Сергей Минаев: «Духless-2» – это уже голливудский формат»

В конце прошлого года он открыл свой ресторан. На днях выпустил новую книгу Selfie. А 5 марта в прокат выходит картина «Духless-2», где он является одним из авторов сценария. О дружбе с Данилой Козловским, об отношениях с женой и воспитании детей Сергей Минаев рассказал Woman’s Day.

Кадр из фильма «Духless-2»
Фото
Universal Pictures

Сергей, в свое время вы отказались писать продолжение романа «Духless», но взялись за сценарий ко второму фильму. Чем зацепило предложение?

У меня не было мотивации писать вторую часть книги. Понимаете, «Духless» был для меня эмоционально уже завершенной историей. С финалом, который мне казался правильным. А когда мне предложили написать сценарий ко второй части фильма, то это вроде как уже и не моя история. И я с удовольствием подключился. К тому же «играть» с такой командой, как Роман Прыгунов (режиссер), Петр Ануров, Федор Бондарчук (продюсеры), Даня Козловский… Это высшая лига! Так что счастье, что взяли (смеется).

Как вторая часть по настроению отличается от первой? Каким стал главный герой Макс Андреев?

С моей точки зрения, «Духless-2» – это абсолютно самостоятельный продукт. Он связан с первой частью только героем. И это совершенно другая психологическая история. Внутри одной картины Макс переживает три разных состояния. Герой убегает на Бали, погружается в дауншифтинг. Он зачеркнул для себя «вчера» и живет совершенно другой жизнью. И вдруг путем подставы его вытаскивают обратно в Москву, в которой он должен выбрать между собой и предательством. Ну и по качеству картинки, по уровню того, что ребята сняли, это, конечно, в два-три раза лучше… Извините меня, но это действительно так. Не люблю это слово, но тут голливудский формат. По красоте, по насыщенности, по тому, как режиссер сконструировал весь сюжет.

И вы там снялись в эпизоде…

О да, я сыграл инвестора, который слушал презентацию героя Козловского. С Даней играть на площадке – это чудо. Я бы без него не справился. Дико волновался! Одно дело стоять в эфире перед камерой и говорить в программе, где ты все знаешь (Сергей – ведущий программы «Право знать!» на ТВЦ. – Прим. Woman's Day). Другое дело – ты на съемках. Сразу начинаешь сбиваться, забывать слова. Мы писали большое количество дублей, снимали разные планы. Актерство – это вообще серьезный труд. И я благодарен Дане, что он мне помог.
Данила Козловский в «Духless-2»
Фото
кадр из фильма «Духless-2»

Вы с Данилой поддерживаете отношения за кадром?

Конечно. Вот на днях вышла моя новая книга Selfie. И мы будем делать кино. Я надеюсь, удастся договориться, чтобы Данила опять снялся. Он уже прочитал, ему понравилось. Потому что писать под Даню какие-то сценарные вещи – это просто праздник. Selfie – это история про двойника: вот ты работаешь, встречаешься с друзьями, а потом приходит человек, абсолютно похожий на тебя, и крадет твою жизнь. Ты вынужден либо возвращать ее, либо строить новую. Тема все та же – борьба с собой.

Может быть, наблюдая за молодым поколением и сочиняя свои истории, вы сформировали для себя какие-то принципы воспитания собственных детей? Чтобы они выросли счастливыми и к 30 не испытали того, что ваши герои?

Рецептов счастья не существует. Вот сколько родители нам говорили «не делай так и так». Они же видели это тоже с высоты своего возраста, а мы отмахивались «что за ерунда», да у нас-то все по-другому будет… А в итоге совершали те же ошибки, что и они. Никто никогда не учится на чужих промахах, каждый свою дорогу будет проходить сам. К сожалению. Это жизнь, и ее нельзя запрограммировать.

40 – дата депрессивная

Фото
Артур Тагиров

25 января у вас был день рождения. Вы из тех людей, кто не обращает внимания на цифры, или подводите итоги перед датами?

Я никогда не подвожу итогов. Эта жизненная бухгалтерия меня расстраивает. Все-таки 40 – дата немного депрессивная. Когда тебе 30 – это одно, а 40 – совсем другое. 50 – это, правда, вообще третье. Но все же... Я ненавижу свои дни рождения. В 18 лет я их любил. А после 35 перестал. Обязательно сваливаю куда-то из Москвы, на этот раз в Италию. Не люблю быть в центре внимания.

Ваш герой погружается в дауншифтинг, уезжает на Бали. А вас у самого было когда-нибудь желание все бросить и уехать?

Хочется, конечно, периодически куда-нибудь свалить на месяц – два. Но, во-первых, не получается. А, во-вторых, понимаешь, что через две недели любого отдыха начнешь вешаться. Мне быстро становится скучно, и надо чем-то занять себя. Наверное, я просто не создан для этого.

А две отпускные недели, пока еще «не скучно», как проводите?

Для меня идеально – сесть в машину и менять города. Каждые три дня – новое место, и снова ходишь, смотришь, разговариваешь с людьми. Не люблю я на пляже лежать. Хотя вот недавно в Таиланде с удовольствием писал новый сценарий. И грелся на солнышке. Ну Таиланд для этого располагает. В Европе вот я не могу ничего не делать. Я хочу ездить, смотреть.

Какие-то увлечения или хобби у вас есть?

