Федор Бондарчук: «Я счастлив ужасно, даже боюсь»

«В период съемок у меня и в жизни притянуло вообще все», – говорит режиссер картины «Притяжение», которая 26 января вышла в прокат.

«Притяжение» заявлен как первый российский фильм о вторжении инопланетян. Неужели правда до этого у нас не снимали ничего на эту тему?

Про это точно не снимали. И если посмотрите на современные картины для большого зрителя, не только не найдете картину про инопланетян, но и вообще про день сегодняшний. «Викинг» – далекое прошлое, «Дуэлянт» – ХIХ век, «Ледокол», «Легенда № 17» – история советских времен, «Батальонъ» – 1919 год, «Сталинград» – 1942-й, «9 рота» – 1989-й, «Обитаемый остров» – другие миры, «Экипаж» – ремейк. Еще что?

«Елки»?

«Елки» могут происходить и в ХIХ веке. А вот чтобы затрагивались проблемы сегодняшнего дня, рассматривался современный герой? Это интересно. «Сталинград» мной изначально был задуман, чтобы показать сакральную для всех тему Великой Отечественной войны через IMAX с компьютерной графикой. Это попытка изменить сложившуюся традицию восприятия наших фильмов о войне: они должны быть черно-белые, а лучше советские. А в «Притяжении» была задача в дне сегодняшнем ничего не приукрашать. Художник по костюмам вынимала из соцсетей фотографии разных социальных групп: хипстеров, футбольных болельщиков, ботаников, студентов. Я отказался от способа съемок, к которому привык и который люблю. У нас ручная камера, много радиостанций, много новостей, перебивки из сообщений и соцсетей…
Фото
пресс-служба Федора Бондарчука

При этом у меня при просмотре еще почему-то возникла ностальгия, связанная с «Гостьей из будущего»…

У меня этого нет, но если почувствовали, только рад. Я «Гостью из будущего» не могу воспринимать как отдельное кинематографическое произведение, потому что оно связано с детством. Его и «Через тернии звездам» я запоем смотрел. Другого ничего не было. Казалось бы, для страны, которая первая отправила человека в космос…

Вы упомянули, что отказались от привычного способа съемки. Но вам, кажется, от многого привычного пришлось отказаться. Вы же работали с полностью новой командой?

Да. Но это не значит, что я демонстративно отказался работать со старой гвардией. Я к ней отношусь с глубоким уважением и любовью. Но здесь принципиально важно было все поменять. Хотя и страшно. Рядом появляются люди талантливые, деятельные, желающие все узнать и познать, но опыта нет. Я периодически валялся на асфальте, объясняя, как можно быстро «зафактурить» одежду (состарить, придать ей поношенный вид. – Прим. «Антенны») или как напрыскать ее водой, разбавленной солью, чтобы появились круги пота. Секретов накопленных великое множество. А у них другая энергия, молодая кровь. Я сразу признался, что энергетически буду пожирать их, но думаю, это обмен был на 100%.

А где вы черпаете вдохновение, энергию?

Мне жутко интересно все: что смотрят, что слушают, о чем общаются. Пока эта жажда до информации, до ощущения любой детали времени дня сегодняшнего есть. Если я выпадаю из него, мне дискомфортно. Сериалы современные буквально пожираю. «Молодой папа», «Корона», «Мистер Робот», «Черное зеркало»…

Когда успеваете?

Сон – это проблема. Занимаются же альтернативным топливом, а было бы отлично, чтобы придумали, как бы не спать. Большая экономия времени.
Фото
Кинокомпания WDSSPR

Все действие разворачивается в Чертанове, и у вас так правдоподобно получилось передать жизнь спального района. Откуда вы ее знаете?

Это я разбиваю стереотипное представление о себе. Я не жил на Рублевке все время. Как переступил порог Всероссийского государственного института кинематографии, так и переехал с вещами в общежитие на ВДНХ. По разным районам мотались. И потом, армии два года. Опыт жизненный оттуда.

При этом обошлись без перегибов, без ненормативной лексики…

У нас присутствовал мат, но его убрали. И он был не на агрессии, а на темпераменте артистов. Сумасшедший Петров (Александр Петров, исполнитель одной из главных ролей. – Прим. «Антенны») рубанул себе связки на ноге. Это мы снимали сцену, где его герой выходит из магазина с друзьями, и они тащат костюм инопланетянина. Выходит первый раз, второй, третий, я вижу, он на взводе. И четвертый раз – долбит по двери, и оказывается, что ее низ – стеклянный. Все, ему накладывают гипс, ходить не может. А это середина съемочного периода, и впереди третий акт, где он бьется, как рыцарь. Было два варианта: остановить съемки или что-то придумать. Придумали. В итоге полкартины на общих и средних планах – никто не заметил, наверное, что это не он, а дублер, которому сделан пластический грим. Эксперимент? Да. И так во всем. Вообще, у «Притяжения» много вторых смыслов. У меня и в жизни так произошло в этот период – притянуло вообще все. Да и не только у меня.

Сегодня можете назвать себя счастливым человеком?

Да, ужасно! Даже боюсь этого.

Главная героиня сразу понимает, когда встречает настоящую любовь, которая падает на нее буквально с неба. Так бывает в современной жизни или сказочный элемент все же присутствует?

Бывает, конечно, это Божье провидение. Никогда не соглашусь с тем, что чувство – нечто продуманное. Мы что, планируем это? Человек предполагает, а Бог располагает. Так все и происходит. Иногда больно, иногда несправедливо, но главное – честно.

Комментарии

3
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Федор Бондарчук - это не бестолковый режиссер, все «шедевры» ниже плинтуса, зато пафоса выше крыши. Запретить такое гэ…
  • Когда он перестанет снимать всякую фигню... Михалков+Бондарчук - завели российское кино в тупик