7 книг, которые помогут понять Пелевина

Каждая книга Виктора Пелевина отсылает к десяткам литературных памятников. Исследователь-пелевиновед, журналист и писатель Петр Образцов, помог вычислить некоторые из самых важных накануне выхода нового романа «t».

К выходу романа «t» журнал StarHit составил мини-список из семи книг, необходимых для лучшего восприятия творчества писателя.
К выходу романа «t» журнал StarHit составил мини-список из семи книг, необходимых для лучшего восприятия творчества писателя.

Иван Рак. «Мифы Древнего Египта»

Многое в сюжете «t» основано на египетской мифологии. «...гермафродит с кошачьей головой был самым жутким из богов» – так, например, Пелевин пишет о божестве Атоне.

Карлос Кастанеда. «Учения Дона Хуана:путь знания индейцев яки»

Для Пелевина это «величайший поэт и мистик ХХ века». По Кастанеде, индейцы яки в момент смерти видели орла. У Пелевина сын-скарабей в «Жизни насекомых» наблюдает за птицей, уносящей сознание отца-скарабея, раздавленного «огромной красной туфлей».

Федор Достоевский. «Преступление и наказание»

Пелевин, случается, инсценирует Достоевского. В романе «Чапаев и Пустота» Петром Пустотой овладевают чувства, схожие с теми, что испытывал Родион Раскольников: «Вся достоевщина, разумеется, была не в этом трупе и не в этой двери с пулевой пробоиной, а во мне самом, в моем сознании, пораженном метастазами чужого покаяния».

Фридрих Ницше. «Так говорил Заратустра»

В выдуманных мирах Пелевина живут сверхлюди. Его Чапаев – ницшеанский сверхчеловек. Так его видит Петька Пустота: «Отчего-то мне показалось, что этот человек стоит несколькими пролетами выше меня на той бесконечной лестнице бытия, которую я видел сегодня во сне».

Гримуар «Spiriti-commando»

Книгу магических заклинаний найти трудно даже в Сети, но иначе не понять, откуда ноги растут у Ариэля из новинки «t». В гримуаре Ариэль – один из семи герцогов Ада, предводитель легионов духов.

Андрей Белый. «Петербург»

Стилизация под «серебряный век» – одно из любимых развлечений Пелевина. Он явно симпатизирует декадентской тусовке и иронизирует над ней. Вот что говорит у него Брюсов о Петьке Пустоте: «...А ведь я и не знал, Петя, что вы из наших. Всегда ценил стихи ваши, особенно ваш первый сборничек «Стихи капитана Лебядкина». Кстати, вы «Двенадцать» Блока успели прочесть?»

Ветхий завет

«Экклезиаст говорил, что на земле нет ничего нового. Он был не прав, новое есть. Это терминология и упаковка», – сообщает Пелевин в одном из редких интервью. И всем своим творчеством, по сути, подтверждает этот тезис.

Виктор Пелевин старается не появляться на публике и часто прячет глаза за темными линзами очков.
Виктор Пелевин старается не появляться на публике и часто прячет глаза за темными линзами очков.

Сюжет нового романа пока не раскрывается, но у читателей WDay.ru есть уникальная возможность прочесть фрагмент книги

Мастер боевых искусств граф Т. пробирается в Оптину Пустынь. На пути ему встречается каббалистический демон Ариэль, который утверждает, что создал мир и самого графа Т. И это очень похоже на правду...

«Пока Т. говорил, Кнопф внимательно осматривал свои рыжие тупоносые башмаки, хмурясь и пришептывая – словно прикидывая, не пора ли нести их в починку. Однако слушал он внимательно – когда Т. замолчал, он сразу же сказал:

– Значит, чтобы подытожить. Нас с вами создает некий демон по имени Ариэль, который является творцом и владыкой этого мира, так?

– Он не считает себя демоном, – ответил Т. – Он называет себя истинным человеком. И создает он нас не в одиночестве, а вместе с целой шайкой таких же сущностей как и он. Но вы правы – для нас с вами, разумеется, он демон. Или скорее, бог – но не благой, а довольно злобный и недалекий.

– Вы находитесь в постоянном контакте с этим демоном?

– Не то чтобы в постоянном, – сказал Т. – Он сам выбирает, когда и в каком обличье появиться. Но общаемся мы часто. А про меня этот демон сообщил, что я тоже его творение, но по сравнению с вами как бы второсортное и эпизодическое?

– Да, в общих чертах так, – согласился Т. – Только не обижайтесь. Наша с вами природа такова, что глупо говорить о чьем-то превосходстве. Мы просто чужая выдумка, порождение мыслящих нас по очереди умов…И Т. указал куда-то вдаль.

– Ага, – сказал Кнопф. – Понятно. Эти умы выдумывают нас с художественной целью?

– Да, – ответил Т. – Хотя при этом сильно сомневаются в художественной ценности своего продукта. Как я понял, их цель гораздо ближе к коммерческому скотоводству, чем к художеству. Кнопф забарабанил пальцами по скамейке.

– Скажите, а эти ваши демоны рассказали, зачем вы идете в Оптину Пустынь? – спросил он. – И почему ваши попытки наталкиваются на такое ожесточенное сопротивление?»

Виктор Пелевин. «t». Фрагмент. «Эксмо» 2009

Комментарии

0
под именем