Из первых уст: Наталия Гулькина — о том, как родился первый альбом «Миража»

Русская королева диско выпустила книгу. Только у нас вы можете прочитать ее отрывок!

Ее звезда взошла на эстрадном небосклоне в конце 1980-х годов. Жизнь обычной девушки изменилась — Наталия Гулькина стала солисткой группы «Мираж».

Начались бесконечные гастроли в разных городах, пришла популярность. Но до сих пор мало кто знает, что происходило за сценой. Об этом, а еще о детстве и юности, причинах ухода из группы, непростых отношениях с Маргаритой Суханкиной и многом другом звезда рассказывает в своей книге «А может, это просто мираж…».

С разрешения автора мы публикуем небольшой отрывок, который, без сомнения, вдохновит вас на прочтение всей книги.

Обложка книги «А может, это просто мираж…» Натальи Гулькиной.
Обложка книги «А может, это просто мираж…» Натальи Гулькиной.
Фото
Издательство АСТ / личный архив Наталии Гулькиной

Итак, подготовьтесь к тому, чтобы насладиться приятным чтением…

ВСЕ ГЕНИАЛЬНОЕ ПРОСТО

Как-то раз Светлана Разина сказала мне, что один ее знакомый композитор ищет вокалистку для записи песен. «И если ты в принципе не против, я могу тебя рекомендовать». Я была не против. В свою очередь «своему знакомому» она сказала:

— Ты знаешь, у нас в коллективе есть неплохие девочки, приезжай, послушай. Одна вообще очень голосистая… Может быть, тебе подойдет.И вот мы в обыкновенной жилой квартире на Добрынинской с высокими потолками, одну из комнат которой Андрей Литягин, а Светлана говорила обо мне именно с ним, оборудовал под студию. На стенах висели большие постеры иностранных звезд. В центре комнаты прямо с люстры спускался на шнуре микрофон. Андрей, недолго мешкая, включил магнитофон, и зазвучала песня «Звезды нас ждут». Мы затихли. Мне очень понравилось исполнение. Неожиданно он прервал песню на полуслове и включил следующую. «Эта ночь», — бархатно и проникновенно звучал голос какой-то девушки; следом из колонок зазвучало: «Видео, видео — это не сказка, это не сон». Мы все были сражены этими песнями наповал!

— Ну как, нравится? Хочешь спеть такие же песни?

— Конечно! Спрашиваешь! — не задумываясь выпалила я. — А кто написал слова? А кто музыку? А кто это так круто поет и зачем тебе я, если у тебя есть такая классная вокалистка? —засыпала я его вопросами.

— Да какая тебе разница? Ты все равно ее не знаешь. Эти три песни спела Рита Суханкина. Музыку написал я, слова — Валера Соколов, но главное, готова ли ты теперь попробовать? Надо еще посмотреть, как у тебя получится, сольются ли голоса. Давай иди к микрофону, — сказал Андрей.

— Как? Прямо сейчас петь? — Я опешила и сразу забыла все имена и фамилии, которые он только что произнес. — А что петь? Я ведь не знаю ни слов, ни мелодии.

— Слова сейчас дам, а тебе нужно для начала подстроить терцию на эти песни к тому, что уже спето, может, какой-то другой интервал. Заодно и распоешься.

И мы стали записывать. Как потом оказалось, у Андрея был только основной вокал, и он попросил меня дописать вторые голоса, так называемые бэки, чтобы все полноценно звучало.Как сейчас помню, я пела, а на меня с плаката на стене смотрела американская поп-дива Мадонна.

— Все здорово! Я доволен. Класс! Отлично! —радостно сказал Андрей. — Завтра приезжай, когда сможешь, вот тебе слова песен, будем целиком все записывать.

Вот так и произошла эта судьбоносная для нас обоих встреча.

Мы поначалу записали все бэки к уже записанным Ритой песням и приступили к совершенно новым композициям альбома. Это были: «Безумный мир» (одна из самых моих любимых песен), «Солнечное лето», «Электричество», «Волшебный мир», «Я не хочу скучать и расставаться». Еще тогда к Литягину приезжал и записывал все гитарные партии очень крутой гитарист Сергей Проклов. Когда мы всё записали, я спросила Андрея:

— А дальше что?

