Эльдар Рязанов дома и на работе: воспоминания дочери

18 ноября режиссеру комедий «Ирония судьбы…», «Служебный роман» исполнилось бы 90 лет. О том, каким Рязанов был дома, вспоминает его дочь Ольга.

– Ольга Эльдаровна, какое ваше самое первое воспоминание о папе?

— Мне было года три. Папа, прежде чем прийти в художественное кино, работал на студии документальных фильмов и уезжал в многомесячные командировки на Сахалин, Камчатку. Там купил гитару, обучился трем аккордам, и у него возник репертуар из песен, стилизованных под выступления попрошаек, которые ходили по вагонам после войны. И вот он вернулся домой, к этому времени я уже практически его забыла, сел и начал нам с мамой исполнять:

«Жила на Москве героиня романа

Из бывших дворянских кровей.

Она называлась Каренина Анна,

Аркадьевна отчество ей.

Работать она не имела охоты,

И с пагубной страстью в груди

Та бедная дама жила без работы,

Сгорая от страшной любви…»

Эльдар Рязанов
Фото
Игорь Бердюгин

– Ваша мама положила свою жизнь к ногам мужа?

— Мама Зоя Фомина была самодостаточной, активной, обаятельной, красивой женщиной, пользовавшейся большим успехом у мужчин. История любви родителей началась в 1944 году во ВГИКе, где они учились на одном курсе (кстати, мама была любимой ученицей великого режиссера Григория Козинцева). Они вместе сделали два документальных фильма. Папа ценил мнение мамы, всегда советовался. В одном письме к ней писал: «Ты у меня просто золото. Только сейчас я понимаю, как выгодно я женился. Расчетливый я все-таки парень, а? Этого у меня не отнимешь! Еще в 50-м году я смотрел далеко вперед, и, кажется, не ошибся. Спасибо тебе, дорогуха».

С мамой он стал тем, кем он стал. Например, папа не хотел снимать свой первый художественный фильм «Карнавальная ночь», а мама его уговаривала. Съемки продвигались тяжело. Начальство ругало отснятый материал, папа не успевал в сроки, и как-то, придя домой, в сердцах бросил маме: «Никогда тебе не прощу, что ты уговорила меня снимать „Карнавальную ночь“!»

Папа называл маму Фомкой, Фомой, Фомичом, а она его Рыжиком, хотя рыжины в его волосах не наблюдалось, а ко мне всю жизнь обращался «малыш» и «ребенок»

…А мама осталась в документальном кино, была одним из ведущих режиссеров студии документальных фильмов, стала лауреатом Ленинской премии как один из режиссеров советско-американского фильма «Неизвестная война». Кстати, у папы нет такой высокой награды. Мама с папой очень любили друг друга, в разлуке всегда писали друг другу. У меня дома сохранилась огромная переписка. Папа с большим юмором описывает свою жизнь и местные нравы, постоянно спрашивает про меня, любовно обращается к маме. Например, такое письмо: «Здравствуй, любимая моя Фомка! Сейчас в эти дни я уже просто не нахожу себе места. Скучаю я по тебе и по Оленьке очень, очень и очень. Все эти дни мы уже ничего не делаем и только ждем парохода… Мне не терпится скорее приехать и рассказать тебе всякие истории, которые я здесь видел и слышал и которые случались с нами. Здесь, конечно, очень интересный край, и я сюда через несколько лет с удовольствием бы приехал, но не снимать, а писать…» Папа называл маму Фомкой, Фомой, Фомичом, а она его Рыжиком, хотя рыжины в его волосах не наблюдалось, а ко мне всю жизнь обращался «малыш» и «ребенок».

Эльдар Рязанов с женой Зоей Фоминой и актер Георгий Георгиу во Франции
Фото
Facebook Ольги Рязановой

– Ваши папа с мамой прожили вместе 30 лет. После расставания им удалось сохранить хорошие отношения?

— Да, их очень многое связывало, в первую очередь я, позже внук Митя. Они были единомышленниками, друзьями. Жизнь оказалась слишком длинной для одной любви. Каждый нашел новое счастье. «Расстаться с тобой – все равно что содрать с себя кожу», – написал папа в своем последнем письме. А в одном интервью он говорил: «У меня было три жены, и все очень хорошие. Впрочем, и им со мной повезло» (после Зои Фоминой Рязанов был женат на редакторе «Мосфильма» Нине Скуйбиной, а затем на киноредакторе Эмме Абайдуллиной. — Прим. «Антенны»).

.

– Эльдар Александрович казался веселым и добрым человеком, это так?

— Для меня прежде всего он был папой, заботливым, надежным, на протяжении всей жизни он мне помогал, я всегда чувствовала себя как за каменной стеной. Папа часто бывал обаятельным, веселым, остроумным, но, естественно, не всегда. На съемках он старался создавать дружескую атмосферу, но когда административные работники что-то не выполняли, например, не могли достать нужный реквизит, терпеть этого не мог и впадал в ярость. А дома с ним было комфортно.

