Андрей Леонов: «Хорошо, когда есть в кого уткнуться»

«Сегодня я многодетный отец, а своим родителям не разрешил завести брата или сестру, когда они спросили моего совета. Был эгоистом. Постепенно начал меняться. У меня перед глазами пример папы, который всегда правильно реагировал на все», — признается артист накануне 60-летнего юбилея.

Андрей Леонов с женой
Андрей Леонов с женой
Фото
Сергей Миланский

– Вы предпочитаете, чтобы вас называли Андреем или Андреем Евгеньевичем?

– Андреем: продлеваю себе молодость. Я и папу с мамой называл по именам — Женей и Вандой. Уважение ведь проявляется не в имени-отчестве.

– Вы гораздо моложе выглядите, вам и 60 лет не дашь.

– Спасибо, очень приятно. Моложавый?

– Да.

– Это хорошо. Я специально к интервью шел 40 минут пешком от дома до театра.

– В самом центре живете?

– Недалеко от храма Христа Спасителя в арбатских переулках. Но эта радость так пройтись редкая, потому что спектакли сократились, я в театре бываю нечасто (актер служит в «Ленкоме». — Прим. «Антенны»), режим нарушается. А антреприза, в которой я в основном занят, — это переезды. Нужно иметь крепкую попу, чтобы высиживать долгие часы в машине, поезде, самолете. Так что ходьба и режим, к сожалению, в прошлом. Я вспоминаю советские годы, когда с «Ленкомом» ездили на гастроли. Это было так прекрасно. Жили в разных городах по полмесяца, месяцу. Успевали перезнакомиться, все узнать. В Ленинграде я целый месяц ходил по музеям, бывал в Пушкино, очень хорошо изучил Ленинградскую область. И так каждое лето ездили в Кемерово, Саратов, Куйбышев… Очень интересно. А сейчас: приехали, сыграли, поехали в другой город. Но это тоже неплохо: я повторяю творческий путь своего отца, потому что он очень много ездил с концертами. Может, вот так родство проявляется.

Раньше сравнения с папой задевали, а теперь радуют

– Вас радует, когда спрашивают про отца, всеми любимого Евгения Леонова?

– Сейчас радует. А раньше самолюбие немножко задевали сравнения. Это все комплексы. Теперь любое воспоминание о папе очень волнующе. Друзья иногда присылают редкие фотографии с ним. А недавно в одном закрытом городе, кажется, Северодвинске, ко мне подошел охранник и рассказал, что был на концерте папы, который приезжал на гастроли. Так что приятно потихонечку повторять его маршруты. Я очень рад и только приветствую такой интерес к моему отцу. Иногда сам вспоминаю какие-то вещи, акценты, которые упустил, а теперь с удовольствием о них рассказываю. Папа и теперь где-то рядом: включаешь телевизор — бах, родное лицо, или голос его слышишь!

– Книгу не хотите написать?

– Коплю материал. Это большая ответственность. 29 января исполнилось 25 лет, как не стало папы. Мы собирались, вспоминали… Он мало прожил, не увидел младших внука и внучку. Успел понянчить только старшего. У папы была прекрасная семья, замечательная мама. С братом они оставались всю жизнь близки, дядя Коля недавно умер в 94 года. Если кого-то обижали, сразу вся семья бросалась на помощь, мама утешала. Хорошо, когда есть в кого уткнуться. Таким был для меня папа. Я мог прийти из института и сказать ему, что, наверное, не выдержу. А он мне: «Хочешь, я его ударю?» Шутил, но я понимал, что это мой заступник по жизни. В своем последнем письме он написал стихи, что, как орел, закроет меня своими крыльями. И так оно и было. Он интеллигентный человек, который не бросался словами, а отвечал за них. И также мои дети должны знать, что папа может защитить.

– Вы были рядом, когда он ушел? Успели сказать что-то на прощание?

