Мария Шукшина рассказала правду об отце

Накануне 80-летнего юбилея писателя Василия Шукшина, его дочь Мария рассказала StarHit, как он воспитывал ее и сестру Ольгу.

Мария с сыновьями Фомой и Фокой

Мария признается, что при подготовке фильма об отце, который покажет Первый канал в день его рождения – 25 июля, задумалась, что скоро ей исполнится 45 лет. Столько же, сколько было папе, когда он умер. К этому возрасту он успел столько сделать и как режиссер, и как актер, и как писатель.

- Мария, детям актеров дано редкое счастье и после смерти родителей видеть их на экране, слышать их речь, читать книги…

- Я за последние полгода перечитала все, что написал папа. Пропустила через себя его мысли о кино, литературе, жизни. И вдруг ощутила, что разговариваю с ним. Так же как с мамой (актриса Лидия Федосеева-Шукшина – прим. StarHit), которая для меня советчик, критик и цензор в одном лице. Восхищаюсь чувством юмора отца, его замечательной иронией.

- А в детстве вы его читали? Смотрели фильмы?

- Я была маленькой, когда папа умер. Мне кажется, по настоящему, я смогла его понять только сейчас.

- Но, понимали, что отец – знаменитый человек?

- Я это быстро поняла уже в школе. И мне ни на день не давали об этом забыть. Особенно учителя литературы, предъявлявшие ко мне повышенные требования.

- Получается, фамилия мешала?

- Скорее эта фамилия всегда, с самого детства, давила на меня тяжелым, но и почетным грузом ответственности. Мы с сестрой Олей всегда находились в центре внимания: все следили за тем, как мы с ведем себя, что говорим, как одеваемся.

- А отец? Ему было важно как вы растете, ведете себя?

- Если папа и бывал дома, то я обычно уже спала. А просыпаясь, всегда видела свет в его кабинете. Мы с сестрой, скорее, мешали ему, крутились у него под ногами. Ведь мы жаждали внимания. Помню, один раз он выставил нас с Олей за дверь своего кабинета, потому что ему нужно было работать, а мы не давали. Разгневанная Оля колотила в дверь кулачком и кричала: «Куклу хоть отдай!».

- Вами с сестрой занималась мама?

- Мама была очень востребована как актриса и постоянно пропадала на съемках. Смешно сказать, но в детстве я ее почти не помню. Все, что я помню – это общество наших бабушек и родственников мамы, на которых нас с Олей оставляли. Уже потом, когда папы не стало, мама стала больше рассказывать нам о нем. Всегда говорила нам с сестрой, что ее жизнь с отцом – это счастье, но весьма непростое. И я сейчас понимаю, что это именно счастье – жить с таким человеком, рожать от него детей. Невиданное счастье для женщины.

- Лидия Николаевна часто вспоминает вашего отца?

- Конечно, особенно, когда смотрит его фильмы. У нас с мамой есть два эпизода из «Калины Красной», которые мы не можем смотреть без слез. Когда Егор - герой отца плачет на пригорке после встречи со старушкой мамой. И, когда Егора убивают. Каждый раз мы переживаем смерть отца, словно в жизни.

Из фильма Марии Шукшиной, снятого в содружестве с Аллой Агранович.

«Расскажите мне о моем отце», - попросила Мария Шукшина тех, кто его знал.

Андрей Михалков-Кончаловский, кинорежиссер: «Мы происходили из настолько разных миров, что соприкасались только по касательной. Во ВГИКе он в тельняшке ходил, постоянная папироска в зубах, прямо урка какой-то … Я-то пижон был, стиляга, мы с Тарковским фарцовали, покупали штаны у марокканцев. Он не мог любить таких, как мы».

Лидия Федосеева-Шукшина, актриса: «Пошел Вася прогуляться и прямиком к ларьку. С коляской пошел, а в коляске шестимесячная Маша. Выпил, вернулся навеселе. Я спрашиваю: а где коляска-то, где Маша? Протрезвел в одночасье: «Да как же я, да как же…». Видела, как он бежал обратно: все распахнуто, несется со скоростью звука… Коляска, слава богу, на месте стоит, дожидается».

Сергей Никоненко, актер: «Уже когда окончили ВГИК, я вдруг стал натыкаться на рассказы Шукшина. Прочитал несколько. Думаю себе: надо же! Вот тут-то до меня впервые и начало доходить, какого калибра писатель-то… И тут как раз я его встречаю на улице около киностудии им.Горького. Говорю: «Здорово, Вась! Слушай, так ты ж писатель самый настоящий!..» Как он хохотал, как смеялся…»

Глеб Панфилов, кинорежиссер: «Помню, меня поразила щиколотка его ноги. В таком простом хлопчатобумажном носочке… такая тоненькая-тоненькая! Я думаю себе: Господи, такая монументальная голова, такая сила в глазах, во взгляде, такая величавость даже… И эта тоненькая щиколотка… такая незащищенность была в ней! Вот это ощущение врезалось в память: он был одновременно и мощным, и хрупким».

Евгений Миронов, актер: «Думаю, даже если бы меня не было на сцене в «Рассказах Шукшина», люди все равно шли бы на спектакль. В самом начале публика очень строго делится на разные группы – в первых рядах «олигархи», на галерке те, кто заплатил доступную цену… Но в конечном счете Шукшин пробивает всех одинаково. Все встают и плачут».

Фильм «Расскажите мне о моем отце»Первый канал25 июля 20.00

Комментарии

0
под именем