– В последний год мы c Ксюшей живем рядом за городом – буквально дверь в дверь. Два дома стоят в одном дворе, поэтому общаемся часто. И накоротке – вечером прийти чаю попить, утром позавтракать вместе. Такая семейная идиллия. Готовлю зятю (муж Ксении актер Максим Виторган. – Прим. «Антенны») на завтрак сырники, он их очень любит, блинчики с мясом. Но часто подкармливаю его тайком от Ксении. Она заставляет его худеть, а все мои блюда этому процессу не способствуют. Ксюша моими рецептами не интересуется, она изначально настроена, что готовка – это не ее, поэтому даже не пытается. Хотя, знаю, она посещала кулинарные курсы своей подруги Ники Белоцерковской, но, видимо, пока нет времени на все это. Возможно, если появится, то знания применит.

Фото №1 - Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»
Фото
PhotoXPress.ru

Ксюша – человек очень занятой, поэтому нет такого, чтобы в обязательном порядке мы каждый день с ней созванивались. При современных средствах связи это и необязательно – достаточно посмотреть в ее «Инстаграм», чтобы понять, что с ней и чем она занята. Мне этого достаточно.

Два месяца назад отметили вместе мой день рождения. Я не люблю всякие юбилейные торжества, поэтому мы уехали в Испанию. Посидели тихо, по-семейному с Максимом, Ксюшей и ее двоюродной сестрой, моей племянницей, с которой она росла. Наметили, где будем на майские, у меня день рождения на них приходится (2 мая Людмиле Нарусовой исполнилось 65 лет. – Прим. «Антенны»). А в прошлом году провели этот день на Мальдивах, тогда с нами были дети Максима Полина с Даниилом.

+2

Не может простить и сегодня

– Родив Ксюшу, я до года кормила ее грудью, и она все время была со мной. А потом я защищала диссертацию, и с года до двух лет дочка жила у бабушки, моей мамы Валентины Владимировны. Родители мужа (Анатолий Собчак с 1991 по 2000 год был сначала мэром Ленинграда, затем Санкт-Петербурга. – Прим. «Антенны») к тому времени уже умерли, Ксюша их не застала, хотя по фотографиям, конечно, знает всех. Когда ей было 3–4 года, тоже отправляли к бабушке время от времени. Мои родители ее обожали, мама была удивительным человеком, совсем не строгим, и очень много внучке дала, но Ксюша до сих пор ставит мне в укор, что я тогда ее отдала так надолго. Простить не может, вспоминает: «Как я тебя ждала, как скучала». Все помнит. Хотя знает, в чем была причина – моя диссертация, научные работы, мне не хотелось выпадать из жизни.

Время от времени бываю в Питере, останавливаюсь в нашей квартире. Если случается, что Ксюша тоже здесь по делам, она обязательно заглядывает домой. В квартире с 2000 года, с тех пор как не стало отца Ксюши, я ничего не меняла, даже ремонт не делала, просто поддерживаю порядок, все сохранилось, как было при муже. Так что Ксения возвращается в дом своего детства. Там до сих пор хранятся ее детские открытки, дневники. И любимая обезьянка. С ней особая история связана. Маленькой Ксюша попала в больницу, куда по советским законам мать не пускали. Чтобы ей не было там одиноко и страшно, стремясь успокоить ее, я попросила медсестру передать ей эту игрушку. Ксюша поняла: если ее обезьянка здесь, значит, и я неподалеку. С тех пор это наш домашний талисман.

Соперничали за внимание одного мужчины

– Ксения была дочкой мэра и росла не совсем в обычной ситуации – часто посторонние люди с ней старались быть милыми, общались на уровне «муси-пуси», а она, надо отдать ей должное, очень тонко чувствовала лицемерие, и такое отношение вызывало у нее отторжение. Она всегда хотела взрослого к себе отношения.

Я слишком поздно поняла, с кем имею дело в лице своего ребенка. Могу честно признаться и раскаяться, что неправильно себя во многом с ней вела. Не во всем, но во многом. Отец тот сразу понял, что это свободная и независимая личность, очень это в ней уважал, а я пыталась ее все время подстроить под какие-то стандарты, чтобы была как все. Не понимая, что это бесполезно и, главное, не стоит делать. А вот муж всегда мне говорил: «Не ломай ее, не ломай!» Поэтому между мной и Ксюшей было много искр, еще и как между женщинами, которые любят одного мужчину. Мы соперничали в борьбе за любовь, внимание Ксюшиного папы, моего мужа. Всякое было.

