Реклама

Репортаж Сергея Лазарева о закулисье «Евровидения»

16 и 18 мая в Тель-Авиве пройдет «Евровидение». Артист принимает в нем участие во второй раз. Для «Антенны» он раскрыл все секреты музыкального конкурса.

Фото:
Natali Arefieva

— Если бы я выбрал для конкурса песню, подобную You are the only one, которую пел в 2016 году в Швеции, все бы подумали: мы это уже видели, – говорит Сергей. — Зачем быть копией самого себя, когда можно показать что-то другое, кардинально новое? У нас было несколько композиций, написанных греческим автором Димитрисом Контопулосом совместно с Филиппом Киркоровым, главным продюсером моего выступления. Мы всей нашей командой выбирали песню для «Евровидения». Scream изначально была просто мелодией. Причем все боялись мне ее показывать, думали, что забракую, а я тут же сказал, что это «та самая» песня. Потому что во всех предыдущих песнях мне чего-то не хватало, а в этой хватило всего. В ней есть дух, невероятная сила и мощь. Песня пробирала до мурашек, даже когда в ней еще не было слов. Она вне времени и музыкальных тенденций, а значит, сохранит свою актуальность даже спустя годы. Я до последнего никому не давал ее послушать. Мне важно было не чье-то мнение, а свое. Моя мама услышала Scream вместе со всеми, когда уже был сделан официальный релиз. Ей понравилось. Нельзя сказать, что песня похожа на какую-то другую. Она обособленная и выделяется. Но это может сработать как в плюс, так и в минус. Мы пока не знаем. Это большой риск, на который надо идти, чтобы показать себя как нового артиста.

Сыну клип понравился, он сказочный

Фото:
пресс-служба Сергея Лазарева

— Изначально мой сын Никита должен был сниматься в клипе на песню Scream, но мы его все-таки поберегли. Он еще маленький, ему 4,5 года, а предстояли сложные двухдневные 15-часовые съемки. Я решил не травмировать его таким трудом. Плюс мы передумали насчет Никиткиного участия еще потому, что не хотели, чтобы начались разговоры о том, что спекулируем на теме ребенка. Пошел бы негатив, который и так будет независимо от того, что мы делаем. В итоге мы взяли на роль мальчика постарше, актера. Кстати, Никите клип очень понравился, потому что он сказочный.

Три месяца на репетиции

— В каждой стране артисты по-разному подходят к подготовке номеров. Кто-то выходит на сцену и просто поет. В моем случае и в первый, и во второй раз – это сложнейшие постановки. Я работаю с той же командой, что и в 2016 году. Греческий режиссер Фокас Евангелинос, с которым меня много лет назад познакомил Филипп Киркоров, – профессионал в своем деле, он ставил выступления Диме Билану, Ани Лорак. В 2016 году мы приступили к репетициям номера в начале февраля, а сейчас – в конце февраля. Заблаговременная подготовка нужна, поскольку все технические данные, пожелания, как снимать этот номер на камеры, за месяц-полтора до конкурса высылаются организаторам, тем людям, которые будут воплощать все это в жизнь в стране, где проводится «Евровидение». Как артист, который всегда делает на сцене шоу, я понимаю, что и в этот раз должен показать красивый, яркий, запоминающийся номер.

Декорации в двух экземплярах

Фото:
пресс-служба Сергея Лазарева

— Стену, по которой я карабкался в 2016 году во время выступления в Стокгольме, мы изготавливали в двух экземплярах. Одна находилась в Москве, а другую за месяц до конкурса отправили в Швецию. Она разборная и летела туда на грузовом самолете. Ей нужно было пройти таможню и множество нюансов, прежде чем доехать до Стокгольма. В Москве я репетировал в павильонах на дубль-версии стены. В этот раз тоже присутствуют определенные интересные элементы и декорации снова две. Но номер будет совершенно другим, потому что песня другая и эмоции. Мы основательно готовились, понимали, что в какой-то степени номера начнут сравнивать. Но если песня You Are the Only One и номер могли бы друг от друга отсоединиться и существовать раздельно, то песня Scream продиктовала все, что будет происходить на сцене.

Четыре костюма и нескользящая обувь

Фото:
Instagram Сергея Лазарева

— О вещах, которые взять с собой в поездку, думаю меньше всего. Мне не нужно что-то особенное, главное – костюм. Их должно быть два, полностью идентичных, на случай, если с одним что-то случится. Но по факту их четыре одинаковых. Такой запас необходим для репетиционного процесса.

В 2016 году мы не могли определиться с костюмом. Сделали два разных по крою и к каждому по дублю. И только на репетиции, пройдя весь номер на сцене, поняли, что первый вариант не подходит. С ним у меня были кроссовки, как оказалось, подошва у них достаточно скользкая, и из-за этого я упал с декорации на репетиции. Поменял в итоге не только костюм на тот, который и увидели зрители, но и обувь. Сейчас такой дилеммы нет. Менять одежду уже в процессе нельзя. Номера, песни, поведение артиста – все должно быть точно таким же, как на репетициях в стране конкурса, так на полуфинале и на финале. Если сравнить выступление в первый день и во второй, то можно заметить, что даже переключение камер происходит в одни и те же моменты. Все отточено. У каждого оператора есть четкое понимание, на какой строчке песни его камера включается.

