— О том, что Ксения ждет ребенка, я догадалась раньше, чем дочь мне об этом сообщила. А сказала она в мой день рождения, в мае, и это стало самым большим подарком. Думаю, Ксюша будет замечательной мамой, совершенно самоотверженной и правильной. У нее хорошая эмоциональная память. Она знает и помнит отрицательные и положительные стороны моего воспитания. И, надеюсь, сможет отсортировать и взять только лучшее. Во всяком случае, многих моих ошибок, надеюсь, она избежит. Я их честно признаю.

Мама Ксении Собчак: «Будем растить внука по старинке»
Фото
Леонид Шамшин

Детская у Ксении и Максима была готова заранее. Только комната, без кроватки, пеленок и новомодных аксессуаров. Ничего этого не приобретали. Решили, как все произойдет, пойдем и купим. Сейчас, слава богу, никакого дефицита.

Когда Ксюша росла, моей настольной книгой по воспитанию детей был Бенджамин Спок, что-то помню оттуда, наверное, навыки вернутся, когда буду ухаживать за малышом. Но от советов родителям буду воздерживаться. Сейчас какие-то новомодные тенденции во всем, в медицине в том числе. Мне дико себе представить, что врачи дорогих частных клиник советуют лечить ангину мороженым. В мое время советовали молоком и содой. И хотя у Ксюши тоже много разных книг по воспитанию детей, надеюсь, она будет руководствоваться здравым смыслом, разумом и, может быть, моим опытом. А эти новомодные теории… Человечество выжило без того, чтобы ребенка обливать ледяной водой, и вообще все индивидуально. Я не берусь судить и спорить с врачами, но поменять памперс смогу или выкупать ребенка. В этом, думаю, ничего не изменилось. Надеюсь, тут все по старинке.

— 5 ноября Ксении исполнилось 35 лет. В эти годы я имела дочь, была счастлива в браке и начинала писать докторскую диссертацию. Вопросы науки для меня были значимы, но все-таки стояли на третьем месте после ребенка и семьи. Ксюша появилась у меня в 30. С учетом нынешних общемировых тенденций заводить детей в более зрелом возрасте можно считать, что она станет мамой практически в те же сроки, что и я. Правда, когда я ехала в роддом, в моей медицинской карте значилось «старая первородка». Был такой очень «деликатный» термин в советской медицине. Лежала я в обычном роддоме, но не скажу, что ко мне было особое отношение, даже учитывая такую пометку в медкарте.

Ксения была выстраданным долгожданным ребенком. Когда я наконец забеременела, жила в каком-то сладостном ожидании чуда, без всякого УЗИ знала, что будет дочка. Но у меня были большие проблемы с кровью, предлежанием плода, врачи боялись делать кесарево. Одна старушка подсказала, что нужно пойти на Васильевский остров в церковь Святой Ксении Петербуржской, ее просить и молить. Я никогда не была фанатичным религиозным человеком, но совету последовала. И все в результате пришло в норму.

Я была уже на приличном сроке, когда летом, кажется в июле, друзья позвали мужа (отец Ксении Анатолий Собчак на тот момент был доцентом юридического факультета, а с 1982 года профессором Ленинградского государственного университета. С 1991 по 1996 год мэр Санкт-Петербурга. — Прим. «Антенны») в экспедицию. Анатолий с юности увлекался альпинизмом, покорил почти все вершины и на Эльбрусе, и на Тянь-Шане. А в тот момент меня тяготило тяжелое предчувствие, не хотела его пускать, а у меня интуиция вообще развита сильно. И я совершила одно из самых постыдных действий в жизни, как в плохом театре, легла на порог животом кверху и сказала: «Переступишь через нас – пойдешь!» Никогда не забуду выражение Толиного лица. Он, конечно, помог мне подняться, никуда не поехал, но был очень недоволен. А чуть позже мы узнали, что четыре члена экспедиции, там были и друзья Толи, погибли. Так что предчувствие не обмануло.

В роддом за взятку

…Ксюша родилась 5 ноября 1981 года в 15 часов 40 минут весом 3 кг 550 г и ростом 53 сантиметра. Родила я сама, и все прошло благополучно. Тогда, конечно, ни о каком присутствии отца ребенка на родах речи не шло, да и я бы не стала подвергать мужа такому испытанию. Толя увидел дочку на второй-третий день. Ему разрешили зайти в палату. За взятку. Что-то дал сестре, что-то санитарке сунул, они одели его в халат, в бахилы и разрешили пройти.

