Фото №1 - Валентина Мазунина: «Не надо худеть, чтобы влезть в юбку. Купите свой размер»
Фото
Ксения Мадгазина

– Сколько лет вы уже живете в Москве?

– Лет семь.

– Когда говорите: «Я еду домой», какой город имеете в виду?

– В этот раз заметила, что несколько раз проскользнуло «домой» про Москву. Но Верещагино — это мое святое место, которое обожаю, набираюсь там сил и энергии.

– Вы там — знаменитость или все знают давно и не воспринимают как популярную актрису?

– У нас маленький город, поэтому даже если лично с человеком не знаком, то все равно его знаешь. Но все равно меня там встречают очень тепло, узнают. Приглашали в театральный кружок, где я когда-то занималась, чтобы поболтать с детьми. Как-то звали в музей, тоже на встречу с детьми. Я в этом с удовольствием принимаю участие. Мне кажется, мне есть что сказать местным ребятам.

– А что вы им говорите? Советуете расширять горизонты, ехать покорять Москву?

– Нет, во-первых, я не из советчиков. И не считаю, что могу делиться мастерством, у меня для этого все-таки недостаточно опыта. Но деткам интересно узнать, как случилось, что из такого маленького города я перебралась в столицу, где-то снимаюсь. Такие личные беседы происходят. Конечно, я пытаюсь донести до них, что все возможно. Если ты чего-то очень хочешь и идешь к своей цели, то ты ее достигнешь. Главное — не бояться.

– Вы всегда были смелой?

– Вообще-то я трусишка. Боюсь высоты, например. Лишний раз не сунусь во что-то рискованное. У меня героини такие бойкие, а я лично никогда в жизни не дралась. Но по сути, мне кажется, я смелый человек. Если брать какие-то поступки, которые что-то решают в жизни, в этом я смелая. И серьезные решения всегда принимаю сама. Кто лучше меня знает, что для меня хорошо, а что плохо?

– Родители часто считают, что они знают лучше.

– Я слушаюсь родителей! Хотя бы не спорю, чтобы не раздражать слабую нервную систему. А делаю по-своему.

Мама с папой относились критически

Фото №2 - Валентина Мазунина: «Не надо худеть, чтобы влезть в юбку. Купите свой размер»
Фото
Instagram

– Вы же переехали в Москву вместе с командой сериала «Реальные пацаны». А если бы проект не случился? Или все равно уже мечтали попасть в столицу?

– Конечно, когда я училась в Пермском театральном институте, мысль, которая грела и вела, была о том, что когда-нибудь перееду в Москву, надо сделать этот шаг. Но ты так прирастаешь корнями к своему месту… Я, к примеру, ТЮЗ считала второй семьей, потому что там выросла, там меня воспитали, там случились мои первые шаги на сцене. И Жанна (Кадникова, режиссер «Реальных пацанов». — Прим. «Антенны») увидела меня как раз в ТЮЗе на распевке. Я в театре чувствовала себя защищенной, там меня опекали, а когда необходимо, понуждали. И я не могу своим друзьям-актерам, которые остались в Перми, говорить: «Давайте переезжайте!» Понимаю, как это сложно. И в том, что мой переезд состоялся, на 90% заслуга «Реальных пацанов», когда мы все вместе уехали. Если бы не это, не знаю, когда бы решилась. Я очень сомневающаяся.

– Какие роли у вас были в ТЮЗе?

– Очень разные. Конечно, первая — роль зайки в спектакле «Людвиг Четырнадцатый». Без этого не обошлось. Играла в рассказах Шукшина, у Астафьева в «Веселом солдате». А одна из моих любимых ролей — Танька Рыжая в постановке по пьесе Людмилы Разумовской «Домой». Было невероятно интересно работать, я там умирала в конце первого акта.

Фото №3 - Валентина Мазунина: «Не надо худеть, чтобы влезть в юбку. Купите свой размер»
Фото
Megogo Studios

– Правда, что, когда «Реальные пацаны» вышли в эфир, родители с вами перестали разговаривать?

