Кирилл Гребенщиков: «Спутали с Цыгановым – не стал возражать»

Интервью с исполнителем главной роли сериала «Тайны города Эн» на Первом канале.

Чем вас зацепил сценарий сериала, почему захотели сыграть роль Григория Шацкого?

Заинтересовала сюжетная интрига, странный персонаж с загадочным прошлым и, главное, тандем режиссера Николая Хомерики и оператора Алишера Хамидходжаева. Работая с ними, чувствуешь, что настоящее творчество начинается там, где кончается привычное. Не потерять способность удивляться – может быть, самое главное в профессии актера да и вообще в жизни.

В сериале «Тест на беременность» вы спасали детские жизни, в «Тайнах города Эн» подключаетесь к расследованию убийства. Как готовитесь к ролям, связанным с определенной профессией?

Некоторая подготовка особенно запомнилась. Когда снимался в роли адвоката в сериале Владимира Котта «Заступники», где действие происходит в 60-х годах, интересовался юридической латынью, уголовным жаргоном, громкими судебными процессами того времени. Занимался верховой ездой перед съемками «Анны Карениной» Карена Шахназарова (актер сыграл взрослого сына Анны. — Прим. «Антенны»), хотя в кадре пришлось всего раз сесть в седло.

Фото
Павел Косолапов/PhotoXPress.ru

После какой картины вас стали узнавать на улице? Помните ли забавный случай, связанный с этим?

Узнают чаще всего тогда, когда какой-нибудь сериал транслирует телевидение. Это стало происходить лет десять назад, после ролей в проектах «Тридцатилетние» и «Атлантида». Два самых совершенно неожиданных вопроса «Вы случайно не из Чебоксар?» и «Я профессор, завкафедрой в Новосибирске. Вы же как-то связаны с математикой?».

На что вы готовы ради роли мечты? Доводилось ли вам радикально менять внешность?

Нет, не доводилось. Наверное, есть роли, ради которых можно похудеть или поправиться на 20 килограммов, но мне их не предлагали пока, к сожалению. Или к счастью. Зачем отнимать хлеб у стокилограммового коллеги? Да и не представляю себе, ради чего в отечественной киноиндустрии возможны такие подвиги. Так что я ограничился отращиванием усов для роли Сергея Каренина.

Прочитал, что вас путали с актером Евгением Цыгановым. Такие казусы до сих пор происходят?

Да. Один раз лет пять назад я расписывался за Евгения, попутно получая комплименты за роль в спектакле «Одна абсолютно счастливая деревня», где он играет. Разочаровывать зрительницу не стал. Но в последнее время меня часто путают с Александром Петровым, что мне, конечно, льстит, потому что Саша лет на 15 моложе.

Какие из последних фильмов вам понравились?

Из картин, которые посмотрел в этом году, понравились «Дюнкерк» Кристофера Нолана и «Трудные времена» с Гарри Олдманом в роли Черчилля. Еще «Бердмен», очень честное и правдивое высказывание об актерах, театре и творчестве.

Есть ли книги, к которым вы возвращаетесь? Что из новинок читали в последнее время?

Конечно. Есть великие романы, к которым хочется возвращаться, такие как «Сто лет одиночества» Маркеса или «Маятник Фуко» Умберто Эко. Еще «Поиск предназначения» Стругацких, «Шапка» Войновича, «Прокляты и убиты» Астафьева. Из того, что попадалось в последнее время, наповал убили «Благоволительницы» Джонатана Литтела. Понравился роман афганского писателя Халеда Хоссейни «Тысяча сияющих солнц». Люблю эссеистику Петра Вайля. Не мог оторваться от «Истории Второй мировой» Черчилля.

Что нужно, чтобы вы согласились на роль? Обидно, когда не проходите кастинг?

В идеале роль должна импонировать, как человек, с которым хочется или не хочется общаться. Или подходить актеру, как хорошо сидящий костюм. Конечно, дистанция от тебя до персонажа может быть очень велика и ее одним прыжком не преодолеешь. И если актер преодолевает этот путь верно, роль начинает ему отвечать, дарить жесты, реакции, интонацию. Но это внутренняя методика, у каждого актера она своя. К пробам отношусь нормально. Если только режиссер не начинает натягивать тебя на свое представление о персонаже. Иногда это возможность понять, нужна тебе эта работа или нет. Но мне уже не надо никому ничего доказывать, а вот раньше пробы недолюбливал. Знаете, всех нас гораздо чаще не берут, чем берут. Поэтому вырабатывается иммунитет. Так что не переживаю. Твои роли все равно тебя не обойдут.

- Как начиналась ваша театральная карьера? Где сложнее – на сцене или на съемочной площадке?

– Моя театральная карьера началась в третьем классе с роли Зеркала в «Сказке о мертвой царевне». Я держал в руке разделочную доску, обернутую фольгой, и говорил текст: «Ты на свете всех милее...» Помню, что совершенно не комплексовал, что роль маленькая, скорее был доволен. Присутствие актера в театре и в кадре – это два разных состояния со своими законами, но и с общими правилами. Артист должен уметь и на сцене, и в кадре создать для себя среду, в которой он может существовать, жить. Нравится, когда в игре есть ошибка, алогичность, непредсказуемость. Мне было одинаково трудно найти себя и в театре, и в кино. Наверное, сначала я почувствовал, что могу управлять собой на сцене, а потом что-то из этих умений перенес на экран. Творческая работа тем и интересна, что поиск, совершенствование никогда не кончаются. Важно не переставать уметь удивляться и удивлять себя.

Комментарии

0
под именем