Эксклюзивное интервью звезд фильма «Союз спасения»

Актеры, сыгравшие предводителей восстания декабристов, рассказали «Антенне» и Wday.ru об отношении к своим героям.

Максим Матвеев (в фильме — князь Сергей Трубецкой):

– Мой герой — идеалист, воспитанный за границей, напитавшийся заграничной, свободной, прекрасной жизнью. Он пытался реализовать это все в России, но в лоб столкнулся, так сказать, с национальными чертами. Нельзя здесь насаждать то, что применимо там, во Франции, откуда Трубецкой приехал и где вырос. Здесь свои законы, абсолютно своя ментальность, чего он не учел.

Фото
кадр из фильма «Союз спасения»

У Трубецкого идеалы были достаточно эгоистичные. «Союз спасения» — это ребята, которые были отягощены, озадачены собственными идеалами, мыслями и представлениями о том, как бы они хотели сделать. Но они не совпадали во многом друг с другом. Такие лебедь, рак и щука. Собственно, поэтому, наверное, у них ничего и не вышло. Один хотел идеальной монархии, другой не хотел монархии. Один хотел кардинальных изменений, достаточно фатальных, третий, наоборот, не хотел. 

Почему Трубецкой в день восстания не вышел на площадь? Во-первых, он считал, что они не готовы. И это действительно было так. Само восстание было очень хаотичным, неорганизованным по большей части. Они мало знали друг о друге: кто придет, кто не придет, сколько человек выйдет, насколько они имеют право диктовать свои условия при наличии такого количества человек. Плюс, конечно, его личное нежелание, чтобы хоть какое-то даже малейшее количество людей пострадало от его действий. Когда Трубецкой понял, что это, к сожалению, неизбежно, он не смог сделать последний шаг. Я, со своей стороны, безусловно, пытаюсь его оправдать. Но со стороны товарищей по несчастью, если можно так выразиться, это было в большей степени расценено как предательство. 

Дмитрий Лысенков (в фильме — князь Евгений Оболенский):

 — Оболенский — один из самых старших среди декабристов, ему было уже 29 лет. Если говорить о том времени, те, кому уже за двадцать, все-таки зрелые люди. Это сейчас мы до 40 вечные инфантилы. Тогда было немножко иначе, жизнь была короче. 

Фото
кадр из фильма «Союз спасения»

Мой герой мог бы возглавить восстание в тот момент, когда Трубецкой не вышел на Сенатскую площадь. Но импульсивные решения принимал не он. В Оболенском есть какая-то степень нерешительности и растерянности, хотя есть и заряженность идеей. Для него, например, несомненным авторитетом был Милорадович, как и для многих других. Когда ты должен пойти против человека, которого уважаешь, — это серьезные проблемы, которые на Сенатской площади Оболенским не были решены. События развивались таким образом, что уже не было возможности отступать. И дальше произошло то, что произошло. На допросе Оболенский говорил, что он только хотел отогнать лошадь штыком, чтобы она унесла от войск. Правда это или нет? Мы настаиваем на совести Оболенского…

Леонид Бичевин (в фильме — Сергей Муравьев-Апостол):

– Муравьев — настоящий ребенок 1812 года. Когда русские войска входили в Париж, ему было 18 лет. В фильме мы уже видим более зрелый период, когда все эти мальчики, которые были на пике славы и почувствовали дух свободы после победы в войне, сталкиваются с пониманием, что эта свобода фиктивная. Естественно, это было для героев войны личным оскорблением, поражением, с которым они не могли смириться и пытались произвести переворот. 

Фото
кадр из фильма «Союз спасения»

Моего героя вела любовь к Родине. Главные идеи — свободы и равенства, конституции, отмены крепостного права. 

У декабристов еще был эпизод в жизни, когда их разжаловали из-за бунта солдат Семеновского полка против нового командира Шварца. Он начал устраивать новые порядки, избивать солдат, и Шварца хотели за это разорвать на части, но Муравьев всех остановил. Тем не менее все это дошло до царя, и в итоге наказали всех: разжаловали в звании, выгнали из гвардии и отправили служить в южную армию без права на отпуск. Это было унижением для молодых дворян, они ведь доверяли царю как отцу, а он их обесценил и свел к уровню полного ничтожества. 

Павел Прилучный (в фильме — Павел Пестель):

– Мой герой превозносит свободу во всех смыслах этого слова. Революционный путь к внутренней свободе людей, не только к свободе от крепостного права. И он абсолютно искренен в этом. Он маниакальный человек, повернутый на своей идее. Кроме нее, ничего и не видит. Готов перегрызть людям горло только из-за того, чтобы было, как он хочет. Но он, безусловно, деспот. Ему было важно, чтобы все заразились его историей. По-другому быть не может: он придумал план, и этот план должен был свершиться именно так. Пестеля сравнивали с Наполеоном, и он многое от него взял и еще свое прибавил. Такой фанатик. Для него никто не был указом. Из своих солдат он выбивал палками послушание. Он диктатор. Если бы он почувствовал свою власть, диктатура была бы еще круче. 