– Да, они очень критически отнеслись к моей первой работе. Родители вообще далеки от моей профессии: мама работала в администрации у нас в Верещагино, папа — железнодорожник. Сейчас я уже их больше понимаю, им хочется видеть свою доченьку на экране в образе такой «золотой пироженки». Людям другого поколения, воспитания тяжело принимать какие-то вещи. Но сначала я всего этого понять не могла. Мне казалось, что они за меня должны радоваться. А мама посмотрела «Реальные пацаны» и сказала: «Вы позорите Пермь». Папа же просто не разговаривал несколько дней. Помню, мне было обидно. И они очень долго приходили к тому, чтобы спокойно смотреть мои проекты. Сейчас мама уже за всеми следит, папа изредка посматривает. Говорит: «Ну, хорошо, что ты не шпалы таскаешь». Но я вижу, что он гордится, и мне приятно.

– У вас было строгое воспитание?

– Да, у меня была очень строгая мама. А папа — добряк. Когда вызывали родителей в школу, я понимала: надо папе сказать, а маме нет. Сейчас, конечно, она совсем другая стала, такая мягонькая. Хотя я живу далеко, мы постоянно на связи. Родители очень бойкие: мама ходит на йогу, папа гуляет с собакой. Но когда мы с сестрой в этот раз приезжали, мама заболела, и тут я поняла: как же обидно, что они далеко. И в первый раз ощутила: вот так наши родители становятся нашими детьми.

– Продолжая тему детства. В фильме «Стендап под прикрытием» ваша героиня решает пойти работать в полицию отчасти из-за того, чтобы доказать своим одноклассникам, что она чего-то стоит, верно?

– Да, юность у нее была непростая. Дети, особенно подростки, ведь жестокие. Мою героиню стебали, и она выросла очень стойкой духом, чтобы не принимать это близко к сердцу. В начале картины у нее проблемы с юмором, она относится ко всему очень серьезно. При этом живет по своей правде, бьется за добро как умеет. И мне в ней очень нравится то, что она меняется. Наши с Кириллом Нагиевом персонажи меняют друг друга в нужную сторону.

Фото №4 - Валентина Мазунина: «Не надо худеть, чтобы влезть в юбку. Купите свой размер»
Фото
Megogo Studios

– Вы с Кириллом впервые встретились на съемках?

– Да, мы не были раньше знакомы. Наши герои вырваны из двух разных миров, которые, как параллельные прямые, никогда не пересекутся. Он — стендапер, я служу в полиции. Ради расследования мы вынуждены сотрудничать. И при этом появляется чувственная линия. Мы с Кириллом, приступив к работе, очень деликатно пристраивались друг к другу. И мне кажется, у нас получилось. Для меня это была такая маленькая внутренняя победа.

– Какая сцена потребовала больше всего дублей?

– В фильме много экшена, я готовилась с каскадерами. Раньше никогда не занималась никаким боем. Все эти броски через бедро, приемы — это так от меня далеко! И спасибо большое ребятам, которые со мной работали. Больше всего я запомнила два съемочных дня. Первый — финальный бой. Я дралась и плакала, дралась и плакала… И еще день, когда моя героиня читает стендап. Я поняла, как это невероятно трудно. И страшно! Я вроде актриса и привыкла к зрителям, но в день, когда надо было выходить на сцену с монологом, у меня дрожали коленки.

Не хотела бы мужчину-актера

– Вы в жизни уверенный в себе человек?

– Да. Хотя и подепрессовать люблю, и покопаться в себе, найти миллион недостатков, искупаться в слезах. Но по большому счету я знаю, что у меня все будет хорошо.

– А если вы попадаете в незнакомую компанию, быстро находите общий язык?