– Находился рядом, но, как и все молодые, я был тогда немного эгоистом. Порой мы не понимали друг друга. Но все на бытовом уровне. Ничего принципиального и страшного не было. Накануне его клинической смерти в Германии мы с ним поссорились из-за ерунды. Мы поехали на экскурсию, а он — рентген делать. Думали, у него воспаление легких. Я к нему заходил, все было нормально, ничего критического. Еще вспоминаю, как он ко мне в армию приезжал. Я ему запретил категорически, просил дать полтора года, чтобы я повзрослел. Он сказал: да-да — и тут же приехал. И моя военная карьера пошла набекрень, потому что узнали, что сын Леонова. Появилось пристальное внимание офицеров.

1987 год. С отцом на сцене в спектакле «Диктатура совести».
1987 год. С отцом на сцене в спектакле «Диктатура совести»
Фото
Анатолий Антонов/PhotoXPress.ru

Пошел в армию, чтобы правильно играть военных

– Вы ведь могли и не служить вовсе?

– Я отправился туда после института. У меня была такая вера, что надо послужить, чтобы не стыдно было потом играть военных на сцене. Хотелось и от опеки родительской избавиться, потому что я был комнатный, домашний. Когда я поступал, мне даже педагог посоветовал подружиться с каким-нибудь сорвиголовой, который бы меня раскочегарил, так как я был очень зажатым. Сказал: «Так вы актером никогда не станете. Нужно быть понахальнее, а то вы совсем забитый или ребенок». Первое время мне и роли предлагали соответственные. Я хотел играть солдат, вернувшихся с войны. А давали Тома Сойера и ему подобных. Меня это обижало, и через два года хотелось сбежать из этого института. Почему я вообще захотел стать артистом — это потому, что посмотрел в «Ленкоме» прекрасный спектакль «В списках не значился». Он меня потряс до глубины души и все во мне перевернул. Когда Абдулов, игравший Плужникова, падал в финале, зрители кричали не «Браво», а «Ура!» Такой был патриотический подъем, такая волна мощной энергии. А вообще, первым потрясением в моей жизни стал «Тиль Уленшпигель» с Караченцовым. Кстати, много лет спустя меня ввели в состав «В списках не значился» на роль Сальникова. И в «Тиле» я сыграл пса номер восемь (так в программке указано). А потом и вовсе вырос до брата торговца пивом, которого били больно по руке, но я был просто счастлив. Особенно когда хлопали.

– Это смело: пойти в театр, где служит великий папа.

– Он для меня и там оставался папой и не был такой мощной силой. А в кино у меня не получилось с ним в «Обыкновенном чуде» (Леонов-старший играл в фильме Марка Захарова Короля, Леонов-младший — ученика Охотника. — Прим. «Антенны»). Могло быть гораздо лучше. Марк Захаров стал моим первым профессиональным режиссером, и нужно было постараться выполнить то, что он просит. А я зажался, было страшно. И отец рядом командовал, так что я совсем растерялся. Финальные съемочные дни оказались для меня каторгой. Но это был первый шаг. Все его проходят по-разному. Кто-то зажимается на всю жизнь, а кто-то проходит через такие перипетии. Постепенно-постепенно, к 60 годам я стал, возможно, чуточку свободнее.

– Марк Анатольевич вас взял на эту картину как сына Леонова?

– Не знаю.

– Не спрашивали?

– Нет. Я однажды подошел к своему педагогу и спросил: «Алла Александровна, не взяли ли меня в институт по блату?» На что она ответила: «Что ты говоришь, какие глупости! Конечно, по блату!» Шутка! Так что кастинг в «Обыкновенное чудо» остался для меня тайной. Картине было 40 лет в прошлом году, и я у Захарова не поинтересовался. Может, на 50-летие спрошу.

Кадр из сериала «Папины дочки» с Катей Старшовой. «Когда случайно с девочками встречаемся, то обнимаемся, вспоминаем былое! , — говорит Леонов.
Кадр из сериала «Папины дочки» с Катей Старшовой. «Когда случайно с девочками встречаемся, то обнимаемся, вспоминаем былое!», — говорит Леонов
Фото
Канал СТС

Сын отучился на актера, но зарабатывает переводами

– А бойкого однокурсника тогда нашли, как вам советовали?

