Василий Ливанов: «Три года работал табунщиком, жил в седле»

19 июля лучшему Шерлоку Холмсу всех времен исполняется 85 лет. Накануне актер ответил на вопросы читателей «Антенны».

Фото
из семейного альбома

Как провели самоизоляцию?

— Как написано у Пушкина: «Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, в заботы суетного света он малодушно погружен, и меж детей ничтожных мира, быть может, всех ничтожней он». Это пушкинское определение очень точно подходит к самоизоляции, которая на нас обрушилась. Но это нетребование Аполлона может быть опасно. Я профессионально работаю в искусстве с 20 лет, то есть уже 65 лет, и не помню свои отпуска. А тут вдруг обрушились мощные вынужденные каникулы. Я еще не понял, хорошо это или не очень. Я писатель, и мои литературные занятия вполне подходят к самоизоляции. Помимо литературной работы я продолжаю заниматься своим новым фильмом «Медный всадник России». Фильм рассказывает об истории создания французским скульптором Морисом Этьеном Фальконе памятника Петру Первому Великому, который установлен на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Более десяти лет я искал средства на создание этой картины, к счастью, все сложилось удачно, сейчас фильм активно участвует в фестивалях, получает призы, готовится к премьере на телеканалах и в интернете.

Как собираетесь отмечать юбилей?

— Я буду дома в семье. Рисковать не станем. Ученые ждут второй волны коронавируса, поэтому нет смысла говорить о торжествах, где будут собираться мои друзья, поклонники. Даже загадывать не хочется.

Есть ли в вас какие-то черты от Шерлока Холмса? Чувствуете ли вы себя аристократом или больше обычным советским человеком? Едите ли овсянку на завтрак?

— Я себя чувствую Ливановым Василием Борисовичем. Причем учтите, что Холмс не аристократ. Я по своему происхождению с материнской стороны больший аристократ, чем Холмс. Мои предки — шляхтичи, старинный род. Овсянку на завтрак ем, но это не зависит от Шерлока Холмса. Жена ее прекрасно готовит то на воде, то на молоке. Кстати, через два года мы будем праздновать 50 лет со дня свадьбы.

Правда ли, что вы как-то встречались с Астрид Линдгрен? О чем вы с ней говорили?

— Это правда. Когда она приехала в Москву, ей показали мультфильмы с Карлсоном. И она сказала, что по-русски не понимает, но ее персонаж должен говорить именно так, и попросила встретиться с актером озвучивания. И мы встретились. Я спросил у нее, как ей пришло в голову создать такого героя, и она рассказала, что сломала ногу, лежала у себя в мансарде, смотрела в окно на крыши и подумала, что было бы хорошо, если бы к ней прилетело такое милое существо. И придумала Карлсона.

Как поживают ваши дети Анастасия, Борис и Николай, а также внуки и внучки?

— Все они заняты, работают в сфере искусства. Настя — замечательный скульптор. Борис снялся у меня в фильме «Медный всадник России», а также написал сценарий к документальному фильму о конных памятниках России, который мы сняли параллельно с главной картиной. Николай — художник. Внучке Еве уже 18, она оканчивает школу и думает над тем, куда поступать. Самая младшая внучка — Алиса, в сентябре ей будет три годика. Она сплошное очарование, радость несказанная. Володя занимается бизнесом, Ксюша учится в институте на физтехе МФТИ, правнучке уже 7 лет, она в первом классе.

Читал, что благодаря вашему отцу, народному артисту СССР Борису Ливанову, в вашем доме «побывала вся советская культура». Кто именно и какие разговоры вам больше всего запомнились? Помните ли вы Василия Качалова, Бориса Пастернака, Петра Кончаловского? Чем вас напугал Валерий Чкалов?

— Я всех помню очень хорошо. После войны у нас бывал маршал Толбухин. А Чкалов меня подбрасывал высоко вверх. Мне было три года, и я его хорошо запомнил. От него шла такая невероятно мощная волна энергии, что меня как ребенка это пугало. О многих таких встречах в нашем доме я подробно написал в своей книге «Путь из детства. Эхо одного тире».

Правда, что это вы познакомили Михаила Боярского и Ларису Луппиан, после чего они и поженились? Расскажите, пожалуйста, как это произошло.

— Я ставил спектакль «Бременские музыканты» в Театре Ленсовета и выбрал на роли Принцессы и Трубадура Мишу и Ларису. Там они познакомились и подружились, исполняя эти роли, в результате поженились. Сейчас мы живем в разных городах, но иногда созваниваемся.

В молодости вы работали табунщиком, это так?

— Да. Я работал табунщиком три сезона, то есть три года подряд, на Первом московском конном заводе. Это недалеко от Звенигорода. Сутки проводил в седле — пас маток с жеребятами. Нас было трое табунщиков, и мы пасли 200 голов. Эта моя конная жизнь потом пригодилась в кинематографе: у меня много ролей, где я в седле.

Комментарии

0
под именем