и мною восхищаются. Знаю, муж любит меня, но мне кажется, что часто он меня не замечает.

Однажды после свидания мы прощались возле кафе. Шел сильный дождь. Олег снял куртку и накрыл ею мою голову. Потом привлек меня к себе. Я никогда не забуду выражение его глаз – нас влекло друг к другу как магнитом. Мы поцеловались. В этот момент я знала: Олег будет моим любовником. Через три недели он снял для нас номер в отеле. Когда Олег повернул ключ в замке номера, я на секунду оцепенела. В голове пронеслась мысль, что, возможно, мне не стоит так поступать. Но я сделала глубокий вдох и взяла Олега за руку. Едва за нами захлопнулась дверь, все мои сомнения рассеялись. Секс был потрясающий!

Потом, правда, меня почти сразу начали мучить угрызения совести. Но забыть об Олеге и убедить себя, что он ничего для меня не значит, я уже была не в состоянии. Это была не просто порнографическая связь – такое больше напоминает настоящую страсть. Я пыталась вспомнить, какие чувства испытывала к Саше, когда мы только начали встречаться. Но от этого мне становилось лишь тяжелее.

По работе я часто езжу в командировки, хожу на вечерние пресс-конференции, поэтому обманывать мужа мне не так уж сложно. Он не должен узнать о нашем романе, я не хочу терять его и  дочь. За эти восемь месяцев мы с Олегом виделись четырнадцать раз и занимались сексом шесть. Я, как влюбленная школьница, веду дневник, куда записываю все подробности нашего романа. Мы не пишем друг другу sms-ки и не созваниваемся по мобильным – слишком опасно. У нас есть секретные почтовые ящики, с которых мы несколько раз в день шлем друг другу любовные письма. Я всегда начеку, аккуратно заметаю следы – знать о нас не должен никто.Недавно я встретилась с Олегом накануне очередной командировки в Гер­манию. Мы выходили из отеля и стол­кнулись на улице с моей подругой Леной. Внутри меня все сжалось, но я взяла себя в руки и спокойно представила Олега как моего коллегу. Слава богу, Лена просто улыбнулась, видимо, ни о чем не догадавшись. Когда мы в следующий раз с ней увиделись, она ничего об этом не сказала.

Когда Олега нет рядом, я живу с по­стоянным чувством вины. Но я готова это терпеть – лишь бы иногда его видеть. Люблю ли я Олега? Я стараюсь не думать об этом. Даже если люблю, уже ничего не изменить. Муж ни о чем не догадывается – в последнее время он только и говорит о том, как ему хочется, чтобы у нас был еще один ребенок. И все же наши отношения изменились. Когда мы со Сашей занимаемся сексом, я мечтаю, чтобы на его месте был Олег. Знаю, это жестоко, но мужа не отвергаю. Сейчас я принимаю противозачаточные таблетки. Если перестану, то могу забеременеть от Олега. От одной мысли об этом я покрываюсь холодным потом – ведь тогда нашему роману придет конец. Боюсь говорить что-то Олегу, вдруг он подумает, что я жду от него какого-то решения, каких-то конкретных дейст­вий. Еще я боюсь, что тогда он меня бросит. А я слишком им дорожу.

Я знаю, сложно понять, как можно рисковать семьей ради любовника. Но я  ничего не могу с собой поделать – мои чувства слишком сильны. Иногда мне даже кажется, что у нас с Олегом вполне здоровые отношения: нам обоим в браке не хватает страсти, а наш роман это компенсирует. И при этом семьи целы.

Если Саша вдруг про нас узнает, на­ши с ним отношения уже никогда не станут прежними – впрочем, они уже не прежние. А правду он может узнать в любой момент. Не представляю, что я тогда буду делать. Надеюсь только, что мой роман с Олегом продлится как можно дольше.

Фото №1 - Почему мы изменяем?

Зачем ты это сделал?

Мира Киршенбаум (американский психотерапевт с 30-летним стажем, специализи­рующийся на семейных отношениях, автор бестселлера When Good People Have Affairs – «Когда хорошие люди изменяют») убеждена, что адюльтеры иногда очень полезны: «Роман на стороне может оказать терапевтическое воздействие, дать ответы на многие вопросы и вывести людей из состояния инерции – почти как прямой массаж остановившегося сердца». Правда, автор настаивает, что в адюльтере ни в коем случае нельзя признаваться. По ее данным, изменять склонны не менее 47% женатых мужчин и 35% женщин. Она сформулировала несколько причин, по которым люди изменяют:

