Влад Соколовский: «42 дня в одной квартире — лучшая проверка чувств»

Артист рассказал об участии в «Ледниковом периоде», отношениях с девушкой Ангелиной и 3-летней дочерью.

Фото
архив «Pride PR»

«Всегда ощущал себя счастливым человеком, даже когда происходили самые сложные события. Я жизнелюб в своих родителей, оптимист в папу. И в дочке Мии вижу такой же свет. Эта черта меня как отца радует», — говорит певец, участник шоу «Ледниковый период».

Влад, с учетом того, что вы с детства занимались танцами, многие думали, что на льду вам будет легко. Правы были или ошибались?

— Понимаю, у людей есть некий стереотип, что раз человек связан с танцами, то ему фигурное катание должно просто даваться, но лед и земля — абсолютно разные вещи. Никогда не думал, что этот спорт является силовым, у меня было ощущение, что он больше связан с кардионагрузкой. Только выходя на первые тренировки, понял, насколько это трудозатратно, ноги включаются в процесс до такой степени, что ощущение, будто в спортзале в приседе со штангой ходишь, но ты не там, а на льду, где должен устоять, поймать равновесие, а это сложно!

Фото
Пресс-служба Первого канала

И еще травмоопасно. Когда-нибудь столько шишек набивали себе, как сейчас?

— Где-то в возрасте 12 или 13 лет пару раз был на катке возле школы с друзьями. Этим все и ограничилось. Всегда считал, что хоккей — агрессивный спорт. Но сейчас понимаю, что там у тебя есть шлем, экипировка, а здесь ты делаешь очень сложные элементы, кручения, поддержки, и далеко не в наколенниках и шлеме, а порой в джинсах и футболке. Конечно, у нас всех много травм. У меня никогда в жизни их столько не было.

Первый месяц все участники просто охали и ахали, с утра без стона невозможно было вставать, говорю без преувеличения.

Сейчас восстанавливаться уже проще, тело адаптировалось. Думаю, что наши вторые половинки очень радуются этому проекту, потому что все участники подтянулись и находятся в хорошей форме. Я в «Ледниковый период» пошел, потому что это красивое шоу, которое делает отличная команда, а фигурное катание — не просто спорт, это великое искусство, и очень приятно быть причастным к подобному проекту, что мотивирует двигаться вперед еще больше.

Рассказывают, что за кулисами как-то собралась вся ваша семья. Приезжали поддержать?

— Когда меня номинировали на вылет, приехала моя девушка, папа с мамой, лучший друг Игорь. Они все были рядом.

— А дочка?

— Она еще совсем малышка, ей три года, и в период пандемии везти ее на съемки не лучшая идея. Мии очень нравится смотреть на папу по телевизору, она говорит, что, когда вырастет, будет кататься на коньках, а я как отец надеюсь, что это не так и она выберет что-то менее опасное!

— Все говорят, как много времени отнимает проект, тренировки, но не у всех, кто об этом рассказывает, есть дети. Вы из-за льда теперь реже Мию видите?

— Раньше мы встречались 3-4 раза в неделю, а сейчас порой не совпадаем, например, у меня может появиться окно посреди дня, но Мия в этот момент спит. Конечно, расстраиваюсь, но я понимаю, что такая история временная. У меня с начала осени аврал, ведь помимо шоу есть свой музыкальный проект, в сентябре вышел мой мини-альбом из шести песен, новый клип, в то же время в кино сейчас снимаюсь, активно веду блог и все умудряюсь совмещать. При этом как можно чаще вижусь с ребенком, потому что с октября Рита (певица Рита Дакота, бывшая супруга артиста. — Прим. «Антенны») и Мия живут в новой квартире, которую мы еще когда-то вместе покупали. Она всего в двадцати минутах пути от меня, это очень облегчило весь расклад.

Фото
архив «Pride PR»

— Альбом приурочили к своему дню рождения?

— Нет, он должен был выйти еще в апреле, тогда же планировался московский сольник, но вы знаете, что случилось в марте, вся работа накрылась. В итоге сместил релиз на сентябрь. С днем рождения это никак не связано.

Вам исполнилось 29 лет. Приближающийся кризис тридцати лет на себе ощущаете?