Какого-то одного нет. Я не коллекционирую марки или бабочки. Да, я катаюсь на горных лыжах, правда, уже два года этого не делал. На Бали пробовал на доску вставать – учился вейкбордингу (катание за катером на доске. – Прим. Woman's Day)… А так у меня довольно много рабочих проектов, и я плотно расписан.

Жене работать можно

Фото
Артур Тагиров

О вашей семье известно не так много. Чем занимается ваша жена?

У Лизы довольно популярный ресурс о русской моде – RussModa Magazine. И она вся в нем: они устраивают фотосессии, берут интервью у дизайнеров. У нее большой коллектив из молодых ребят и девчонок, которые всем этим живут и дышат…

К вам она обращается за советом?

Бывает, что мы обсуждаем какие-то вещи. Но я ничего не понимаю в русской моде и, наверное, уже поздно понимать (улыбается). Иногда советую что-то с точки зрения маркетинга, но в целом я не вмешиваюсь.

Споров по поводу того, работать супруге или нет, никогда не возникало? Вы не из тех мужчин, кто хотел бы, чтобы его жена занималась домом?

Найти себя в любимом деле – это важно. Иначе потом начинается кризис в отношениях: «Вот я всю жизнь детей растила, а ты это…». Зачем это надо? Люди должны развиваться, тем более если к этому есть тяга. Я вот сам терпеть не могу домашние дела. Никогда в принципе ими не занимался… Наверное, только короткое время, когда жил один. И то ко мне приходили и все убирали. Как звучали обвинения в советское время: «Вот не можешь и гвоздя вбить». Да, признаюсь, я реально не могу вбить гвоздя. Честно. Лампочку еще смогу вкрутить, а вот проводку починить – уже нет. И не хочу учиться.

А двухлетнего сына чему учите?

Я тут недавно прочитал, что хороший отец – это тот, кто проводит с ребенком 19 минут в день. Ничтожно мало… Я не считал, сколько времени мы с ним проводим. Но все-таки больше, надеюсь, чем 19 минут. Обычно это бывает утром. Я часов в 11–12 из дома ухожу. А прихожу в час-два ночи, и он, как и любой нормальный человек, уже спит. Он у нас так быстро развивается. Уже говорит цитатами из разных детских книжек. Спасибо бабушке! В бассейн ходит, с тренером плавает. А чему я научил? Ну, каким-то бесполезным вещам. Ломать игрушки, например. Пытаюсь научить прыгать. Прыгать на месте – это на самом деле очень тяжело. Вообще, я не строгий папа. Как показывает воспитание моей старшей дочери (Настя сейчас учится в старших классах), скорее наоборот. Я антистрогий!

С кризисом справиться просто

В 2009 году вы написали антикризисный роман… У вас есть рецепты преодоления кризиса – хотя бы для поднятия настроения?

С кризисом, на самом деле, справиться очень просто. Не надо покупать плазменный телевизор, который тебе не нужен, только потому что он в долларах подешевел. Ты зарабатываешь в рублях, и для тебя ничего не подешевело. Надо сократить траты на ненужные тебе вещи, пересмотреть свое отношение к карманным деньгам. То, что ты тратишь ежедневно, это самая большая брешь в твоем бюджете. И начинать осваивать смежные профессии, потому что если тебя уволят и сократят, то ты всегда сможешь пойти в другое место. Это очень простые вещи. Главное, надо помнить одно – это когда-то закончится. Я вот, например, перестал летать бизнес-классом. Хотя, на самом деле, у меня никогда не было покупок в три-четыре лишних автомобиля. Никогда не снимал еще пентхаус в Монако. Я всегда жил более приземленно, и на идиотские траты не тянуло. Я всегда ценил деньги, потому что знаю, как они тяжело достаются.

Недавно вы открыли два винных ресторана «Хлеб и вино». Не страшно было это делать в кризис?

Нет. Я пережил 1998 год. Тогда была катастрофа, а сейчас просто кризис… К тому же у нас в ресторане абсолютно антикризисный формат – самые низкие цены на вино в Москве. У нас с партнером уже давно была эта идея. Но все как-то руки не доходили, времени не хватало. А сейчас все удачно сложилось. Мы долго думали над концепцией. Сами нарисовали, каким будет зал – придумали кирпичные стены, столики и светильники. Сознательно отказались от официантов. Вот в IKEA тебе же дают плоскую коробку, а шкаф ты уже сам собираешь! И мы решили сделать то же самое. Пришел, выбрал вино, заплатил, сел за столик, выпил или забрал с собой. Можешь уйти в любой момент, и не надо ждать, пока кто-то принесет счет. Я уже второй месяц никуда больше не хожу, провожу здесь все вечера. Ведь самые хорошие рестораны в Европе – это семейные заведения в деревушках или каких-то небольших городах со своей атмосферой. Вот и тут мы постарались создать именно атмосферу.

Вы как-то говорили, что все ваши проекты обречены на успех. Вы человек-везение? Можно этому научиться?

Тут все просто. Чтобы ты ни делал: тебе всегда нужно сложение трех факторов – продукта, времени и места. И это все должно быть объединено удачей… Если нет удачи, то нет ничего. А моя главная удача – это люди, которые меня окружают. Мои партнеры во всех проектах. Люди научили меня делать телевидение, научили играть в кино, писать сценарии. Мне всегда везет на людей.

Комментарии

1
под именем
  • Все комментарии
  • талантливый писатель, классный журналист, что еще скажешь. спасибо Сергею, за настроение. его книги, и фильмы заняли свое прочное место - нишу, в нашей сегодняшней действительности. Сергей, удачи Вам, творческой, нам на радость!!!