Александра Маринина: «В 90-е я отдыхала только в Турции»

Автор замечательных детективов сейчас готовит новую книгу «Были 90-х», в которой будут собраны истории того времени. Одним из воспоминаний она поделилась с «Антенной».

Формально впервые за границу я поехала по служебной надобности со всеми официальными наворотами: выдавали паспорт, который надлежало вернуть после поездки, строго инструктировали, что делать, как себя вести. В 91-м это был Кипр, тамошняя полицейская академия. Меня туда послали лекции читать про рецидивную преступность. В 93-м и 94-м – Рим, ооновский институт по изучению причин преступности. Мы с ними вели совместные исследования, меня туда отправили писать монографию. Сначала на неделю – рабочий визит, потом меня туда выписали на месяц, чтобы я на месте работала, все доводила до ума. Неслабая, скажете, заграница! Да, но…

Во-первых, я была весьма стеснена в средствах, командировочные более чем скромные. Во-вторых, месяц показался бесконечным! Помню, что, когда возвращалась домой, в самолете плакала весь полет – от счастья, что возвращаюсь домой. Я так замаялась, так устала: каждый рабочий день строго с 9 до 18 в институте. Месяц одна среди людей самых разных нацио­нальностей, рабочий язык – английский. Мобильных телефонов не было, поговорить по-русски мне было не с кем. Экономила, не покупала проездной на автобус, а пешком минут сорок, поэтому выходила из дома в полвосьмого, чтобы успеть выпить кофе и съесть какой-нибудь неприличный круассан. А вечером бродила по городу со своими нищими копейками. Нетуристическая заграница, чего уж там.

Фото
личный архив Александры Марининой

А первая настоящая заграница, конечно, Турция в 1994 году. В этом рассказе, как и во всей моей жизни, активное участие будет принимать подруга Ирина. Наша эпопея началась с того, что Ира встретила коллегу, даму в годах, и не узнала ее – загорелая, красивая, в ушах великолепные серьги, дутые, золотые. Коллега переполнена впечатлениями: «Представляешь, я была в Турции, на курорте». Оказалось все счастье – $600 c носа на две недели. Ира моя замерла от зависти: «Чем мы с Маней хуже (Маня это я)!» Коллега порекомендовала агентство со смешным названием «Бегемот», которое находилось в здании Киевского вокзала. Нас немножко смутили и расположение, и название, но по проторенной дорожке идти как-то спокойнее. Мы сразу решили: «Едем!» Не последнюю роль сыграли ее сногсшибательные серьги за $30, она обещала точно рассказать, где за такую роскошь можно поторговаться.

Летели мы до Антальи, долго куда-то ехали, в шоке от нищеты вокруг – все высохшее, выжженное, мазанки глинобитные. Нас сгрузили возле отеля, который выглядел… Да никак он не выглядел – белая коробка под названием «Хане». Но для нас тогда он был шикарным международным курортом на берегу Средиземного моря. И имелось в этой самой «Хане» аж целых три звезды.

Мы вошли в номер – две кровати, огромное окно с видом на водокачку и пустырь, поросший колючками, пыльную дорогу, по которой ходили ослики с поклажей. Замусоренный пустырь нам казался пустыней из «Тысячи и одной ночи», ослики были очаровательны, погонщики экзотичны. Все так здорово, ну кроме водокачки, я уж не знаю, что она там качала, только чух-чух-чух звучало круглосуточно.

Кинули вещи, пошли осматриваться. И обнаружили, что у всех отдыхающих дам поверх купальников повязаны платки, которых у нас не было! Слова «парео» мы тогда не знали. Нам, конечно, страшно такой красоты захотелось. Остаток первого дня мы посвятили неистовому шопингу – бегали по магазинчикам в ближайшей деревне, искали себе платки, чтобы цена подходящая и чтобы нравились. Нашли два тонких шелковых платка, у меня синий, с такой расплывчатой росписью в стиле батика, Ира выбрала зеленый. Следующее яркое впечатление, как мы голые и счастливые, что купили эти прекрасные платки, решили сделать эротичные фотографии: мы же на международном курорте, мы же должны себе позволить что-то шикарное и с налетом разврата. Разделись и по очереди друг друга фотографировали, прикрылись только вот этими парео, высовывая наружу еще бледные части тела. У нас были одна «мыльница» и одна пленка, 36 кадров. Сразу договорились, что пленку делим пополам – по 18 кадров на рыло. Значит, одна Маня в платке голая, одна Ира в платке голая, все, без вариантов.