На кого Ксюша была похожа, сказать трудно, в маленьких это вообще сложно понять. Но светленькая-светленькая… В этот день в Ленинграде выпал первый снег, и Толя, когда увидел дочку, сказал: «Ну вот, снег выпал, поэтому такая беленькая».

Мама Ксении Собчак: «Будем растить внука по старинке»
Фото
ООО "Интерпресс"/TACC

Номерок и ее свидетельство о рождении в большой кожаной обложке хранятся у нас дома. Там же и медаль с подписью: «Родившемуся в Ленинграде». Тогда ее давали всем детям, которые появились на свет в этом городе. Когда с мужем увидели медаль, вспомнили стихи Иосифа Бродского:

Хочу, чтоб дали, Бога ради,

Как в шапку брошенную медь,

Родившемуся в Ленинграде

В Санкт-Петербурге умереть!

То, что эти слова окажутся пророческими, стало ясно позже – отец этого ребенка Анатолий Собчак сделал то, о чем мечтал Бродский, вернул Ленинграду его историческое название Петербург.

Вопрос о том, как назвать дочку, у нас не стоял. С именем определились заранее. Ксения, в честь Ксении Петербуржской, покровительницы нашего города. И той, кому я молилась о дочке. Но дома звали ее Кшисей. На польский манер. Это пошло от бабушки, мамы моего мужа Надежды. Дело в том, что отец Ксении Анатолий Александрович польских корней. Фамилия Собчак с ударением на первом слоге – типичная польская шляхетская.

На рождение дочки муж подарил мне 53 алые розы, по числу сантиметров ребенка. Не знаю, где умудрился их достать в ноябре, тогда это было практически невозможно. Только гвоздики хилые и были в продаже. Эти шикарные розы стояли месяц у нас дома и не вяли.

В шмотках из города Парижа

Мама Ксении Собчак: «Будем растить внука по старинке»
Фото
семейный архив

— 1981 год, когда Ксюша появилась, был временем большого дефицита, пустые полки в магазинах – обычное явление, если что-то выкидывали, все пытались приобрести загодя. Но я все равно для ребенка заранее ничего не брала. Из суеверия. Как и сейчас Ксения. Кроватка и коляска достались мне от сестры, у которой за пару лет до этого родилась дочка, моя племянница Алла, с которой Ксюша потом вместе росла.

А потом друзья от Владивостока до Парижа присылали нам одежду и обувь для ребенка. Ксении очень повезло, потому что самый близкий друг нашей семьи, коллега мужа, уехал работать в ЮНЕСКО в Париж, и она с детства носила французские шмотки, может, это и выработало у нее такой безупречный вкус. Когда соседи спрашивали: «Девочка, какое у тебя красивое платьице, откуда оно?», Ксюша отвечала: «Из гогода Парижа».

А когда дочка пошла в школу, я пришивала ей на эту ужасную коричневую форму вместо воротничков прекрасные бельгийские кружева из Брюгге, чтобы хоть как-то облагородить.

Конечно, у Ксении и пример такой был рядом. Отец ее выделялся среди всех политиков и галстуками, и пиджаками, чем тоже наживал себе много врагов, потому что все старались быть как все, но у нас в семье никогда такого не было. Я тоже любила одеваться так, как нравилось мне, не подстраиваясь под общие вкусы. В этом смысле мы с мужем были похожи. Видимо, и Ксюша пошла в родителей.

Укрощение строптивой

— Ксенина нынешняя работоспособность мне вполне понятна. У меня тоже был перерыв в работе всего два месяца. Ушла за две недели до родов, а 3 января уже принимала первый экзамен у студентов. Я тогда была доцентом на кафедре истории (Ленинградского государственного института культуры им. Н.К. Крупской, ныне Санкт-Петербургский государственный институт культуры. — Прим. «Антенны»).

После рождения Ксюши к нам в помощь приехала моя мама, муж мой был профессором, на работу каждый день необходимости ходить ему не было, так что справлялись сами, на тот момент без няни. Анатолий привозил Ксению ко мне в институт, и я за шкафом ее в перерывах кормила. Только и думала о том, чтобы поскорее экзамены закончились. Поэтому студентам моим тогда было легко: я не задавала лишних вопросов. Но это только на одной сессии, потом стала по-прежнему строгим педагогом.