  1. Они хотят разнообразить скучный брак.
  2. Не могут отказать себе в удовольствии заняться сексом с новым партнером, испытать острые ощущения.
  3. Подсознательно хотят таким образом покончить с надоевшими
  4. отношениями.
  5. Если уровень жизни улучшился (новая работа, повышение), некоторым важно «обновить» и партнера.
  6. Ради самоутверждения: для некоторых адюльтер – это психотерапия.
  7. Считают, что их потребности может удовлетворить только кто-то другой.
  8. Случайно оказываются не в то время не в том месте, изменяют по обстоятельствам.
  9. Хотят проверить, насколько крепок их брак.
  10. Стремятся наверстать упущенное в юности (это особенно актуально для тех, у кого в жизни было мало партнеров и небольшой опыт отношений).
  11. Хотят отомстить мужу/жене за обиду.
  12. Используют роман на стороне как шанс проявить свое «я», которое подавляется в семейной жизни.
  13. Видят в измене способ отвлечься от быта.
Фото №2 - Почему мы изменяем?

Татьяна, 37 лет, домохозяйка

Замужем, двое сыновей (4 и 7 лет), семья живет в Торонто. Два месяца назад узнала, что у мужа есть любовница

«Скучаю по тебе, X.». Я увидела эту sms-ку в папке «исходящие сообщения» в мобильном моего мужа Джеймса. Был понедельник, семь вечера. Я была на кухне, Джеймс купал наших маленьких сыновей Джейка и Исаака в ванной на втором этаже. Застыв в шоке на месте, я краем уха слышала, как они плещутся и смеются. Прочитала я это совершенно случайно. Джеймс оставил телефон на столе экраном вверх. Я никогда раньше не проверяла его мобильный и не читала почту: он не давал повода для ревности. Поэтому я просто стояла, уставившись на эту короткую строчку: я не могла осознать тот факт, что Джеймс может посылать любовные sms-ки кому-то еще. Мое сердце выпрыгивало из груди, я твердила себе: «Нет, нет, этого не может быть!» Сообщение предназначалось некой М.К. Я пролистала телефонную книжку: это был единственный незнакомый контакт среди череды привычных имен и телефонов. Мы с Джеймсом вместе почти 20 лет, я знаю его жизнь вдоль и поперек. О М.К. я никогда ничего не слышала. Почему муж записал в телефон не полное имя, а лишь инициалы? Тут меня словно обухом по голове ударило: это любовница Джеймса. Неужели теперь я его потеряю? Давно ли он мне изменяет?

Я поднялась наверх, позвала Джеймса, мы пошли в нашу спальню. Муж сразу увидел, что у меня в руках его телефон. Выражение лица у него было таким же, как у наших сыновей, когда они что-то натворили: виноватое, испуганное. Я поняла, что сейчас он будет выкручиваться.

«Кто она, Джеймс?» – спросила я.

Муж перешел в наступление: «Ты что, проверяешь мой телефон?»

До сих пор я держала себя в руках, изо всех сил стараясь не разреветься. Но тут почувствовала, как слезы градом стекают по моему лицу. Я-то надеялась, что муж будет все отрицать!

Мои подруги, чьи мужчины изменили, рассказывали мне, что перед тем, как поймать мужа с поличным, они давно обо всем догадывались. Но я не замечала  ничего необычного в поведении Джеймса. Секс у нас был раза два в  неделю, как в первые годы брака. Неу­жели в постели со мной он все время думал о ней? Внезапно я осознала, какая он сволочь, и с яростью стала бить его кулаками в грудь. Он схватил мои руки и  крепко их сжал. В этот момент в комнату заглянули два встревоженных личика. Джейк в любимой пижаме со Спайдерменом, Исаак – закутанный в полотенце. Мальчики никогда не видели, как мы ругаемся. Они заплакали. Я подбежала к ним, обняла и увела в детскую. Через минуту я услышала, как хлопнула входная дверь. Впервые в жиз­ни Джеймс вот так ушел из дома. Он ушел навсегда, или ему просто захотелось побыть одному? Я легла спать, уверенная, что нашему браку пришел конец.

Конечно, он пошел к ней. Эта мысль меня так взбесила, что я, кажется, онемела от боли. Джеймс вернулся примерно в два часа ночи и лег рядом в постель. У меня не было сил снова ругаться. На следующее утро я была разбита, будто накануне попала в аварию. Муж ушел на работу, не позавтракав. Я отвела Джейка в школу, а Исаака на детскую площадку. Затем позвонила сестре. Два часа я жаловалась и плакала, она утешала меня и ругала Джеймса.