Фото
личный архив Александры Марининой

Первый завтрак не оставил особого впечатления. Но вечером! Когда мы спустились на ужин и увидели выбор из трех горячих блюд, кучу закусок, салатиков, нарезанный большими ломтями красный-красный арбуз, все на террасе, решетки обвивали какие-то цветущие растения, и вокруг одни иностранцы – это ж никакими словами не описать! И мы такие шикарные, в сарафанах, совершенно обалдевшие от своего счастья, стреляли глазами по сторонам – интересно же было, с кем мы тут отдыхаем… Судя по всему, дыра была та еще. Самый крутой иностранец, с которым мы случайно потом познакомились, оказался электриком из захолустного немецкого городка, названия которого мы никогда не слышали…

За золотыми серьгами мы поперлись по наводке Ириной коллеги в Манавгат – город еще дырее, чем там, где мы были, но он считался настолько нетуристическим, что все было дешевле долларов на 5. Место жуткое – сараи, пыль, ослы и ювелирные магазины. Там мы оторвались, серег купили. А поскольку кадры в фотоаппарате остались, родилась идея: приоденемся, понадеваем украшений и сфотографируемся. Молодой продавец жутко занервничал, но и отказать не решился: вдруг что купим… Магазин, правда, все-таки закрыл, мало ли что могут выкинуть эти непонятные русские. Мы выбрали все самое дорогое – с сапфирами, с бриллиантами. Нацепили на каждый палец по кольцу, кулоны на шею, брошки, браслеты на все доступные места, в нос только ничего не вставили. Все сверкало и горело, блестело и переливалось. Развалившись в креслах в самых развратных позах, чтобы видно было все, мы фотографировались. Не пожалели кадра по 3–4 на брата.

После этой поездки мы с Ирой 11 лет подряд, не пропустив ни одного года, ездили в Турцию, уже, конечно, в места более приличные. И нам уже было с чем сравнивать. Но именно на том пустыре с осликами, чухающей водокачкой мы от счастья потеряли человеческий облик.

Как стать писателем

Хотите, чтобы ваши воспоминания напечатали в одном сборнике с Александрой Марининой и другими любимыми авторами? В проект «Народная книга» присылают письма и фотографии сотни людей, которым есть что рассказать о своей жизни в 90-е. В папке автора-составителя истории трагические и смешные, поучительные и страшные, анекдотичные и даже лирические… Люди вспоминают о своих попытках заработать в финансовых пирамидах и челночных турах, уцелеть в бандитских разборках, о первых бизнес-сделках, о поиске себя в новой жизни и о крушениях привычного мира вокруг себя.

Читатели сайта Woman’s Day также могут стать авторами будущей народной книги о 90-х.

Требования к текстам простые:

1. Рассказчик должен описать случай из своей жизни или жизни родных и друзей, который ярко характеризует ту эпоху.

2. Желателен рассказ от первого лица. Стиль должен напоминать живую историю, какую принято рассказывать своим близким или попутчикам в долгой поездке.

3. На конкурс НЕ принимаются: стихи, художественные рассказы, новеллы, эссе, публицистические очерки, журналистские расследования, научные или исследовательские тексты.

4. Объем текста – не более 10 000 знаков.

5. Срок приема текстов и фотографий – до 31 июня 2017 года. Народная книга «Были 90-х» выйдет в конце ноября 2017 года.

Ждем ваши истории по адресу: story90s@mail.ru

Материалы по теме

Комментарии

0