– Нашел. Он фактически сделал из меня мужчину. Миша Цитриняк. Сейчас он режиссер в Театре Вахтангова, снимает сериалы. Мы с другом были самыми младшими на курсе, а Миша на тот момент уже в армии отслужил, и активно делился со мной жизненным опытом, а я активно его поглощал. И еще у меня образовалась компания чилийцев на третьем-четвертом курсе, с которыми познакомился случайно. И среди них был солист ансамбля «Венсеремос» («Мы победим». — Прим. «Антенны»), мы сильно подружились. Он поселился у нас дома, мы пели вместе песни, пока папа с мамой на гастролях. Чилийцы меня потрясали тем, какие они радостные на фоне всеобщего уныния. Они были даже чересчур оптимистичными. Советское государство их пригласило, дали им ватные пальто, шапки-ушанки, и вот эти чучела ко мне приходили.

С женой Анастасией, дочерью Аней, сыном Мишей.
С женой Анастасией, дочерью Аней, сыном Мишей
Фото
Владимир Осипенко

– Ваша первая жена — чилийка?

– Да, так мы с ней и познакомились. Сейчас она в Стокгольме с нашим сыном Женей, работает врачом. Они уехали, когда ему было 10 лет. Я навещал часто, проводили вместе лето, притирались и притерлись, на что повлияла его мама, которая в случае конфликтов говорила: разбирайтесь сами. У него были проблемы в школе. Но на помощь пришло государство. Однажды он подрался с другим мальчиком, и шведские педагоги три часа выясняли, как да почему это произошло. Мы уже за это время подружились на всю жизнь с родителями парня, а они все бу-бу-бу. Постановили, чтобы мальчишки не подходили друг к другу ближе чем на 10 метров, и все это сильно потрясло обоих, после чего и они подружились.

– Женя чем занимается?

– Отучился на актера, но уже не играет, а, как и я, ждет предложений. Но чтобы не тратить бессмысленно жизнь, зарабатывает переводами со шведского на русский и наоборот. А так он играл главную роль в «Чайке». И даже не один сезон. Там набираются актеры на один спектакль, с которым ездят по всей стране. Любят классику, в том числе и русскую.

–– Какой вы отец?

– Когда появляются дети, как-то подстраиваешься, не хочется прослыть злыднем. Стараюсь быть мягче. У нас с папой были очень хорошие отношения, и я с сыном стараюсь обращаться демократично и шутейно, как наказывал папа. Иногда даст подзатыльник, я спрашиваю, за что, а он: «Люблю я тебя, сынок». Люди часто стесняются говорить о чувствах, но они передаются через какие-то движения, что, возможно, даже более ценно.

Старший сын Евгений с братом и сестрой
Старший сын Евгений с братом и сестрой
Фото
Личный архив Андрея Леонова

– Супруге можете признаться в любви?

– Нет, могу ущипнуть, но она воспринимает все правильно.

Для жены главное — не работа, а дети

– У вас есть место, где вас ждут, куда вы можете приехать на выходные?

– Конечно. Моя нынешняя жена Анастасия дружит с моей бывшей женой Александрой. Мы каждое лето ездим в Швецию, снимаем маленький домик на берегу залива. Животные смотрят в окно, форточки открывают. Как будто попадаешь в зоопарк наоборот –ты в домике как в клетке, а вокруг звери ходят и удивляются. Там можно встретить и лису. Однажды увидели лосиху с лосенком. Олени пасутся и косули. В Стокгольме я видел море зайцев. Можно пить воду из-под крана. Но своеобразная культура, менталит ет другой. Они не росли на наших мультиках. Поэтому нужно сделать усилия, чтобы подружиться и стать своим.

– Одно дело дружить с бывшей женой, но чтобы и жены между собой дружили… Как вам удалось?

– Вот такой я человек!

– Или жены у вас мудрые?

– Нас правильно воспитали. Поклон родителям.

– Но инициатива дружбы от вас шла?

– Конечно. Детям нужно с детства вбивать в башку, что такое интеллигентность, а это — достоинство сохранить другого человека.

– У ваших детей и с маминой стороны известные бабушка с дедушкой: актриса Вера Тарасова и композитор Игорь Якушенко.

– Да, он написал музыку к мультфильму «Вовке в Тридевятом царстве», фильму «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». У него много учеников.