3 минуты на песню

Фото:
Instagram Сергея Лазарева

— «Евровидение» – это суперчеткий конкурс, где все расписано до секунды, чтобы в прямом эфире не было никаких коллапсов. Для этого проводится огромное количество репетиций. Когда в страну конкурса приезжают артисты, сначала идут репетиции без зрителей – их две. У каждого участника есть 15 минут, чтобы три раза пройти свой номер, потому что песня длится 3 минуты, а оставшееся время отводится на какие-то доработки. У всех оно одинаковое. Не дадут больше или меньше. Если ты что-то не успел, это твоя проблема, у тебя будет возможность сделать это через день. Когда ты закончил свою первую репетицию, твоя команда пишет все пожелания к организаторам, комментарии к съемке, к звуку. Они делают работу над ошибками, ты проверяешь, все ли выполнили. Две такие репетиции проходят без зрителей. Следующая утром, уже с ними. На нее продаются билеты. Вечером – репетиция для жюри. Причем проводится все шоу полностью от начала и до конца. Все артисты, ведущие в своих костюмах, в гриме. Процесс снимается «от» и «до» для того, чтобы в случае каких-либо проблем с трансляцией прямого эфира можно было подставить эту запись. На следующий день вновь утренняя репетиция на зрителей и вечерняя – сам концерт, съемка в прямом эфире. То есть прежде чем люди увидят шоу по телевизору, на сцене оно репетируется огромное количество раз.

Фото:
Instagram Сергея Лазарева

30 секунд на перестановку

— Зачастую порядковые номера, под которыми артисты выступают в первом или во втором полуфинале, привязаны к перестановке на сцене: насколько тяжелые декорации, сложная подготовка к предыдущему номеру. Когда организаторы получают от участников весь технический спектр номеров, они понимают, что здесь нужно чуть больше времени на установку декораций, здесь меньше. Нельзя два громоздких номера пустить друг за другом, потому что будет сложно успеть. На то, чтобы выкатить или выставить декорации, дается всего 30 секунд. В это время зрители видят профайл артиста, а со сцены убирают одни элементы и закатывают новые. Я выступаю в Тель-Авиве под номером 13 во втором полуфинале. Обожаю это число.

Фото:
Instagram Сергея Лазарева

Родные остаются дома

— В этот раз сначала думал взять с собой на «Евровидение» Никиту. Но понял, что с ума сойду. Лучше пусть остается дома, а я буду знать, что он под присмотром, и концентрироваться исключительно на выступлении. Российская делегация состоит из 108 человек. Это официальная пресса, представители телерадиокомпании, пиар-службы, фотографы и 25 человек – люди, которые работают со мной: бэк-вокалисты, гримеры, стилисты, звукорежиссеры, технические службы, фониатр (специалист, занимающийся диагностикой и лечением голосовых связок. — Прим. «Антенны»). Когда прилетает кто-то из друзей, сразу начинаю беспокоиться, переживать, как они, где они. Мне это не нужно.

В отеле с Мадонной

— Прежде чем поехать в страну конкурса, каждый артист заполняет большую онлайн-анкету со всеми данными, включая и информацию об аллергии на что-либо. Все это за два месяца направляется организаторам. Артистам нельзя есть накануне выступления орехи, семечки, пить газированные напитки. Все это вредит голосу. Пить лучше теплый чай без лимона. Я, например, предпочитаю имбирный. На «Евровидении» серьезная служба безопасности. Нас всегда сопровождает представитель конкурса, который отвечает за нашу группу везде. Он ведет нас из гримерки на сцену и оттуда забирает обратно.

Живут делегации от стран в отелях, которые сотрудничают с конкурсом, где присутствует охрана, предоставленная «Евровидением». Дается на выбор несколько гостиниц. У меня в этом плане нет никаких особенных потребностей. Хотелось бы, чтобы был спортзал. Он там есть. В одном отеле с нами будет жить Мадонна. Она выступает в финале конкурса.

День расписан с утра до ночи

Фото:
Instagram Сергея Лазарева

— Я прилетаю в Израиль за две недели до конкурса. На него аккредитованы 5 тысяч журналистов из разных стран. Мой распорядок дня таков: утром завтрак, и с 10 часов начинаются интервью плюс репетиции, мероприятия организаторов. Есть еще день открытия конкурса с красной дорожкой, по ней проходят все страны-участники, но его не показывают по телевизору. Каждый день в Израиле расписан с утра до ночи, я даже четко знаю, когда у меня ланч, когда ужин. Свободное время есть, но его немного. В Стокгольме мы в первые дни успели покататься на аттракционах, сходить в музей группы АBBА. В Израиле хочется получше посмотреть Иерусалим, Тель-Авив, еще раз съездить к Стене Плача. Я уже был там, когда прилетал в Израиль на съемки визитной карточки участника, но вечером, и хочу попасть туда днем.

Зрители встают — это хороший знак

— Что помогает мне бороться со стрессом? Не знаю. Три года прошло с «Евровидения», и я согласился на участие, возможно подзабыв, как это. Или потому, что мне захотелось вновь получить этот адреналин. Ночь накануне финала в 2016 году была чудовищной и бессонной. Сейчас буду проводить работу над собой, чтобы максимально успокоиться. В эти дни не читаю социальные сети, ничего не слушаю, не смотрю и отключаю телефоны. Выходить на сцену нужно так, как будто это твой сольный концерт. Буду давать себе такую установку. Несколько раз уже вставлял Scream в свое шоу. Представлял ее именно как песню для «Евровидения». Что меня приятно удивило, когда первый раз исполнил ее на гастролях в Германии во время тура, люди в зале встали. Так проходил каждый концерт в городах Германии. У меня так было с песней You Are the Only One, но уже после «Евровидения». Тогда зрители в России аплодировали стоя. Но не до конкурса! Думаю, что это хороший знак, значит, песня цепляет.

Материалы по теме

Комментарии

0