Фото
кадр из фильма «Союз спасения»

Мне герой очень нравится. Я считаю, Пестель правильно все делал. Возможно, не такими жестокими методами. Но я с ним абсолютно согласен. Невозможно играть героя, если ты не согласен. Не получится герой. Нужно его оправдывать и быть его адвокатом. Любые поступки оправданы тем, что он стремился к достижению высшей цели — свободы. Конечно, в этом есть некий романтизм того времени. В этом проекте очень остро чувствуется время, в каждом слове. Это мой первый исторический фильм, было тяжеловато, но интересно. 

Сергей Агафонов (Петр Каховский):

– Мой персонаж был беден, практически нищ, мечтал об отмене сословий и захотел пожертвовать собой, рискнуть ради возможности стать более значимым. Царское время называло декабристов преступниками, советское — героями, а в нашем кино найдется золотая середина, потому что это были люди, которые что-то пытались изменить в своей стране, и да, конечно, среди них попадались эгоисты. 

Самое сложное в этой роли, конечно, выстрел в Милорадовича. Первое убийство в тот жуткий день… Для меня было важно показать принятие решения моего героя, когда человек не за государство и народ, а из эгоизма совершает преступление. Тогда и случился надлом, после которого мой персонаж стал совсем другим человеком.

Фото
кадр из фильма «Союз спасения»

Антон Шагин (в фильме — поэт Кондратий Рылеев):

Буквально перед съемками я нашел прижизненное издание Кондратия Федоровича Рылеева «Думы» (1825 год). Я должен был читать его стихи, а накануне зашел к букинисту, увидел книгу и прочел ее за один вечер. Это был знак, на мой взгляд, благословение. 

Фото
кадр из фильма «Союз спасения»

Рылеев мне очень близок романтизмом и максимализмом. В нем все перемешано — и любовь к Отечеству, и, безусловно, эгоизм, и желание остаться в истории России во что бы то ни стало. Хоть кем — поэтом, диссидентом, декабристом — не важно. Он попадал на свою любимую тему «любовь к Родине», и у него загорались глаза. Он становился невероятным оратором, его с вниманием слушали. Об этом пишут в воспоминаниях его современники. Он сильно любил свою семью. В фильме не показано, как они потеряли первенца, но показано, что есть дочь. Мы с режиссером специально вставили сцену, где он прощается с дочерью перед уходом на восстание. Он думает параллельно о семье и ребенке. Та старая рана еще не зажила, они похоронили первенца — мальчика, всю любовь, все отеческие чувства он пытается восполнить и перенаправить на дочь (на второго их ребенка). Рылеев думает не только о судьбе России, об идеалах и высоких вещах, но и о своей семье, о дочери. И Мордвинов как раз давит на эту мозоль: «Как же дочь? Как же семья? Вы их подставили». Но у него не было другого выбора.

Но мне все равно непонятно, как можно уйти на восстание, оставив ребенка и жену. Я бы так, наверное, не поступил. Не наверное, а точно. Но люди все-таки из другого теста были, о них писал Лермонтов в «Бородино». Мы в полной мере прочувствовали, что испытывали исторические персонажи. И расстрел, и холод, и сбор на площади военных… Это остается где-то в глубине души, и мне хотелось бы, чтобы это никогда не повторилось. Ни в какую эпоху.

Иван Янковский (в фильме — Михаил Бестужев-Рюмин): 

– Рад, что удалось взглянуть на восстание декабристов не с точки зрения школьного учебника, как нам преподавали, а с другого угла. Мне эту историю пришлось заново изучать. Я больше знал о Рылееве и Пестеле, а о своем герое гораздо меньше. Пришлось много книг штудировать, смотреть документальные фильмы на эту тему, постепенно начитываться и узнавать много нового. 

Фото
кадр из фильма «Союз спасения»

Мне нравится, что Бестужев-Рюмин — противоречивый персонаж. Современники в письмах описывали его как абсолютно странного человека и искренне не понимали, как этот юноша, почти мальчик, мог такие дела проворачивать. Все декабристы были довольно молоды, но при этом они по-другому мыслили, раньше взрослели. Их желания были совершенно другие, они были более активные, более горячие к жизни, ко всему. Поэтому большая удача, что есть такая команда. Одно удовольствие работать. Просыпаться утром рано, затемно, идти сюда…

– Чем проект лично вам запомнится? 

– Всем, что на нем происходит. Я познакомился с замечательными артистами, с кем очень хотел поработать. Потом и группа… Я человек ностальгирующий и с каждым годом становлюсь все сентиментальнее, поэтому для меня это очень теплое время. Я обо всем буду вспоминать с любовью. 

КСТАТИ

Еще больше материалов о декабристах, а также тест-викторину с уникальными призами со съемочной площадки фильма «Союз спасение» ищите ЗДЕСЬ (чтобы перейти на страницу, кликните на текст).

Комментарии

0
под именем