Фото №1 - Виктория Боня: «Расходиться надо красиво, без скандалов и обид»
Фото
личный архив Виктории Бони

 — Виктория, в прошлом году вы перебрались из Монако, где жили в последние годы, в Лондон. Почему вдруг приняли такое решение?

 — Это самый популярный вопрос, который мне задают буквально все! Многие недоумевают, как можно было променять всегда солнечное и праздничное Монте-Карло на пасмурный и дождливый Лондон. Мне казалось, что переезд как-то разгрузит и сократит мои рабочие поездки. Все-таки Лондон — крупный мегаполис с возможностями развития и самореализации, город, где жизнь не замирает с окончанием лета, как в Монако. Я довольно-таки часто бывала здесь, у меня множество друзей и знакомых.

 — Как к этому отнеслась ваша дочка?

 — Вначале Анджелина (девочке 8 лет. — Прим. «Антенны») была в восторге, масса положительных впечатлений и эмоций. Позднее восторгов несколько поубавилось. Вернувшись в первый раз в Монако, она сказала, что хочет, чтобы мы остались здесь. Пришлось пообещать, что будем прилетать через неделю на выходные. Для нее, как и для всякого ребенка, переезд в другую страну — это конечно же стресс. Новая школа, новое окружение, обстановка, погода. Поэтому в Лондоне я старалась проводить с ней все время, чтобы она быстрее освоилась и чувствовала себя комфортно. Записала ее во всевозможные секции.

 — Поддержал ли смену места жительства Анджелины ее папа Александр Смерфит?

 — Скажем так, не возражал. Мы много обсуждали переезд в Лондон, еще когда были вместе. Поэтому, наверное, был даже рад, что это не Лос-Анджелес, который какое-то время также рассматривался мной как вариант.

Фото №2 - Виктория Боня: «Расходиться надо красиво, без скандалов и обид»
Фото
личный архив Виктории Бони

 — Как получилось, что в период самоизоляции вы втроем оказались вместе в Каннах?

 —  Я отдыхала в Мексике, а дочь была на горнолыжном курорте в Италии с папой. После того как мы переехали в Лондон, Анджелина на все каникулы уезжала к Алексу, а раньше мы их чередовали. Когда Анджелина с папой вернулись из Италии, они попали под двухнедельный карантин. А я уже была в Москве. Потом прилетела к ним, как раз перед самым днем рождения дочери. Изначально мы планировали провести там неделю, а потом вернуться в Лондон. Но тут как раз началась вся эта непонятная ситуация с пандемией, да и границы закрыли. Мы подумали все вместе и решили, что идеальным вариантом будет остаться в Каннах. У мамы Алекса там огромное поместье. Это куда лучше, чем сидеть в квартире в Лондоне.

 — После того как вы рассказали в «Инстаграме», что находитесь под одной крышей с бывшим мужем, активизировались хейтеры. Некоторые из них начали писать, что у вас не сложились отношения с семьей Алекса, поэтому Анджелина жила с ними, а вы в отдельном гостевом доме…

 — Это даже не хейтеры. Те годами следят за моей жизнью, поэтому не хуже меня знают всю обстановку той самой виллы, как и то, что там попросту нет гостевого дома! Запустил эту нелепую сплетню какой-то непонятный телеграм-канал. Обычно я никак не реагирую на такое, но тут дело касалось родных моей дочери. Очень порядочных, добрых и замечательных людей. Поэтому я выступила с опровержением и показала (Виктория провела трансляцию в «Инстаграме». — Прим. «Антенны»), где и как мы живем, чего, как правило, не делаю.

 — Легко ли было находиться рядом друг с другом с учетом, что вы с Алексом расстались?

 — Конечно легко! Мы остались в дружеских отношениях. У нас общие интересы, схожие взгляды на жизнь. И хотя наши личные отношения трансформировались, но касательно дочери мы всегда смотрим в одном направлении. Для нас это совершенно нормально. У меня вызывает недоумение, когда взрослые люди не могут разойтись цивилизованно. Без скандалов, претензий, взаимных обид. Алекс — достойный мужчина и потрясающий отец. Мы дружим. И наша дочка счастлива, видя, что мы хорошо общаемся. Я убеждена, что расходиться надо красиво, так же, как и когда-то красиво начинали отношения!

 — В этот период вы написали в социальных сетях, что для вас возврат в бывшие отношения — это табу. Не верите, что в одну реку можно войти дважды?

 — Нет, не верю. Однажды, очень давно, пробовала возобновить отношения, но ничего хорошего из этого не вышло. Считаю, что прошлое должно оставаться в прошлом.

Фото №3 - Виктория Боня: «Расходиться надо красиво, без скандалов и обид»
Фото
личный архив Виктории Бони

 — Во всем ли вы сходитесь с папой Анджелины, когда дело касается вопросов ее воспитания?

 — Мы сразу договорились, что будем друг друга поддерживать, и если один считает что-то неприемлемым для ребенка, то второй должен придерживаться той же позиции. И ни в коем случае втайне не потакать. Хотя есть и исключения. Когда дочь живет с папой, он придерживается в ее питании диеты глютен фри (предполагает полное исключение продуктов, содержащих клейковину, то есть глютен. — Прим. «Антенны»), а я не кормлю ее такой едой. Разногласий на этот счет нет, но не хочу мучить ребенка подобным меню.