– Нет, я замкнутый человек. Мне кажется, в этом даже есть проблема. Когда я прихожу на новые съемки, всегда переживаю. Надо сходиться с людьми, притираться по-партнерски и по-человечески, как это все сложится? Главное — этот первый этап пройти, а потом начинается счастье. Но поначалу мне всегда тяжело. И каждый раз — как первый. Зато потом я выхожу из проекта с офигенными друзьями. Вот за это я особенно благодарна профессии.

Фото №5 - Валентина Мазунина: «Не надо худеть, чтобы влезть в юбку. Купите свой размер»
Фото
Ксения Мадгазина

– Кажется, что возможность знакомиться с новыми людьми — большой плюс для личной жизни. Или вы актера в качестве спутника жизни не рассматриваете?

– У меня нет границ и рамок. Вообще, я бы не хотела себе мужчину-актера. Когда в паре разные интересы, это очень классно. Но при том не могу зарекаться. И согласна, есть где познакомиться. Я не сижу в офисе в женском коллективе, меня окружает много интересных людей.

– Какие мужские качества для вас важны?

– Главных два — доброта и хорошее чувство юмора. Хорошее — это в данном случае то, что совпадает со мной.

– Бывает, что хотите побыть в одиночестве?

– Это мне необходимо. Своя территория, личное время — так я набираюсь сил.

– На карантине этого было достаточно?

– О, да. Сначала я была истеричкой — тем человеком, который протирает спиртом все пакеты, ручки, ключи. Ждала холеры отовсюду. К счастью, у нас были съемки «Реальных пацанов», и я сколько-то выезжала, соблюдая все меры предосторожности. И когда пришли понимание и смирение, что ничего с текущей ситуацией сделать нельзя, стала искать способы, как поднимать дух. Но чтобы в кайф просидеть три месяца в квартире — это каким надо быть самодостаточным человеком и гармоничной личностью, я только могу аплодировать таким людям стоя. Мы с друзьями поняли, что надо снимать дом за городом. И на даче так прекрасно жили! У меня появился велосипед, я на нем каталась. Первый раз в жизни сама посадила укроп, петрушку, и это, оказывается, так радует, заземляет. Так что я в карантин очень хорошо отдохнула. А потом случился резкий выход — мы начали снимать «Стендап под прикрытием».

– Многие говорят, что на изоляции освоили много новых блюд.

– Нет, это не про меня. Я очень люблю вкусно поесть, но лучше схожу в какое-нибудь хорошее местечко и без забот перекушу. Обожаю домашнюю еду, у меня мама и сестра прекрасно готовят. Вот сейчас приезжали сестра с племянником, я что-то готовила. Но не получаю от этого удовольствия.

– А от шопинга?

– Ох уж этот шопинг. Мне надо себя останавливать: могу что-то понахватать, потом эти вещи не ношу, складываю, отдаю. Иногда не знаю меры.

– Это потому что в юности чего-то не могли себе позволить?

– Думаю, да. Особенно в тот момент, когда пошла работать. У мамы была четкая позиция: «Дочка, вставай на ноги. Мы в трудный момент поддержим, но рассчитывай на себя». И еще я запомнила, как она говорила: «Какая зарплата, такие и сапоги». Поскольку зарплата в театре не очень большая, то и сапоги у меня были так себе. И, наверное, потом пошла компенсация, когда я начала зарабатывать и поняла, что многое могу себе позволить. Со временем научилась тормозить себя. Увижу вещь, влюблюсь и иду проветрить голову, а потом принимаю решение. Мне кажется, это одно из прекрасных умений, которое я приобрела.

– Легко расстаетесь с деньгами?

– Да! Иногда понимаю, что надо учиться копить, как-то экономить. Но я не из тех людей, которые решают: так, сейчас восемь лет не буду есть, не буду получать удовольствие от путешествий, от пусть недорогой, но новой юбки, а накоплю на что-то большое. Нет, я пойду и куплю эту юбку. Пойду и вкусно поем.

– Не будете думать: вот я два месяца не поем, зато влезу в юбку на размер меньше?

