+2

Вам тридцать лет назад воронежские поклонники прислали в подарок телевизор. Расскажите об этом поподробнее.

Да, такой подарок я получил в конце 80-х. В то время я сидел без работы: не давали снимать как режиссеру, да и актерских ролей не предлагали. Тяжелый период. Даже жить было негде: я шестнадцать с половиной лет болтался в Москве без жилья. Как-то в одном интервью обмолвился, что у меня не только квартиры, даже телевизора нет. Спустя несколько месяцев мне из Воронежа прислали посылку с телевизором. И сделали это анонимно. Только по упаковке я догадался, что телевизор сделали на воронежском заводе. Кстати, телевизор в рабочем состоянии и до сих пор стоит у меня на даче. Этот подарок очень дорог: я лично с него пыль протираю. Жене не доверяю.

По поводу того, что показывают по телевизору. У вас богатая фильмография. Есть хорошие картины, а есть так называемые проходные фильмы (вы сами так сказали в одном из интервью). Сейчас отказались бы от каких-нибудь работ?

Нет. Во-первых, я не люблю сидеть без работы. Для меня это самоубийственно. Во-вторых, актерская профессия – подчинительная. Не все зависит от артиста. Мне очень нравится высказывание по этому поводу гениальной Фаины Раневской. Она говорила так: «Да, роль не удалась, не получилась, но ведь это твое дитя! Ты его родил. Да, получился инвалид, но это твой родной ребенок». Поэтому отрекаться и стыдиться ролей не надо. Не скрою, что у меня были неудачи. С этим надо примириться и терпеть. Другое дело, что это укорачивает твое жизненное путешествие, влияет на сердце, на нервы. Это больно.

После «Мы из джаза» вы проснулись знаменитым. Вас не захлестнула звездная болезнь?

Я умный был. К сожалению, молодым это нечасто удается. Это многих губит. И моих друзей тоже. Советами здесь не поможешь.

А сын с дочками к вам прислушиваются?

Дочек у меня никогда не было. Это легенда журналистов и моей бывшей гражданской полужены-однокурсницы. Она спустя много лет вдруг заявила, что у нее дочка от меня. На это заявление все однокурсники удивились: «Не могла же она беременной три года ходить». А сын старается меня не слушать. Он как-то принес мне гениальный сценарий для дипломной работы. А я, дурак, дал ему два совета. А мой принципиальный мальчик на глазах разорвал сценарий и выбросил. Как мальчик? 36 лет уже. Окончил режиссерский факультет, снял дипломный фильм. Мне пока не показывает.

Вас в молодости часто путали с Никитой Михалковым. Такое сходство боком выходило или наоборот?

Да нет. Мы относились к этому с юмором. Часто давали автографы друг за друга. Был такой случай. Я с Толей Ромашиным и Борей Хмельницким сидел в ресторане гостиницы «Советская». К нам подошел какой-то полярник с просьбой оставить роспись на память. Меня перепутал с Михалковым, Хмельницкого – с Боярским, а Ромашина – с Лановым. Такая путаница получилась.

Вас хотели взять на роль Паратова, которого сыграл Никита Михалков в «Жестоком романсе». Это из-за внешнего сходства?

Не знаю, что руководило Эльдаром Александровичем Рязановым, но Паратова должен был играть изначально Шакуров. Он отказался из-за того, что получил в театре роль Сирано де Бержерака, о которой мечтал всю жизнь. Потом Рязанов сделал предложение Михалкову, но у того был плотный график и намечались съемки фильма «Очи черные» с Марчелло Мастроянни. Тогда Эльдар Александрович сделал фотопробы со мной. Но, когда разложил снимки, как пасьянс, я с наклеенной бородой и усами смотрелся мальчишкой рядом с Алисой Бруновной Фрейндлих, Алексеем Васильевичем Петренко и Андреем Васильевичем Мягковым. Самое главное, Эльдар подметил, что у меня в глазах какой-то черт прыгает. «Не Паратов», – был вердикт метра. Тут еще совпало, что Марчелло заболел, Никита отодвинул съемки и смог сыграть в «Жестоком романсе». Мне в этой картине досталась роль драгуна, родственника Ларисы Огудаловой.

Это правда, что вам Павел Глоба предсказал автокатастрофу, в которой вы чудом выжили?

Да. Я после этого стал верить Пашке. Еще была история, когда Павел, изучая гороскоп, вывел, что в таком-то месяце ракам надо опасаться переломов. И как раз в этот период я буквально на ровном месте упал и сломал ногу. Кстати, а Пашка тоже рак, и он таким же образом сломал руку. Мы вдвоем в гипсе ходили. Таких случайностей не бывает.