Фото №10 - Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»
Фото
семейный архив

Попробуй ей что-то запретить

– Да, я пыталась воспитывать дочь по классическим образцам. Но, кстати, в чем-то это принесло свои положительные плоды. Ксюша училась музыке, ходила в балет Мариинского театра, занималась живописью в Эрмитаже. С детства я ее возила по разным интересным местам, музеям. А когда ей было 12 лет, мы совершили вдвоем кругосветное путешествие, облетели земной шар. Побывали в Америке – Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, на Гавайских островах, в Японии, во Франции и в Италии. Так что Сен-Тропе или Форте-дей-Марми (дорогостоящие престижные курорты Средиземного моря. – Прим. «Антенны») дочь узнала, когда нынешняя тусовка о них и понятия не имела. Правда, на Ксюшу тогда большее впечатление произвели Япония, Сан-Франциско, ну и, конечно, «Диснейленд» в Лос-Анджелесе и «Диснейуорлд» во Флориде, мы посетили оба эти парка, и у нее была возможность их сравнить. Особых хлопот в путешествии Ксюша тогда не доставляла. Ну попросит мороженое, почему нет. Самое трудное было – объяснить ей, что жареная картошка с кетчупом, а тем более гамбургеры, – не очень полезны для здоровья. Мне-то хотелось для нее нормального здорового питания, а ей нравилась эта гадость, что временами создавало почву для конфликтов – но ведь попробуй Ксюше что-то не позволить… Теперь дома хранится ее дневник нашего путешествия. Там есть строчки: «Японцы едят ужасную еду – сырую рыбу». Теперь это смешно читать – сейчас Ксюша очень любит японскую кухню.

Отец мог найти правильные слова

– Как я ни пыталась выстроить Ксюшу, у меня это не получалось. Вот представьте. Лихие 90-е годы. Бандитский Петербург. Скольким бандитам мэр наступил на хвост, дал по рукам и какие опасности это сулило его дочери! Чтобы защитить Ксюшу от всех неприятностей, я отвозила ее с охраной в школу и продолжала заниматься своими делами, считая, что она на занятиях и, стало быть, под присмотром. Она училась тогда в классе пятом. И вот проезжаю как-то днем недалеко от школы. Загорается красный, до светофора еще две машины. И вдруг вижу, что к машине, стоящей впереди, подбегают мальчишка с девчонкой, брызгают на стекло жидкость и моют, чтобы получить свои пять копеек, тогда это было очень распространено. И тут понимаю, что девочка одета в пальтишко, которая я привезла своей дочери из Парижа. Я-то понимаю, что в 90-е вряд ли у кого-то еще в Питере может быть такое же. Пригляделась, вижу: это моя дочь! А если бы в ней узнали дочку мэра? Да могли бы просто затащить в машину, и неизвестно, чем все закончилось бы! Представьте весь ужас, который тогда почувствовала.

Фото №11 - Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»
Людмила Нарусова и Ксения в 2005 году
Фото
Ломохов Анатолий/PhotoXPress.ru

Я выскочила из машины, побежала, стала разбираться, что она там делает и с кем. Мальчишка оказался крепким второгодником из неблагополучной семьи с приводами в детскую комнату милиции. Как выяснилось, Ксюша была по-детски в него влюблена. Чтобы заработать какие-то деньги, он сбегал с уроков и мыл машины, а дочь из чувства солидарности, влюбленности отправлялась с ним, чтобы потом сунуть в его потный кулачок эти копейки. Вот как педагогически правильно реагировать на эту ситуацию? Товарищество, с одной стороны, это святое. А с другой – с кем она проводит время… Не буду же объяснять ей, насколько опасным может быть такое влияние и пугать тем, что может случиться, если кто-то затащит ее в машину. Помню свое полное отчаяние и чувство безысходности. Этот эпизод был одним из самых страшных в моих отношениях с дочкой. Я даже делать ничего не могла, и вечером ситуацию взял в руки отец, уж не знаю, какие слова нашел, наверное, правильные. Потому что больше так Ксюша не поступала.

Конечно, я тоже в конфликтных моментах пыталась с ней всегда разговаривать, объяснять, но, бывало, и шлепала. Случалось, да, под горячую руку. Но слов «вот вырастешь, станешь мамой, поймешь» не говорила. Потому что это не работало. И только к ее 14–15 годам я поняла, что она уже сформировавшаяся личность – раз в детстве не могла подчиняться, теперь тем более. И отпустила ситуацию. Поэтому когда Ксюша окончила школу, мы ей и не пытались что-то советовать. Хотя отец, конечно, очень хотел, чтобы дочь пошла по его стопам в юристы. Он считал это лучшей профессией. Но Ксюша ему сказала: таким юристом, как ты, быть не смогу, а хуже не хочу. И поступила на факультет международных отношений (Санкт-Петербургского государственного университета. Позже перевелась в МГИМО. – Прим. «Антенны») – у нее было очень хорошо с иностранными языками.

Тогда я уже окончательно признала факт, что дочь вполне самостоятельна, может отвечать за себя. И когда через пару лет она переехала в Москву, наблюдала за ней со стороны. Момент принятия мною Ксюшиной независимости совпал с трагедией в семье – не стало ее отца. Нас с дочерью это очень сблизило. Очень. Установился совсем иной уровень отношений.