Вечером, когда муж вернулся домой, я спросила, собирается ли он уходить. Джеймс был в замешательстве: «А ты хочешь, чтобы я ушел?» – «Нет, конечно. Я же люблю тебя. А ты хочешь уйти?» Джеймс медлил с ответом. «Все не так просто», – наконец выдавил он из себя. Под «не так просто» он, видимо, подразумевал, что он не может «так просто» оставить меня и детей.

Мы проговорили весь вечер. Джеймс рассказал мне, что ее зовут Кейт, что они познакомились на работе и что их роман длится уже семь месяцев. Оказывается, семь месяцев назад Кейт рассталась со своим мужчиной, а мой муж взялся ее утешать. Джеймс признался, что они завели отдельные почтовые ящики для переписки, а в телефонную книжку он внес ее инициалы – в обратном порядке, чтобы было сложнее догадаться, как ее зовут. То, что мой муж разводил конспирацию за моей спиной, было еще противнее, чем факт физической неверности. Одно дело, когда человек изменяет в порыве похоти, другое – когда он долго и методично продумывает план предательства. Джеймс твердил, что все еще любит меня, а я думала только об одном: «Семь месяцев, семь месяцев». Я вспоминала все, что мы вместе делали эти семь месяцев, и не могла поверить, что все это время он мне изменял.

Следующие четыре недели Джеймс метался между нашим домом и квартирой Кейт. Он утверждал, что ему надо во всем разобраться. Видимо, пытался принять решение, с кем ему оставаться. Я знаю, многие женщины не стали бы такое терпеть – это действительно была пытка. Но я запомнила слова мужа, которые он произнес, когда наши близкие друзья расстались. Джеймс сказал: «Если бы она просто оставила его в покое, он бы к ней в конце концов вернулся». Вот я и пыталась дать мужу время подумать и рыдала на плече у сестры и подруг. Для меня было важно, чтобы он принял решение самостоятельно. Если решит остаться, пусть сделает это не из жалости, а по собственному желанию.

Однажды Джеймс вернулся от Кейт поздно вечером. Мне ужасно хотелось спросить, был ли у них сегодня секс. Но я сдержалась – знала, что это лишь спровоцирует скандал. Спросила ненавязчиво: «Что теперь будем делать?» Я решила вести себя, как ни в чем не бывало. Джеймс посмотрел на меня ви­новато и впервые сказал, что искренне раскаивается в том, что сделал. Через несколько дней он пришел от Кейт в слезах. Она сказала, что не хочет раз­рушать семью, лишать сыновей отца. Джеймс был в таком разобранном состоянии, что я едва не принялась его утешать. Впервые мне пришла в голову мысль, что, возможно, будет лучше, если он уйдет. Мне не хотелось, чтобы он был со мной только по­тому, что его отвергла другая.

С тех пор прошел месяц и одна неделя. Джеймс живет дома. Я не знаю, общаются ли они с Кейт. Он убеждает меня, что все кончено. Но разве я могу верить человеку после того, как он меня так долго обманывал? За это время мы ни разу не спали вместе – я не могу, все время представляю себе, как он делает это с другой. Дети чувствуют напряжение между нами. Я пытаюсь уделять им много внимания, быть ласковой, но это сложно, ведь я так паршиво себя чувствую.

Джеймс клянется, что у нас еще все наладится. Но если он однажды уже хотел оставить семью, он запросто в один прекрасный день может это сделать. Я не смогу до конца своих дней жить в страхе и беспокойстве, гадая, вернется Джеймс сегодня домой или нет. Как бы мне хотелось думать, что инициа­тива разрыва все-таки принадлежала мужу, а не Кейт! Но мне ничего не остается, как пытаться спасти наш брак, – хотя бы ради мальчиков. Даже если всю жизнь я буду чувствовать себя запасным вариантом.

Фото №3 - Почему мы изменяем?

Максим, 29 лет, фотограф

Не женат, восемь лет живет с одной девушкой. Три года назад она призналась ему в измене

Прошло пять лет с тех пор, как мы начали встречаться с Ирой. Это была настоящая любовь, по крайней мере, именно так я для себя определял наши отношения. При этом свадьба ни для нее, ни для меня с самого начала не была конечной целью. Мы просто наслаждались жизнью вдвоем, без всяких штампов и обязательств.Однажды летом мы в очередной раз поехали в наш любимый Питер. С нами увязался Миша, наш близкий друг. Проходив весь день по городу, мы решили провести вечер в гостинице. Закупили шампанского и пошли пьянствовать в номер. Болтали о том о сем, и тут разговор зашел об изменах: хорошо это или плохо, прощать – не прощать…

