С 2003 года Министерство культуры Российской Федерации и Московская государственная академическая филармония реализуют уникальный творческий проект, направленный на возрождение активной концертной деятельности на всей территории России, – «Всероссийские филармонические сезоны». 8 ноября в Воронежском концертном зале выступил скрипач Никита Борисоглебский. Под сопровождение молодежного симфонического оркестра он исполнил концерт для скрипки (Бетховен) и симфонию № 39 ми-бемоль мажор (Моцарт). Все получилось эмоционально и ярко. Никита не только виртуозно играет на скрипке, но и тонко чувствует музыку. Мало быть технически совершенным, нужно суметь превратить мелодию в живой организм. Только тогда она способна заставить слушателей плакать или смеяться, только тогда можно понять то, что когда-то создал великий Бетховен.

+3

Никита, вы родились в семье химиков. Как так сложилось, что вы стали музыкантом?

Да, мои родители химики. В советское время многие ученые интересовались музыкой. Папа любил собирать виниловые пластинки. В нашем доме часто звучали джаз, «Пинк Флойд», но все-таки преимущественно классическая музыка. В Волгодонске, где я родился, редко можно было услышать произведения Моцарта и Баха.

Кто открыл ваш талант?

Учителя музыкальной школы, куда меня отвели родители в 6 лет. Сначала изучал игру на фортепиано, потом у меня обнаружился абсолютный слух, и я стал заниматься по классу скрипки.

Никогда не было желания поменять скрипку на футбольный мяч?

Конечно, я, как и все мальчишки, любил гонять мяч по двору. Правда, чаще я на это смотрел из окна, в перерывах между занятиями на скрипке. Но отказаться от музыки никогда не хотел. Были сложные моменты, когда что-то не получалось и задумывался о смене профессии. Например, в подростковом возрасте объявил родителям о желании стать доктором. Мне тогда казалось, что очень благородно помогать людям. Теперь я лечу духовно.

Никита, когда вам грустно, то какую музыку вы играете?

Для себя я всегда играю на фортепиано. Чаще всего Бетховена. Особенно музыка помогала, когда я безответно влюблялся. Закрывался в комнате, брал ноты и исполнял в одиночестве произведения великого немецкого композитора. Символично, что в Воронеже я выступаю именно с концертом для скрипки Бетховена. Еще будучи студентом консерватории, мне очень хотелось сыграть этот концерт, но тогда я не был готов. Кстати, в Воронеже 8 лет назад я играл это произведение, только на сцене филармонии.

А вас что-то связывает с нашим городом?

Дружба с Юрием Семеновичем Андросовым, дирижером молодежного симфонического оркестра. Это самый близкий человек в вашем городе.

Сегодня в нашем городе многое делается для того, чтобы зрители выбирали не только концерты звезд шоу-бизнеса, но и выступления классических музыкантов. Есть отличный проект «Сказки с оркестром» – под аккомпанемент симфонического оркестра артисты театра и кино читают сказки зарубежных писателей. Что еще нужно делать, чтобы воронежцы могли отличать произведения Баха от Моцарта?

Надо сделать так, чтобы слушатели не боялись этого делать. Бывает, что люди приходят на классические концерты неподготовленными. У Бетховена все понятно, благозвучно и логично. Есть другие композиторы (например, Шнитке), у которых много диссонансов, шумовых эффектов. Такая музыка вызывает даже депрессивное состояние. Хорошо, когда в программах вечера есть и знакомые произведения, и что-то новое. Конечно, многое зависит от рекламы. Афиши должны быть привлекательные, без нафталина. А музыканты должны любить свое ремесло и играть живо, эмоционально и без фальши. Тогда точно не будет скучно.