Ксюша опускает меня на землю

– Сейчас уже Ксюша выводит меня в свет, рекомендует спектакли, фильмы. У них с Максимом домашний кинотеатр, вот иногда вместе что-то смотрим. Это по ее совету я в теме сериалов «Игра престолов» и «Родина». Очень много параллелей там с современностью, а значит, и тем для обсуждений. Бывает, и я что-то Ксюше советую.

Фото №12 - Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»
Фото
@xenia_sobchak

Моим любимым театром остается Большой драматический имени Товстоногова в Петербурге. Сказать, что в Москве есть один, в который хожу всегда, не могу. Вот понравилась мне постановка Римаса Туминаса «Евгений Онегин» в Вахтанговском, я Ксюше посоветовала. Она сначала возражала: «Как можно Онегина поставить по-новому?» Но я рассказала ей подробности, и у дочери появилась заинтересованность. А она меня на спектакли Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре» подсадила. Теперь хожу туда сама. Вот я уже «Машину Мюллер» видела, а она еще нет.

Странно, но иногда себя чувствую себя более романтически настроенной девушкой по сравнению с умудренной жизненным опытом дочерью. И этот диссонанс делает меня порой даже послушной. Я понимаю, что мое мироощущение и оценка окружающих людей несколько идеалистична, и Ксюша часто ставит меня на место, опускает на землю. За что ей благодарна. С ней и в практических вопросах хорошо советоваться: как сделать ремонт, решить проблемы с квартирой. А вот сама Ксюша из тех людей, кто за помощью никогда не обратится, но были моменты, когда я чувствовала, что моя поддержка ей необходима. На то я и мать. Но понимаю, что действовать надо аккуратно, чтобы не задеть ее самолюбия, и она ничего не заметила. Говорить, в чем помогала, не буду, это очень личное.

Мы и сейчас можем с ней поспорить, поводом чаще является отношение людей или к людям, оценка их, которые у нас могут разниться. Ну и некоторые политические вопросы. Мы спорим, но не ссоримся. До такого давно не доходит. Мы такое пережили вместе, что не из-за чего ссориться.

Я знаю, что есть запретные темы, которых я не должна касаться, и этого не делаю. Это вопрос ее взаимоотношений с Максимом. Я могу наблюдать со стороны, но если меня не просят – не лезу. Впрочем, советов касательно амурных дел я не давала дочери никогда, даже когда она не была еще замужем. И у Ксюши были разные поклонники. Вроде того – этот хороший, а этот нет. А сейчас тем более. Считаю, она сама знает, что ей нужно, и если и делает ошибки, они ее собственные.

Ксюша сильно изменилась с появлением в ее жизни Максима – стала более спокойной, уравновешенной, не такой взрывной, более ответственной в высказываниях, в отношении к проблемам, всегда рассматривает вопросы и с одной, и с другой стороны. Не действует в лоб. Именно за это я и благодарна зятю. За то, что Максим корректирует недостатки моего воспитания, мои ошибки и прорехи. И делает это весьма деликатно.

Детей незнакомых пока не воспринимает

Фото №13 - Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»
Фото
@xenia_sobchak

– С детьми Максима Полиной и Даниилом у Ксюши ладить хорошо получается. С крестниками, у нее их двое, мальчик и девочка, дети ее подруг, одному 12, другой 9, общается прекрасно. А вот детей со стороны, незнакомых, не близких ей, пока не очень воспринимает. У меня тоже до рождения ребенка отношение к малышам было весьма отстраненное. Не было такого: «Ах, какие чудесные!» А вот когда появилась дочь, все изменилось. Думаю, у Ксении будет такая же ситуация.

А все ее ранние негативные высказывания о детях как о «маленьких гаденышах» – это в первую очередь эмоции. Когда в три часа ночи приходишь с работы, а в восемь начинают стучать или кричать за стеной малыши, так к ним и относишься. Только зачем-то эти ее высказывания растиражировали.

Уверена, Ксюша будет замечательной мамой, совершенно самоотверженной и правильной. У нее хорошая эмоциональная память. Она знает и помнит отрицательные и положительные стороны моего воспитания. И, надеюсь, сможет отсортировать и взять от меня только лучшее. Во всяком случае, многих моих ошибок, надеюсь, избежит. Я их честно признаю.

Допустят ли меня к внукам, я могу только загадывать, униженно просить, а уж как они решат – не знаю. Но то, что пойду во все тяжкие, чтобы добиться этого, знаю заранее. Буду унижаться, пресмыкаться и просить позаниматься с внуками. А уж как решат – не знаю.

Как будут внуки меня называть? Мне вообще все равно – хоть прабабушкой, хоть дедушкой, кем угодно, только б были внуки. Молодиться я не собираюсь.