— Дальше посмотрим. Я сейчас все это должен свести, предстоит много работы. Когда все будет готово, я тебе позвоню. Вот так рождался самый первый альбом культовой группы «Мираж». Но об этом названии я ничего тогда не знала и услышала его впервые вовсе не от Андрея Литягина, а спустя примерно полгода.

Фото
Личный архив Наталии Гулькиной / архив Wday.ru 2018 год

Шло время, а мне никто не звонил. Я жила своей жизнью: растила сынишку, занималась своими делами и по-прежнему пела в досуговом центре.Света Разина ходить туда почему-то перестала. Отношения с мужем были непростые, его вспыльчивый характер пугал меня все больше; казалось, кроме пива и футбола его больше ни-чего не интересует в этой жизни. Свекровь успешно лезла в нашу семью со своими советами в плане правильного питания, образа жизни, который мы ведем, и воспитания нашего ребенка. Она считала, что я все делала не так. Из-за ее вмешательства наших разногласий с Колей становилось все больше. Как же мне все это надоело!

В один прекрасный день мы с моей подругой Леной прогуливались по двору, дети сладко спали в колясках. Вдруг кто-то громко включил в квартире магнитофон, и через распахнутое окно я услышала знакомую мелодию, подруга тоже оживилась. Мы подошли ближе, и слова стали доноситься более отчетливо: «Завтра улечу в солнечное лето».

— Стой, давай послушаем, что-то знакомая песня, — сказала я подруге.

— Да ты чего, шутишь? Не знаешь, кто это поет? — рассмеялась она в ответ.

— Нет, не знаю. А кто это поет? — я решила прикинуться овечкой.

— Это группа «Мираж». Недавно появилась такая классная модная группа, мы уже затерли до дыр их кассету.

— Да что ты говоришь? Надо же, как интересно! Какая еще группа «Мираж»? Первый раз слышу! — возмутилась я.

— Если хочешь знать, так это я пою!

— Да, конечно… Насмешила. Она поет!

— Ты что, думаешь, я сейчас шучу? — я не переставала возмущаться. — Серьезно, это я пою! Вот слушай!

Я начинаю подпевать припев «Солнечного лета». У Ленки от изумления округлились глаза:

— Да ты что! С ума сойти можно! Это правда ты! А нам сказали, что это какой-то 16-летний киевский пацан спел, у него еще, мол, мутация голоса и поэтому такой женский вокал типа «Модерн Токинг». И еще —что он сын какого-то крутого олигарха, который его сейчас везде раскручивает.—Ну да, —расхохоталась я, —и он стоит сейчас перед тобой!

—Блин, да ты что? Это же круто! И что ты тогда здесь стоишь?

—А где я должна быть?

—Да ты на сцене должна быть!

—Как я, интересно, туда попаду? Я записала эти песни полгода назад, человек мне обещал, что перезвонит, и — тишина. Я вообще стала уже за-бывать об этом, а тут, оказывается, это называется группа «Мираж» и везде звучат песни в моем исполнении, а я их слышу совершенно случайно.

—Это свинство, так не должно быть! Ты ходишь на дискотеки?

—А ты, что ли, ходишь с ребенком? —вырвалось у меня с сарказмом.

—Да, иногда меня муж отпускает. Развеяться и потанцевать.

— Ну и что?

— А то, что в Центре досуга, куда ты ходишь петь, вечерами проходят дискотеки. Пошли сегодня вместе туда!

— Зачем? Что мы там будем делать, танцевать? — засмеялась я.

— Мы подойдем к диск-жокею и скажем, что это поешь ты.

— А дальше-то что? Он так же не поверит, как и ты вначале.

За разговорами я и не заметила, как мы по-дошли к центральному входу нашего Центра.

— Ты такая бестолковая. Стой здесь с колясками! — воскликнула Лена и вбежала в здание.

Минут через пять она вернулась, а с ней ка-кой-то парень:

— Познакомьтесь, это диск-жокей клуба, а это та самая Наташа.

