Егор сообщил, что на год улетает в Штаты работать. Я, конечно, радостно поиздевалась, что он на самом деле едет собирать апельсины на мексиканских фермах, но в глубине души очень расстроилась. Будто у меня отобрали любимую куклу, в то время как «дочки-матери» в самом разгаре. Хотя терять мне особенно нечего: нас связывал только хороший секс. Ладно, отличный секс. Но это дела не меняет. Уезжает – и пусть. Пожелаю ему счастливого пути.

Нас связывал только хороший секс. Ладно, отличный секс.
Нас связывал только хороший секс. Ладно, отличный секс.
Нас связывал только хороший секс. Ладно, отличный секс. Но это дела не меняет. Уезжает – и пусть.

С другой стороны, неприятно осознавать, что обстоятельства сильнее нас. Почему, например, высокое руководство решило отправить Егора за океан именно сейчас – в тот момент, когда он очень мне нужен (по крайней мере, некоторые его части). Не могло оно сделать это раньше, до нашей встречи, или через полтора месяца, например? Думаю, к этому времени моя страсть бы поутихла.

Заранее зная ответ, Егор ехидно спросил, буду ли я его ждать. Я отшутилась, что, безусловно, буду, только куплю побольше вышивания и слезливых сериалов. А потом он сделал что-то странное – спросил, верю ли я в отношения на расстоянии. Чтобы он отстал, я сказала «нет», но сама еще долго не могла отделаться от навязчивых мыслей на эту тему.

Лучше раньше, чем позже

Пять лет назад у меня был опыт «ожидания». После университета я встречалась с мужчиной, который постоянно куда-то уезжал. Мы виделись пару раз в месяц, но при этом я была убеждена, что между нами такая любовь, какой свет не видывал. В какой-то момент он сказал, что покидает меня на полгода и отправляется в Лондон. Я поплакала, отвезла его в аэропорт и через два дня изменила. И не потому, что очень хотела секса или того человека – просто посчитала, что будет правильнее поступить именно так.

Отношения обречены на гибель, если двоих разделяют пространство и время.
Отношения обречены на гибель, если двоих разделяют пространство и время.
Любовь есть только тогда, когда двое могут друг друга потрогать и точно назвать дату следующей встречи.

Тогда я была абсолютно уверена, что не имеет смысла ждать своего мужчину полгода. Мне казалось, отношения обречены на гибель, если двоих разделяют пространство и время. Любви по телефону не бывает! Она есть только тогда, когда двое могут друг друга потрогать и точно назвать дату следующей встречи.

В общем, тогда я изменила «для галочки» – только для того, чтобы не мучиться вопросом: «Ах, когда же это произойдет? Когда же я не удержусь и изменю?» Наверное, я поддалась панике. Но в тот момент (и долгое время после) мне казалось, что это был единственный правильный поступок. От того секса я не получила никакого удовольствия. Мой партнер, по-моему, тоже. Наверное, он тоже понимал, что это был не половой акт, а социальный.

Тогда я изменила «для галочки» – только для того, чтобы не мучиться вопросом: «Ах, когда же это произойдет?»

После этого случая ни с кем не спала до тех пор, пока мы не встретились с моим мужчиной. И вы бы знали, насколько виноватой я себя чувствовала! С того момента все пошло наперекосяк, и в скором времени мы благополучно расстались.

У некоторых получается

До нашей встречи осталось шестьсот двадцать дней.
До нашей встречи осталось шестьсот двадцать дней.

Словом, практиковать «любовь на расстоянии» я не умею и не очень хочу. И уж тем более с Егором. У меня с ним и любви-то никакой нет.

А вот некоторые так сделать не могут: одна моя подружка уже год не живет со своим любимым мужчиной, потому что у него работа в другом городе. И это не классический вариант Питер-Москва, а Казань и Южно-Сахалинск. Их разделяет восемь часовых поясов!

Они первый месяц не могли понять, в какое время нужно созваниваться, чтобы не будить друг друга. Оба работают, говорят: «Я карьеру делаю, деньги зарабатываю». Выходные у них не совпадают, так что они даже слетать друг к другу не могут. В общем, «Ты на суше, я на море – мы не встретимся никак».

Подружка страшно страдает. От тоски и от отсутствия секса. Но не изменяет – ждет, когда у благоверного закончится контракт, и он вернется. А пока они пишут друг другу письма, эсэмэски, комментируют записи в ЖЖ и верят, что все будет хорошо, когда они опять встретятся.

Я не верю, что страдания идут на пользу отношениям и заставляют людей больше ценить друг друга.

Может, так оно и будет, буду держать пальцы крестиком, но я против таких страданий в год длиной. Я не верю в то, что они идут на пользу отношениям, как-то их укрепляют и заставляют людей больше ценить друг друга.

Мне кажется, это только красивые слова, которыми вынуждены объяснять свое несчастье люди, попавшие в такую ситуацию. Так что я остаюсь наедине с вышиванием и без регулярных мыслей: «До нашей встречи осталось шестьсот двадцать дней».