Юлия Рутберг: «Я хотела сыграть Ясона. Но Антипенко отказался играть Медею…»

Актриса работает в театре им. Вахтангова почти 30 лет. Ее коллега Григорий Антипенко – всего 4 года. Вместе они играют влюбленных в спектакле «Медея». На гастролях театра в Екатеринбурге артисты рассказали, как сработались.

Юлия Рутберг и Григорий Антипенко в спектакле «Медея»
Фото:
Официальный сайт театра им. Вахтангова

— Когда в театре выбор пришелся на пьесу «Медея», я сказала: «Михаил Григорьевич я очень хочу сыграть Ясона. Можно?» – призналась Юлия Рутберг.

— Но Гриша Антипенко отказался играть Медею, поэтому нам пришлось идти традиционным путем, – расхохотался режиссер спектакля Михаил Цитриняк.

А Григорий Антипенко продолжил:

— Мне посчастливилось учить свою роль Ясона на берегу Адриатики. Конечно, это не Эгейское море, но рядом. Это был май: все расцветает, ощущение Средиземноморья, весны… За 10 дней, пока я учил огромный текст, напитался этими закатами, восходами. И когда вошел в работу, это было несравнимое ни с чем ощущение!

Юлия Рутберг в Екатеринбурге
Фото:
Ирина Смоляная

Юлия, вы настоящий «долгожитель» театра Вахтангова. А сейчас бытует мнение, что работу надо менять раз в 3 года. Как считаете, это относится к актерской профессии?

Да, я в театре 30 с чем-то лет – это очень значимый период жизни. Я в театре живу больше, чем вне его! Мой якорь – это театр Вахтангова, ныне, пристно и во веки веков.

Но я такой человек, что мне чем-то одним заниматься скучно. И, слава богу, меня так хорошо учили в Щукинском училище, что есть возможность уходить направо, налево, назад, вперед. Есть кинематограф, есть мои сольные программы, связанные с художественным словом и музыкой. Есть и телевизионный опыт работы в программах. Когда-то мне надоедал театр, я с большим удовольствием уходила в кино, потом надоедало то, что происходит в кино, потому что чаще это сериалы, а они надоедают гораздо быстрее. Когда есть такой калейдоскоп, это позволяет оставаться живой и куда-то двигаться. А я – кошка, которая гуляет сама по себе, меня нельзя привязать. Мне кажется, и театр от этого выигрывает и, конечно, выигрываю я. Потому что жизнь – это движение.

Юлия Рутерг в начале своей карьеры в театре им. Вахтангова
Фото
Официальный сайт театра им. Вахтангова

У вас актерская династия – и отец, и дед играли в театре. А сын Григорий не пошел по вашим стопам, ведь он учился в театральном институте?

Григорий занимается рекламным делом – по своему первому образованию. Он принял это решение осознанно. И дело тут не в генетике и не в том, что что ты носишь актерскую фамилию. Человек должен слушать себя. Если хочешь что-то, ты обязательно должен попробовать. Но что такое актерская профессия? Важно понять, можешь ли ты без этого жить или нет. Мне кажется, что многие выпускники Щукинского училища или Школы-студии МХАТ не стали актерами, а поменяли профессию.

Но актерское образование – важная вещь, потому что учит активно слушать, вести диалог, быть партнером. А вся наша жизнь состоит из диалогов и партнерства. Человек, который владеет этим искусством и этой наукой, выигрывает. Японцы – мудрые люди, кто-то из их философов написал: «Если в 99 лет человек, держа краски, кисти и бумагу, понял, что всегда хотел рисовать, он не зря прожил свою жизнь». Мы всю жизнь ищем свое предназначение. Вот потому в 99 лет я очень рекомендую вам взять в руки краски!

Григорий, а вас в кино сейчас часто не увидишь. Почему?

Я перфекционист в хорошем смысле слова. Мне сложно мириться с несовершенством нашего мира. Если в предложении есть хотя бы что-то – хорошие партнеры, интересный режиссер, сценарий, за который можно зацепиться, тогда я снимаюсь. А в том, что предлагают, чаще всего ничего этого нет. А просто деньги зарабатывать мне скучно.

Комментарии

0
под именем