— Вы действительно пели эти песни? Вы и есть «Мираж»?

— Я не «Мираж», я Наташа, но песни пела я. Первый раз сегодня услышала, что это — «Мираж».

— А вы можете сегодня прийти к нам на вечеринку?

— А что я там буду делать?

— Выйдете, пару песен споете. Я просто представлю вас публике. Все упадут!

— Не знаю, отпустит ли меня муж. А это во-обще нормально?

— Конечно, это круто!

— Да, разумеется, она сможет! — ответила Лена.

— Я ее приведу.

Фото
Личный архив Наталии Гулькиной / архив Wday.ru 2018 год

Вечером муж с опаской и недоверием отпустил меня на часик. Мы пришли в назначенное время — народу было столько, что яблоку упасть негде, и все танцуют. Меня познакомили с диск-жокеем, я все ему рассказала, и он объявил в микрофон:

— Вот эту девушку зовут Наташа Гулькина, она певица! И вы все слышали ее голос! Как выдумаете, какие песни она спела? Раздаются крики:

— Не знаем! Какая разница! Да фиг с ней, врубай дальше музыку! Диск-жокей поднимает руку, и зал затихает. Он выдерживает паузу и говорит:

— А сейчас мы вам представим, какие песни она спела, — передает мне в руки микрофон и со словами «Давай, пой!» включает песню«Безумный мир». В зале все одновременно, не сговариваясь, подняли руки вверх, стали хлопать и танцевать. Я поначалу испугалась, но потом расслабилась, запела в унисон со своим голосом, звучавшим из колонок, а зрители активно подпевали.

Когда песня закончилась, зал просто взорвался шквалом возгласов и оваций. Публика ликует, сходит с ума, просит еще. Я спела еще пару песен, ведущий дискотеки был в диком восторге и подарил мне цветы. Я спустилась со сцены, и меня с двух сторон окружили огромные ребята-охранники, чтобы проводить к вы-ходу. Тут же ко мне подбежал другой человек и сказал:

— Я из клуба «Проспект». Вы сможете к нам завтра приехать и тоже спеть? Мы объявление повесим, народу будет тьма.

А мне так понравилось сегодня петь, что я не раздумывая ответила:

— Могу!

— Тогда мы делаем афишу и завтра вас ждем. Это будет бомба! — Делайте. Я приеду. До завтра.

«Проспект» на тот момент был очень известным клубом на проспекте Мира. Когда я вошла туда, народу там было раз в десять больше, чем вчера. Я вышла и стала петь. Толпа ликовала. Я имела ошеломляющий успех. Мне даже какие-то деньги заплатили за это. Кажется, 10 рублей. Моя зарплата на телефонной станции, где я работала, была 80 рублей, и то с ночными сменами, а так и того меньше — 60 рублей. Я удивилась:

— А это за что? Зачем?

— Ну как? Считай, что ты отработала концерт. Мы тебе еще будем звонить. Но наутро мне позвонил Андрей Литягин. Не здороваясь, возмущенно, на повышенных тонах он выпалил:

— Это Литягин! А не обнаглела ли ты, девушка? Куда ты лезешь? Почему выступаешь без моего ведома? — Он не давал мне вставить ни слова. — Кто тебе дал разрешение выступать и петь эти песни? Это мои песни! Ну и что, что ты их спела, я композитор, и я решаю, кто и где их будет петь!

— Но они звучат уже везде, — робко пробор-мотала я.

— Ну и что, что звучат везде! Тебе какое до этого дело? Кто ты такая? Тебе никто не давал права их петь! — продолжал возмущаться он.

— Я не виновата, меня пригласили, позвали. Извини, если я что-то сделала не так, я прошу прощения, я не знала, что нельзя, — оправдывалась я.

— Ладно, давай завтра встретимся, переговорим, — сказал он уже более спокойным тоном. Это все на меня рухнуло разом, я даже не разобралась, хорошо это или плохо.

Приехала навстречу, и Литягин мне говорит:

— Будешь петь в группе вместе с Разиной, я на гитаре, а Соколов на клавишах.

— Хорошо. Я не возражаю.

На этом и договорились.

Материалы по теме

Комментарии

0