Юлия Ауг сериал Екатерина
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

Не могу назвать себя мягким человеком

Роль Елизаветы Петровны – мечта, за которую я боролась. Была потребность ее сыграть. Понять, почувствовать эту личность, насколько она была противоречивой, что любила, что не любила…Cчитаю, что Елизавета все-таки нашла свое женское счастье. Если проследить историю царственных особ, то у нее в отличие от всех была настоящая любовь – граф Разумовский. И он единственный из той команды единомышленников, которые возвели ее на престол. Он не предал ее. Другое дело, что Елизавета не смогла испытать материнского счастья и родить ребенка, что было настоящей трагедией. В фильме все это отражено. Ее мучительный путь, когда есть любовь, есть власть, есть, до определенного момента, верные люди, но нет ребенка. И, соответственно, нет надежды на достойного преемника, которому можно было бы передать Россию. Именно поэтому и появилась Екатерина Фредерика. В ней Елизавета Петровна узнала себя, свою силу и самоотверженность. Мы с моей героиней очень разные люди, но есть моменты, которые нас объединяют. Например то, что Елизавета Петровна очень любила переодеваться в мужскую одежду, считала, что она ей идет. Королева становится похожа на своего отца Петра Первого. Я обожаю примерять мужской гардероб и периодически что-то покупаю. У меня много мужской обуви, так же как и брюк, пиджаков, белых рубашек с отложными воротниками. Был период, когда собрала настоящую коллекцию галстуков. Для картины художники по костюмам создали потрясающе красивые наряды. От себя я иногда привносила ювелирные украшения, которые коллекционирую. Не могу назвать себя мягкой. Сильную женщину воспитали во мне мужья. С первым, отцом дочери Полины, у нас были поначалу фантастические романтические отношения. Но потом все изменилось. И лучшее, что могло в то время произойти, – развод. До этого благополучием семьи занимался супруг, а тут я вдруг поняла: если не заработаю сегодня денег, то есть нам будет нечего. Пришлось взять ответственность за себя, за маму и папу, за дочь. Очень сильно помог мне сформироваться как личности нынешний муж. Когда мы с Андреем познакомились, он был невероятно успешным человеком, но никогда меня не жалел. Всегда говорил: «Расставь приоритеты. Как только поймешь, что в данный момент важнее, ты увидишь, что тебе мешает достичь определенной цели». И я действительно научилась расставлять приоритеты в жизни. Муж – моя правая рука во всем, например, на съемках помогает мне вторым режиссером. А ведь жить со мной невыносимо! Мало того что я 24 часа в сутки в своей профессии и говорю только о проектах, так еще редко бываю собой довольна, занимаюсь самоедством, устраиваю пятиминутки ненависти постоянно. Наверное, поэтому и не выбрала себе в спутники актера. Тогда бы точно был сумасшедший дом!

Друзья вернули веру в людей

кадр из сериал Екатерина
Фото
кадр из сериала «Екатерина»

Сразу после съемок в фильме «Интимные места» я уехала в Эстонию ставить спектакль, потом мы там работали над мини-сериалом. В общем, отсутствовала в России пять месяцев. А вернувшись, поняла, что обо мне забыли. Совсем не было работы, несмотря на премии и награды (фильм «Овсянки» с участием актрисы был отмечен призами на Венецианском кинофестивале, а за картину «Интимные места» Юлия получила награду «Кинотавра» за лучшую женскую роль. – Прим. «Антенны»). А муж, чтобы развивать бизнес, занял денег под гарантию дома. И разорился. Пришлось отдать дом. Мы прожили в нем шесть лет и были вынуждены со всем скарбом съезжать в никуда.Я написала пост в «Фейсбуке» о том, что мне очень нужна работа. Что могу сниматься в любых эпизодах, быть вторым режиссером. Или ассистентом художника по костюмам: я хорошо шью. На самом деле наступил край, положение было абсолютно отчаянное. И на помощь пришли друзья. Та страшная ситуация для меня и моей семьи показала, что выход есть всегда. И неправда, когда говорят, что Москва – жестокий город, где никто никому не помогает. Мне пришли на выручку Кирилл Серебренников, Максим Виторган, Юля Снигирь и многие другие. Помогали работой, деньгами. И я теперь стараюсь по возможности помогать людям, потому что знаю: кармические долги надо отдавать.Сейчас все начинаю заново, пока живем в съемном доме на Ни­колиной Горе. Надеюсь когда-нибудь снова заработать на собственное жилье.