Эльдар Рязанов с дочерью Ольгой и внуком Димой на даче. 2004 год
Фото
Личный архив

– Ваш папа постоянно был занят. В детстве не ревновали его к работе?

— Никогда я не чувствовала себя обделенной. Все свободное время он проводил вместе с семьей и очень много со мной занимался, водил на кинопремьеры, в Дом кино, в музеи – Пушкинский, Третьяковку. В молодости он был спортивным и меня приобщал к спорту, привел впервые на каток в «Лужники», а в выходные мы катались на лыжах. У папы было много хобби, которые с течением жизни менялись. То он был серьезно увлечен рыбалкой, купил дом на Валдае, завел моторную лодку. А когда мы жили на подмосковной даче, вставали в четыре утра и шли за грибами. Еще он прекрасно играл в бильярд, в пинг-понг и меня этому учил.

Прежде чем звонить большому начальнику, просил узнать, как зовут секретаршу. Ему было важно обратиться к ней по имени: «Здравствуйте, Лена, это Эльдар Рязанов»

...Папа был очень энергичным, жизнь в нем била ключом. И он тратил много своего времени на помощь другим людям, даже незнакомым, когда просили за родственников, друзей, приятелей. Он выбивал квартиры, телефоны, искал врачей, лекарства. Когда нужно было звонить большому начальнику, всегда просил узнать, как зовут секретаршу. Почему-то ему было важно обратиться к ней по имени: «Здравствуйте, Лена, это Эльдар Рязанов».
С дочкой на каникулах в Риге
Фото
Личный архив

– А на съемках вы бывали?

— Когда они проходили в Москве, да. А во время съемок «Гусарской баллады», которые проходили в Дмитровском районе Московской области, родители арендовали там дачу. И я часто бывала на площадке. Помню, меня посадили на лошадь, и я скакала по окрестностям. А потом под Новый год мне на один день выдали гусарский костюм, и я пришла в нем на школьный вечер-маскарад. Это был фурор.

– Папа заваливал вас подарками? Что он привозил из-за границы?

— Шмотки в большом количестве, дубленки, джинсы, причем всегда угадывал с размером, много техники, которой тогда еще не было в Советском Союзе: проигрыватели, магнитофоны новых моделей, а когда в 1987 году я родила сына Митю, то памперсы, детскую одежду, все для ребенка, в те годы ведь ничего не было в продаже. А еще папа привозил книги. Он был фанатом книг, началось это еще во время учебы во ВГИКе. На его курсе два года режиссуру преподавал великий Сергей Эйзенштейн. У папы с ним сложились теплые, дружеские отношения, он бывал у него дома. И Эйзенштейн приучил его к собирательству книг. И папа в студенчестве последние деньги тратил на покупку поэзии, он в ней очень хорошо разбирался, собраний сочинений, альбомов художников. И всю жизнь продолжал покупать книги, иногда даже сильно рискуя и нарушая закон. У нас дома были запрещенные Солженицин, Пастернак, Надежда Мандельштам и многие другие. Если бы эти книги нашли на таможне, не посмотрели бы на чины и звания, могли и на нары отправить. Для хранения запрещенной литературы в шкафу был специально врезан замок, ключ от которого прятался в укромное место. У нас собралась огромная библиотека, в московской квартире в книгах полностью две стены, и еще много полок на даче.

С внуком Митей
Фото
Личный архив

– Когда папа известнейший режиссер, логично хотеть стать актрисой...

— Я снялась в маленькой роли дочки героя Евстигнеева в папином фильме «Старики-разбойники», и этого мне хватило. Мне не понравилось. Полностью подчиняться режиссеру, безропотно выполнять приказы – не для меня, я по характеру независимый человек. И я пошла в другую профессию, окончила филологический факультет МГУ, стала работать в НИИ киноискусства. Сын Дмитрий с 13 лет писал прекрасные рассказы в жанре фэнтези, а сейчас работает журналистом на телевидении.

Папа по сути был строитель и за свою жизнь построил несколько домов за городом, любил придумывать проект, что-то ремонтировать, украшать

– Где последние годы жил Эльдар Александрович?

— Несколько десятков лет он жил на даче в писательском поселке. Даже если в Москве были съемки, все равно приезжал ночевать на дачу. Любил гулять в лесу, общаться с друзьями, заниматься украшением интерьера. Папа вообще по своей сути был строитель и за свою жизнь построил несколько домов за городом, он любил придумывать проект дома, что-то перестраивать, ремонтировать, украшать. В доме в писательском поселке он оборудовал уютное крыльцо, куда не попадает даже сильный дождь. В последнее время папа часто сидел там в кресле-качалке.

Комментарии

0
под именем