— Наоборот, чувствую, как к 30 набираю силы. Это ощущение в последний год только нарастает. Думаю, что кризис в целом имеет место, такое явление существует, кто-то справляется со своими, скажем так, гормональными изменениями и умеет преобразовать их в силу, а кого-то это сбивает с толку и вводит в депрессию. Но думаю, что это больше относится к тем мужчинам, которые сидят на месте и не знают, в чем их предназначение. У меня, к счастью, подобных проблем нет, четко знаю свое дело, несмотря ни на что, пру вперед как танк, и это дает плоды.

По поводу изменений. На годовщину отношений с Ангелиной вы поделились, что с ней стали открывать в себе совершенно новые грани. О чем речь?

— Я бы не хотел рассказывать, в чем становлюсь лучше, потому что это моя внутренняя история, личная. Этими словами лишь старался подчеркнуть то, насколько Лина прекрасна, как эта женщина круто влияет на меня, а не превозвысить какие-то свои способности. Мне кажется, что к каждому мужчине должен быть какой-то определенный код или ключ. И смысл моих слов был больше в этом.

Она этот код подобрала?

— Жизнь покажет, но на сегодняшний день все очень хорошо.

— Вы упомянули свой блог, он у вас весьма необычный, чего только стоят кулинарные видео. Умение готовить нетипично для большинства мужчин. Откуда оно у вас?

— От моих родителей. Папа и мама обожают готовить. С детства смотрел на этот вдохновенный процесс и впитывал как губка. Я с 13 лет стал жить отдельно, когда уже работал в балете, потом в папиной группе «ИКС-Миссия», в этот период у меня была, так сказать, одиночная практика.

Для меня готовка стала своего рода творчеством, это практически как музыку писать.

Я с таким счастливым видом открываю холодильник, придумываю блюдо с нуля, что-то добавляю, экспериментирую, обожаю это. Так что если бы не музыка, занимался бы едой.

— Кто чаще хозяйничает на кухне, вы или Ангелина?

— Лина, потому больше времени проводит в домашней обстановке, встречает меня со съемок, работы. Я же делаю это нередко, но под настроение.

— Мии повезло, папа ее всегда накормит!

— Легко! Но, правда, у нее пока свой рацион, она все-таки маленькая и не ест все то же, что и мы, потому что я приверженец острого, химичу с едой.

— Родители своим примером привили вам любовь к кулинарии. Как считаете, что самое основное они заложили в ваш характер?

— Я всегда ощущал себя счастливым человеком, и в том числе когда происходили самые сложные события, в которых ты совершенно не понимаешь, как быть. Даже тогда я не пребывал в унынии, осознавал всю сложность момента, но никогда не было такого, чтобы терял энергию. Я жизнелюб в своих родителей, оптимист в папу. И в Мии я вижу такой же свет. Эта черта меня как отца радует.

— Как удалось не унывать весной, когда вокруг пандемия, порушились планы и вы еще заболели коронавирусом?

— Нашел в этом точку роста. Первые дней пять повалялся, потемпературил. А потом, когда пришло нормальное состояние, мы с Линой устроили в своей небольшой квартире буквально спортивные сборы. У нас день был расписан до последней минуты. Я даже построил студию, которая у меня теперь всегда есть, и могу записывать вокал дома, не надо больше никуда ездить. Так что я благодарностью отношусь к такому сложному моральному опыту, это было как какое-то путешествие.

Оно не сопровождалось ссорами?

— Мы просидели дома 42 дня, не выходя за порог. Ругались! Но это была своего рода проверка, которую, как я считаю, мы прошли и не убили друг друга.

ЛЕДНИКОВЫЙ ПЕРИОД

НА ТВ

«Ледниковый период», суббота, 17:20, Первый канал

 

Досье

Родился: 24 сентября 1991 года в г. Москва в семье артистов —  хореографа, основателя и солиста группы «ИКС-Миссия» Андрея Соколовского и режиссера-постановщика, артистки цирка Ирины Соколовской.

Карьера: впервые вышел на сцену в три года, исполнил с Филиппом Киркоровым хит «Зайка моя». В пять лет поступил в Школу искусств, где четыре года обучался классическому танцу, затем учился в студии балета «Тодес». В 2005 году стал участником группы «ИКС-Миссия», в 2007-м прошел кастинг на «Фабрику звезд - 7». В составе группы "БиС" стал бронзовым призером проекта. С 2010 года начал сольную карьеру. 

Семейное положение: не женат, дочь Мия.

Комментарии

0
под именем