Никогда не стеснялась своего тела

Юлия Ауг сериал Екатерина
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

Обнажаться в кино несложно. С глубокой юности раздевалась на пляже догола и купалась. Окружающие таращились, но мне было все равно. До 35 лет я была очень худая. Даже родив ребенка, не набрала вес, похудела еще сильнее, при росте 176 см весила 56 килограммов. А поправилась очень быстро, за год. В 35 бросила курить, но продолжала правильно питаться: утром выпивала сок половинки лимона со стаканом воды, съедала запаренную геркулесовую кашу с фруктами. Весь основной рацион съедала до трех часов дня, потом оставались только легкие перекусы, а после шести вечера я позволяла себе только пить. Контрастный душ утром и вечером – в общем, вела здоровый образ жизни.

А потом стала выпускать спектакли и уехала в провинцию, где в магазинах не всегда можно найти привычный набор продуктов. Кроме всего прочего я сильно нервничала, приходя вечером домой, позволяла себе есть на ночь и моментально начала поправляться. Набрав 25 килограммов, потеряла себя, стала человеком, с которым мне пришлось заново знакомиться. Но так как в то время я не снималась в кино, пережить этот период было легче. Поменяла гардероб – и все. А потом, когда Леша Федорченко пригласил меня сниматься в «Овсянках», именно такая я и оказалась востребована. Это здорово примирило с собой. Сейчас начали болеть коленки, и я поняла, что нужно похудеть. Буду это делать ограничением углеводов и прекращением приема еды после шести вечера. Заключила пари сразу с двумя Лешами – Федорченко и Макаровым, что сброшу 10 кг за два месяца. С Макаровым поспорили на тысячу долларов, а с Федорченко будем худеть наперегонки; кто проиграет, тот будет стоять на входе в театр и проверять билеты.

Всех своих мужчин отпускаю заранее

Юлия Ауг сериал Екатерина
Фото
личный архив Юлии Ауг

Знаете, что меня сейчас беспокоит? Что я стала неинтересна мужчинам. За последние несколько лет у меня не было ни одного романа. Да, у меня есть муж, и что? Роман же подразумевает некую свежесть чувств, интерес, трепет в сердце и крови. В длительных супружеских отношениях все это исчезает, хотим мы этого или не хотим. Остаются привязанность, в нашем случае – общее дело, и некая ответственность друг за друга. Говорить о любви и каком-то трепете сейчас уже, к сожалению, не приходится. Я убедилась в давней истине, что с годами муж с женой ощущают себя больше родственниками, нежели влюбленными. И поэтому иногда очень хочется чувствовать мужское внимание, обожание, хотя бы интерес на грани флирта. Чтобы возникло легкое дыхание!Для меня всегда важно влюбляться в своих коллег в процессе работы. Я была очарована Сашей Лазаревым, Денисом Шведовым, Максимом Виторганом (Ксюша, не ревнуй!), но как может быть иначе в работе? Для меня любовь – это обостренное творческое отношение к миру. Я начинаю видеть ярче, больше цветов, мне приходят разные новые идеи в голову. А еще начинаю много смеяться! И конечно, хочется чувствовать ответную реакцию, понимать, что мужчины испытывают ко мне какой-то интерес. Любовь вообще редко бывает счастьем. Потому что в жизнь приходит личность, которая никогда не будет тебе принадлежать. И учиться этому всегда очень больно, потому что если ты любишь, всегда хочешь обладать. А искусство расставаться приобретаешь в тот момент, когда понимаешь, что человек тебе не принадлежит. Что сегодня он идет рядом с тобой, а завтра может пойти совершенно в другом направлении, и это нормально. Большинство мужчин в этом мире достаточно слабы. Поэтому я прекрасно понимаю, что в любом романе, в любой связи рано или поздно я окажусь сильнее, чем мужчина. И для меня все, кто есть и кто будет, уже отпущены заранее…