Мама Ксении Собчак: «Будем растить внука по старинке»
Фото
@mvitorgan

…Ксюша росла своенравным и прямым ребенком. Впрочем, есть в кого. Меня саму в детстве иначе как Атаманшей во дворе не звали. Безбашенная была. Шишки, синяки, драки компанией на компанию. У Ксюши детство было другое. Она мало общалась во дворе. Он вообще как социум в то время переставал существовать. Но самоутверждалась она и дома, и в школе. Помню забавный случай, когда их в первом классе стали готовить к приему в октябрята. Учительница вызвала меня и говорит: «Вы доцент, а дочка такая неразвитая». Спрашиваю: «В чем дело?» Оказалось, учительница детям сообщила, что в октябре они станут внучатами Ильича. А Ксюша встала и заявила: «Я не хочу быть октябренком, у меня есть дедушка Борис, и никакого другого деда мне не надо». Норов свой уже тогда показывала. В октябрята ее, конечно, все равно приняли. Как тогда без этого?

Ее излишняя эмоциональность, думаю, от меня. А что касается характера в целом, бескомпромиссности, твердости в отстаивании своих убеждений – все от отца. Я больше склона к компромиссам, чем он. А еще Толя был абсолютно непрактичным. Вот и Ксения хоть прагматична, но в бытовых делах тоже совсем не сведуща. Все всегда ложилось и ложится на мои плечи. Вызвать и поругаться с водопроводчиком, подумать о том, как работает газовый котел, как уложить кабель во дворе – все на мне.

Но заботы о благополучии дочери мне в радость. Смотрю на нее и радуюсь. За последнее время Ксения изменилась, стала мягче, но, думаю, перемены начались гораздо раньше. Брак с Максимом (1 февраля 2013 года Ксения вышла замуж за актера Максима Виторгана. — Прим. «Антенны») стал для нее, если говорить театральным языком, эдаким «укрощением строптивой». Только в последнее время и то только дома, в семейном кругу, она может проявить какую-то слабость, все-таки положение будущей мамы позволяет. Но к работе это никакого отношения не имеет, судя по тем жестким вопросам, которые задает гостям своей программы.

Мама Ксении Собчак: «Будем растить внука по старинке»
Фото
семейный архив

Просить ее поумерить активность – бесполезное занятие, у нее абсолютно характер отца. Все повторяется один к одному. По опыту знаю, просить о таком невозможно. Беременность не помешала ее занятиям йогой, но это и хорошо, только на пользу ей. Поражаюсь Ксюшиной целеустремленности и воле, потому что сама ленюсь. Мне бы хоть зарядку иногда делать, а вот дочь в этом смысле человек организованный. А как Максим постройнел! И его йогой увлекла. Вижу школу дочери. Но она так мягко, незаметно его направляет, что не задевает его, а ведь в этом деле главное – собственная мотивация, и Максим пришел к тому, что ему это надо.

Буду воспитывать еще одного Скорпиончика

— Ксюша никогда не просила братика или сестренку, а вот собаку долгое время хотела, а мы не позволили: слишком серьезная ответственность, выгуливать надо, так и не решились, кошка у нее была. Но, думаю, чуть малыш подрастет, они заведут собаку. Потому что и Максим этого хочет.

В детстве дочка любила сказки и книги Корнея Чуковского. А я, как историк, лет с трех читала или рассказывала ей о Цезаре, Македонии, мифы Древней Греции и Древнего Рима, она знала всех богов и богинь. И ей все это очень нравилось. Такая обязательная сказка на ночь. Причем у нас с мужем была маленькая хитрость – закончить читать ей на самом интересном месте. И когда она просила еще, говорили: «Научишься сама – сможешь это делать». Так что она уже в четыре года умела читать.

Мама Ксении Собчак: «Будем растить внука по старинке»
Фото
Сергей Миланский

А вот за столом мы к книгам не приучали. Придумывали с мужем истории про двух девочек-близнецов – Хотелку и Терпелку. Первая была отрицательная героиня, а вторая положительная, но Ксении почему-то Хотелка, та, что отрицательная, нравилась больше. Теперь буду придумывать новые истории о приключениях этих девочек уже Ксениным детям, своим внукам рассказывать, чуть только подрастут.

Я с таким нетерпением ждала, когда в нашей семье появится еще один Скорпиончик. Вся была в предвкушении. Буду любить внука и постараюсь извлечь уроки из своего опыта.