Последние годы Людмила Ивановна провела в инвалидном кресле, и все организационные и хозяйственные хлопоты взяла на себя помощница. Актриса очень похудела, говорила тихо. Но когда начала делаться воспоминаниями, я заслушалась. Почти все интервью она плакала, сразу предупредив, чтобы я не обращала внимания. Причем не только когда говорила о своей семейной трагедии. Например, ее искренне расстроило мое замечание, что современные подростки, наверное, уже не знают про декабристов. «Это ужасно», – сказала она…

Фото №1 - Сквозь слезы: моя последняя встреча с Людмилой Ивановой
Фото
Наталья Логинова / PhotoXPress.ru

С большой теплотой актриса вспоминала коллег. Ей посчастливилось работать со многими талантливыми людьми и в кино, и в театре. После интервью подарила мне свою книгу, которую выпустила к 60-летию «Современника», и посадила пить чай. Сетовала, что ей есть о чем написать, но издательства сейчас не интересуются такой литературой. А интернет – разве там что-то останется? Вспомнила мальчика, с которым ездила на недавние съемки в одной машине. Мальчишка чудесный, но все время сидел уткнувшись в телефон. Попросила меня объяснить, кто такие покемоны. Сделала замечание по поводу моего платья, что если перешить пояс пониже, будет сидеть лучше. Я пообещала.

Напоследок я поинтересовалась, есть ли шансы, что Людмила Ивановна сможет передвигаться без инвалидного кресла. Она рассказала, что проблемы серьезные (что-то с суставами, если не ошибаюсь), в России помочь не могут, но теоретически можно сделать операцию за границей. «Но я не поеду. Зачем? Так доживу», – уверенно и как-то очень спокойно ответила она…