– Жена работает продюсером на ТВ?

– Работала когда-то давно, а сейчас занимается только домом и детьми. Сам я это только приветствую. Когда ты предан чему-то одному, отдаешь на это все силы, здоровье и внимание, на другое уже не хватает. А для нее главное — дети. Анечке 9 лет, Мише — 5. Она встает в 6 утра, собирает Аню в школу, потом занимается младшим. Если у кого-то заболел животик, начинается паника, она полностью включается в ситуацию. Дочка на 9 Мая записала стихотворение, я послал его другу, и тот прослезился. Она так разобрала это произведение в свои 9 лет и смогла его так прочитать, что я, видавший виды, ахнул. Это дорогого стоит.

– Младшие дети дедушку на экране видели?

– Да. Они видели мультики с его голосом — «Винни-Пух», «Волшебное кольцо».

– Миша к школе уже готовится?

– В этом году пойдет в подготовительный, а через год — в первый класс. Сегодня я многодетный отец, а своим родителям когда-то не разрешил завести брата или сестру, когда они спросили моего совета. Был эгоистом. Сейчас, может, меньше подвержен таким чувствам. А тогда у меня была ревность, и я не хотел соперников или соперниц. Желал полноценной любви, которой мне, наверное, не хватало. Родителям просто не нужно было со мной советоваться, а ставить перед фактом: нашли в капусте — и все! Тогда бы я смирился, а так, конечно, не хотел делиться ни игрушками, ни вниманием.

– Может, они сами не хотели?

– У мамы были проблемы с почками, она перенесла тяжелую операцию, так что это было во многом из-за проблем со здоровьем.

– Как она себя сейчас чувствует?

– Держится молодцом. Мы ее вытягиваем, стараемся. У нее было несколько операций. Возможно, она живет благодаря и той любви, которой ее окружал папа. Я стараюсь у нее часто бывать, поддерживаю как могу. На свой юбилей приеду к маме, поздравлю, поцелую, цветы подарю. Посидим немножко в зависимости от ее самочувствия. «Ленком» ее не забывает. Она до последнего времени работала литературным сотрудником в нашем с папой театре. А папа с того света ее согревает и помогает ей и нам.

Спорим, вы не знали, что… Андрей Леонов однажды встречался с легендарным однофамильцем — космонавтом Алексеем Леоновым. «Дело было в Грузии, где папа ему показывал свои картины в квартире друга. Я хотел бы, чтобы Леоновых было как Ивановых, но это не значит, что мы все родственники».

Блиц

– «Папа может, папа может все, что угодно. Плавать брассом, спорить басом, дрова рубить!»

– Что-то из этого могу. Брассом сплавать уже вряд ли, голос мой кому-то нравится, а кому-то нет. На споры энергию не трачу, потому что по опыту знаю, что никого не переспоришь и не переделаешь. Дрова для костра рублю, конечно, я.

– «Только мамой, только мамой не может быть!»

– В жизни всякое случается: мама ушла, приболела, но, конечно, мама — это мама, а папа — это папа. И объединяет их любовь к детям.

– «Папа дома — и дом исправный, газ горит и не гаснет свет».

– Все могу починить, но лучше вызвать профессионала.

– «И с задачкою трудной самой папа справится, дайте срок! Мы потом уж решаем с мамой все, что папа решить не смог!»

– Вот это точно про меня: с домашкой Анечке помогает мама, а Мишу отчасти отдаем в школу позже, так как очень сложная программа сейчас у детей, я ничего в этих уравнениях не понимаю.

Досье:

Родился: 15 июня 1959 года в Москве.

Образование: в 1979 окончил Высшее театральное училище имени Б. В. Щукина.

Карьера: с 1979 года служит в театре «Ленком». Сыграл более чем в 30 фильмах и сериалах, среди них — «Обыкновенное чудо», «Папины дочки», «Зорге». Заслуженный артист России.

Семейное положение: женат. Сын Евгений (1987 г. р.), дочь Анна (2010 г. р.), сын Михаил (2014 г. р.).

Материалы по теме

Комментарии

3
  • Топ
  • Все комментарии
  • Достойный сын великого отца!