– Нет. Кстати, у меня подобных провалов никогда не было — может быть, потому, что я с детства такой комплекции. Никогда не покупала юбку на два размера меньше и не пыталась в нее втиснуться. Я реально подхожу к вещам. Похудела — прекрасно, нет — надо покупать свой размер. Не тешить себя иллюзиями, что через две недели резко уменьшишься на 2 сантиметра. Будешь сидеть и плакать над этой юбкой, особенно если она дорогая. Зачем портить настроение?

Психотерапевт — это круто

Фото №6 - Валентина Мазунина: «Не надо худеть, чтобы влезть в юбку. Купите свой размер»
Фото
Instagram

– Вы сказали, что не жалеете денег на путешествия. Куда успели съездить до закрытия границ?

– Ох, это моя боль. Раньше, как только появлялось свободное время, я куда-то улетала. Прошлой зимой была в Париже. И не могла себе представить, что все закроется. Это лишило меня одной из ключевых радостей жизни. Очень люблю летать, ходить, смотреть.

– Каждый раз новые места выбираете? Что особенно впечатлило?

– Да, каждый раз новые, выбираем произвольно. Удивил Мехико. Или как мы на Шри-Ланке поднимались на Адамов пик. Три с половиной километра в одну сторону, чтобы успеть встретить рассвет. Потом обратно, а самое классное, когда после этого я помылась из шланга и трясущимися руками ела лепешки и пила чай с молоком. По красоте природы поразили Филиппины. И тогда я четко поняла, что у меня нет способности фотографировать. Мы ездили на невероятные пляжи, у меня мозг ломался от красоты, а передать картинку в кадре не получалось. Решила: не буду снимать, пусть остается в памяти. Поэтому у меня очень мало фотографий из поездок.

– Вы заранее планируете маршрут?

– У нас сложилась компания друзей, с которыми мы путешествуем, и я в организации не отвечаю ни за что. Главное — не опоздать на рейс. Поэтому, когда я летела как раз на Филиппины одна с тремя пересадками, не зная языка, это было испытанием. На очередном рейсе дали заполнить миграционную карточку на английском, и я поняла, что не справлюсь. Вспомнила, что до полета со мной хотели сфотографироваться ребята, кажется, из Белоруссии. Нашла их в салоне, попросила помочь. Потом они меня еще в аэропорту сориентировали. Я была им так благодарна, что когда позже у меня была премьера фильма «Одноклассницы» в Минске, отыскала их и подарила пригласительные. Они меня просто спасли!

– Что-то из экзотических блюд в поездках пробовали?

– Если вы имеете в виду всяких червей или тараканов, то я их очень боюсь.

Фото №7 - Валентина Мазунина: «Не надо худеть, чтобы влезть в юбку. Купите свой размер»
Фото
Instagram

– Вы же в «Форте Боярд» принимали участие. Или там встречи с насекомыми избежали?

– В том-то и дело, что нет. Когда меня позвали в программу, я сразу согласилась: это же детская мечта. И в первый же конкурс меня засунули к скорпионам и личинкам. Я так там ругалась — накладывали классическую музыку потом. Но трип невероятный получился, конечно. Случилось преодоление, я от себя многого не ожидала. Что возьму и пойду к паукам, пойду к змеям. Не знала, что на это способна. После еще три месяца ходила счастливая. Но никогда в жизни больше ни на что подобное не подпишусь!

– Какие у вас планы на 2021 год? В чем хотелось бы еще преодолеть себя?

– Главный план — больше работать, развиваться и искать внутреннюю гармонию.

– Как будете искать?

– Не знаю. Считаю, что очень может пригодиться психотерапевт. У меня был опыт, и это круто. Обращает тебя к себе, помогает узнать, в какие моменты ощущаешь себя счастливым. Надо учиться быть бодрее, не обращать внимания на ерунду. И все остальное будет складываться потихоньку — как мяском обрастать.