Евгений Миронов: «У нас с Чулпан Хаматовой – семья»

В Театре Наций уже полтора года с успехом идет документальный спектакль «Бросить легко». Актриса театра Чулпан Хаматова и его художественный руководитель Евгений Миронов рассказали о важности этого проекта и постановке новых, о съемках, о своих теплых отношениях и благотворительности.

Чулпан Хаматова, Евгений Миронов
Фото
Сания Галеева

Расскажите о спектакле «Бросить легко».

Документальный спектакль «Бросить легко» – это наш эксперимент. В этом спектакле не играют, а делятся болью ребята, которые прошли весь ужас наркомании. Они рассказывают собственные истории. Эти ребята таким способом проходят своеобразную реабилитацию в нашем театре. Они вынуждены рассказывать о себе для того, чтобы те, кто сидят в зале, сидят и слушают, никогда в эту сторону не ходили. На премьеру приходили родители, жены, родственники артистов. Все плачут – это счастье для них, что их родственники так достойно выходят из сложной жизненной ситуации.

Это очень важная история для подростков. Нужно вовремя знакомить их с этим. Я, например, уже очень скоро обязательно поведу своих дочек.
Чулпан Хаматова, Евгений Миронов
Миронов недоумевает, зачем запрещать мат
Фото
Сания Галеева

Наверняка в этом спектакле есть и ненормативная лексика. Как в целом относитесь к запрету мата?

Эта проблема высосана из пальца – людям нечем заниматься. Или они хотят сделать на этом пиар. Два раза в спектакле «Рассказы Шукшина» звучит слово, которое вызывает в зале аплодисменты. Не потому что мы такие смелые. Точнее определения не придумаешь! Но когда по сюжету мужику говорят, сколько стоят сапожки, другой реакции просто быть не может. Выдумывают что-то: защита поколения! Защищайте молодежь как-нибудь иначе: следите, например, чтобы во дворах не валялись презервативы, чтобы лампочки не воровали.

Как вы оцениваете отношение молодежи к современному театральному искусству?

Я бы очень хотела, чтобы в школах обсуждали и объясняли какие-то элементарные правила поведения в театрах. Ребята не знают, как проходить между рядами, когда хлопать, когда нет. Когда жевать жвачку и когда отвечать на эсэмэски. Однажды я посадила своих дочерей и объяснила им эти правила поведения. А в целом отношение молодежи к театру зависит от того, что они видят. Если им интересно и удалось взять их внимание, то они забудут и о телефоне, и обо всем на свете.

Над чем сейчас работаете в Театре Наций?

Мы приступили к работе с одним из интереснейших американских театральных режиссеров: Роберт Уилсон ставит у нас «Сказки Пушкина». Восемь лет мы пытались что-то с ним придумать, но у него все расписано на десятилетия вперед. Это будет совершенно иного рода театр! Другой способ существования артистов. Мы в театре уже все стали членами секты под управлением Боба Уилсона. У нас трудится человек 20 технических специалистов, которые творят сказку на наших глазах. Я репетирую рассказчика. Это большое шоу. Премьера будет в июне.

Ради сбора денег мы готовы на многое

Чулпан Хаматова, Евгений Миронов
Чулпан слишком счастлива в театре, чтобы идти в кино
Фото
Сания Галеева

Чулпан, расскажите, почему вас давно не видно в кино.

Я так счастлива в театре, что выползать в кино, которое просто не может предложить мне таких интересных ролей, как театр, мне просто незачем. В прошлом году мы вместе с Женей закончили картину «Синдром Петрушки» по роману Дины Рубинной (Хаматова и Миронов сыграли главные роли. – Прим. Woman's day) – вот это было наслаждение! Но получить такой материал – большая редкость.

Евгений, Чулпан, у вас всегда такие теплые отношения – и в театре, и на съемочной площадке?

У нас с Чулпан – семья. (Смеется.) Надеюсь, Саша, твой муж, нас простит?

Женя, как это назвать – каминг-аут сейчас произошел?
Чулпан Хаматова, Евгений Миронов
Хаматова и Миронов знают, как правильно заниматься благотворительностью
Фото
Сания Галеева

Скажите, почему вам так важно принимать участие в благотворительности?

Очень важно. Женя тоже занимается благотворительностью. У него фонд «Артист», который помогает пожилым артистам лекарствами и детям, которые с физическими недостатками – закупают протезы. Наше благотворительное сообщество большое, и мы все дружим. И настаиваем на принципах прозрачности и доверия. Доверия, которое мы своими именами взращиваем в людях, в населении. И нам очень страшно, когда появляются какие-то другие фонды, начинают заниматься тем же, но по другим законам. Мы считаем, что это вредит благотворительности в целом.

Вы оба приняли участие в акции Ice Bucket Challenge (известные люди обливались холодной водой на камеру, передавая друг другу эстафету). Не считаете ее показушной? И на что еще вы готовы ради сбора денег на благотворительность?

Я не считаю, что это была показушная акция. На данный момент для меня уже нет никаких преград для того, чтобы собрать деньги на благотворительность, кроме каких-то чисто этических вещей. Однажды я узнал, что в Лондоне есть акция «Красные носы» – артисты во время антракта выбегают в зрительный зал с красными клоунскими носами и собирают деньги на какую-то цель. Бегают по залу с красными носами, а там ходят уважаемые люди, которые пришли с шампанским. И они кладут деньги. Я решил, что нужно попробовать что-нибудь такое же. Мы проводили подобные акции во время антрактов в спектакле «Рассказы Шукшина». Сначала было очень сложно перейти этот барьер для себя: все-таки я – народный артист, имею какое-то звание. Но я смог преодолеть это и убедил своих коллег. После первого акта «Рассказов», когда у нас у всех язык на плече, мы выбегали в зал с криками, свистом, гармошкой и собирали деньги. Сначала все смотрели ошарашенно, и никто не понимал ничего. «Дайте денег на артистов пожилых, кому сколько не жалко! 10 рублей? Отлично!» Все в ужасе, а потом это стало нормально, и наша зажатость тоже ушла. Это не подаяние! Мы артисты, наши коллеги не защищены, они умирают в нищете! А их фильмы по телевизору показывают нон-стоп – в Америке они бы уже стали миллионерами. Каким образом нам зарабатывать деньги? Мы не просим денег у богатых дядь и теть. Мы работаем, торгуем своим талантом. И это потрясающе, что мы передавали эстафету акции по обливанию водой друзьям из других фондов. Поэтому мне не стыдно.

Да, это была показушная акция, но мы сразу убили двух зайцев. Мы напомнили о себе, о том, что благотворительные фонды есть. А второе – мы все-таки смогли собрать деньги. У американцев сильнее развита система в том смысле, что они знают, как правильно собирать деньги, как сделать так, чтобы люди захотели в этом участвовать. Ты не можешь все время показывать бедного лысого ребенка и говорить: «Пожалуйста, поплачьте вместе с ним и подайте 3 рубля». Это не работает – ты не можешь все время говорить о плохом и давить на жалость. В этой акции – Ice Bucket Challenge – был хулиганский посыл. Мы не показывали бедного ребенка и ни о чем не говорили, но при этом привлекали внимание.

Комментарии

0
под именем