 — Как это непростое время, когда выходить из дома нельзя, переживала ваша дочка? Чего ей больше всего не хватало?

 — Самая большая ее страсть — лошади, Анджелина занимается верховой ездой. Она очень талантлива как наездница, в своем возрасте скачет галопом без рук на сумасшедшей скорости, от которой у меня дух захватывает. Видя мои испуганные глаза, дочка говорит: «Мама, не думай о плохом! Будешь так думать, и правда может случиться что-то плохое». Выдает мне нравоучениями все, чему я ее сама и учила. Плюс она еще занимается художественной гимнастикой для хорошей осанки. Вот этого ей и не хватало.

 — Во второй класс она пошла в Лондоне. Чем отличалась эта школа от той, что была в Монако?

 — Анджелина училась во французской школе в Лондоне. Поэтому основной язык, на котором проходили уроки, так же, как и в Монако, — французский. Английский шел как иностранный. Больших различий в обучении нет, я бы сказала. Уходила в школу в восемь утра и возвращалась часа в четыре. Во время введения карантина действовал особый режим и было организовано дистанционное обучение. Занималась с ней я. В своем классе Анджелина — одна из лучших учениц по математике, но у нее страдает грамматика в правописании на французском.

 — А русский учит, чтобы не забыть его в европейской среде?

 — Английский и русский язык для нее родные. Она говорит на них без акцента, легко переходит с одного на другой. С самого рождения мы ее воспитывали по методике: один родитель — один язык. То есть с мамой речь только на русском, с папой только на английском. Кроме того, ее няни русские. Поэтому, даже когда она не со мной, а с папой или бабушкой, с ней все равно находится русскоговорящая няня. И, безусловно, дома с ней занимаются языком дополнительно.

 — Когда Франция открыла границы, вы из Канн поехали в Монако. Получается, что в Лондоне прожили меньше года. В чем в итоге были плюсы и минусы?

 — Из минусов — холодно! Это было мое первое впечатление. Пришлось почти полностью сменить свой гардероб, перешла с шелка на шерсть и кашемир. Прожив семь лет в Монако и каждый день видя море, я, возможно, немного не рассчитала своих сил, потому что лондонская серая погода отбирает чуть больше энергии. Из плюсов — есть города, в которых необходимо побывать хотя бы один раз в жизни! Лондон — один из них. Он славится своими достопримечательностями, архитектурой, театрами и музеями. И его можно смело назвать городом контрастов, традиций, акцентов, туманов, дождей. У него какая-то своя особенная атмосфера.

Фото №4 - Виктория Боня: «Расходиться надо красиво, без скандалов и обид»
Фото
«Инстаграм» Виктории Бони

 — Обрадовалась ли дочка тому, что вы теперь снова рядом с морем?

 — Конечно! Анджелина была главным инициатором возвращения в Монако и папу с бабушкой перетянула на свою сторону, они все вместе «насели» на меня. Пришлось сдаться! Мы так и не смогли адаптироваться к Лондону. Анджелине там категорически не нравится. Все-таки Монако — наше место. Но, как говорится, не попробуешь — не узнаешь. Я сняла нам дом. Будем теперь жить с потрясающим видом на море.

 — Как изменились княжество, цены, люди за период пандемии?

 — Магазины, салоны красоты работают в обычном режиме. Рестораны, кафе пока только на вынос. Цены вроде бы не изменились. В общественных местах по-прежнему необходимо носить индивидуальные защитные маски. Что непривычно, это поведение: при встрече никто больше не обнимается, как раньше.  

 — Чему вас научил этот внезапный карантин?

 — В обычной жизни у меня очень жесткий рабочий график, много поездок, и на какие-то вещи времени просто не хватает. А на карантине я смогла уделять его дочери, заниматься саморазвитием и спортом, запустить новые проекты. Стала ценить мелочи, на которые раньше не обращала внимания. А еще вся эта ситуация с коронавирусом научила меня проверять и перепроверять любую полученную информацию. Как говорил Эвклид: «То, что принято без доказательств, может быть отвергнуто без доказательств».

 — Сейчас некоторые звезды говорят о том, сколько они потеряли за это время, что вынуждены продавать недвижимость, чтобы остаться на плаву. На вашем бизнесе пандемия как-то отразилась?

 — Несильно. Я запустила марафоны красоты для девушек, которые пользуются невероятным успехом. Мы с командой даже не ожидали такого. А мой бренд одежды перешел на онлайн-продажи, которые также очень неплохо идут.

 — Как возвращаетесь к привычной жизни?

 — С легкостью! Я так соскучилась по работе! Недавно была фэшн-съемка для болгарского глянца с раннего утра до позднего вечера. И я даже не устала. Больше всего жду, когда откроют границы и смогу уже полететь куда хочу. Пока не могу вернуться в Лондон за вещами. Ну ничего страшного, займусь этим вопросом позже.