Абстрактно рассуждать на эту тему способны многие, но как себя поведет человек, который реально с этим столкнется? В тот раз моя позиция сводилась к тому, что физическое влечение к противоположному полу свойственно и мужчинам, и женщинам, а наличие отношений этому не помеха. Проще говоря, любой человек, независимо от семейного статуса и степени привязанности, способен при определенных обстоятельствах изменить. При этом такая измена может ничего не значить. Важно только, чтобы адюльтер был как бы случайный, а не спланированный и желанный. Но стоит ли рассказывать, если вдруг согрешил, или лучше затаиться и надеяться, что ничего не всплывет? Я был уверен, что надо рассказывать, Ира полностью разделяла мою позицию. Но тогда я не знал, готов ли я лично услышать такое откровение и переварить его. В тот вечер Миша почему-то начал выяснять, изменяли мы друг другу или нет, – весело так, непринужденно, но настойчиво. Своими цепкими когтями он вцепился в Иру, а я подыграл. Я почув­ствовал, что, несмотря на смех и упорное отрицание, у Иры зреет какое-то решение. И вдруг она сломалась и сказала: «Да!» Не сказал бы, что мир рухнул после ее слов, но в груди мгновенно образовалась пустота. Миша был ошарашен – он явно не ожидал, что его словоблудие приведет к таким последствиям.

Произошло это за год до того на корпоративе. После банкета, танцев и обильных возлияний Ира с сослуживцем завалилась в номер, где они на скорую руку перепихнулись. Причем, как утверждала Ира, она даже не позволила ему довести дело до конца, потому что вдруг поняла, что совершает ошибку, и вытолкала беднягу за дверь. После этого с коллегой никаких отношений, кроме деловых, она, по ее словам, не поддер­живала. На протяжении всего года, как призналась Ира, она сильно переживала из-за случившегося и искала удобного случая признаться.

Следующий день прошел как в тума­не, мысли разрывали мою голову и разбегались по переулкам. Говорить с Ирой не хотелось, да и не нужно было. Заго­ворили мы через несколько дней, уже в Москве. Мы никогда не стеснялись обсуждать наши проблемы и переживания. Если чувствовалось напряжение, мы не бежали жаловаться друзьям, не поливали друг друга грязью и не разъезжались по разным квартирам. На этот раз откро­венный разговор за бутылкой вина расставил все точки над «i». Я вдруг понял, что самый простой способ понять и простить любимого человека – это встать на его место. Забыть стереотипные представления о роли женщины и мужчины в семье. На равных, с точки зрения «человек – человек», а не «МУЖЧИНА – женщина», взглянуть на ситуацию. И тогда становится ясно, что, будь я на корпоративе в приличном подпитии с симпатичной девушкой, которая взглядом прожигает меня насквозь и  наманикюренным пальцем манит к себе в номер, я бы не устоял. На следующий день жалел бы и раскаивался, но именно тогда не устоял бы. С тех пор прошло уже три года, мы по-прежнему вместе. Единственным отголоском тех событий стала подозрительность, которая мне в принципе совсем несвойственна. Иногда, без видимых причин, я, например, начинаю додумывать события дружеской встречи Иры со старым приятелем, могу заглянуть в ее телефон и почитать sms-ки или неожиданно для себя почувствовать укол ревности, когда при встрече она целуется с моими друзьями. Это ее, конечно, не слишком радует, периодически она бесится, когда я начинаю пытать ее вопросами и требовать (хоть и в мягкой форме), чтобы она отчиталась, с кем, во сколько, по какому поводу встречалась с подругой/другом. Смешно – я стал ревнивцем. Но пока с этим недугом удается справляться – особенно когда представляешь, как ревнивый мужчина выглядит со стороны!

Что почитать об измене

Про жену с фантазиями, которая подрабатывает проституткой.
Про жену с фантазиями, которая подрабатывает проституткой.
Про не всем известные способы развлечься в провинции.
Про не всем известные способы развлечься в провинции.
Про мужа, который не может выбрать между женой и любовницей, что сильно раздражает обеих.
Про мужа, который не может выбрать между женой и любовницей, что сильно раздражает обеих.
Про любовника, который ревнует к мужу, про мужа, который ревнует к любовнику, и про женщину, чье мнение вообще не спрашивают.
Про любовника, который ревнует к мужу, про мужа, который ревнует к любовнику, и про женщину, чье мнение вообще не спрашивают.
Про то, что до смерти надоесть могут и муж, и любовник.
Про то, что до смерти надоесть могут и муж, и любовник.
Про то, что бывает, когда казак уходит на войну.
Про то, что бывает, когда казак уходит на войну.
Про студентку, которая из карьерных соображений изменяет с директором театральной школы.
Про студентку, которая из карьерных соображений изменяет с директором театральной школы.