Максим, неужели вы уже 25 лет на сцене?

Вообще-то 22 с половиной. Но согласитесь, что это за цифра – какая-то непонятная. Поэтому я решил ее немного округлить.
Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
Иван Куринной

Какие сюрпризы ждут на предстоящем концерте в столице?

Я давно не выступал в Москве. Покажу наработанную уже концертную программу и совсем свежие номера. Будет необычно и интересно. Я не привык завлекать зрителя сюрпризами. На сцене буду один. Хорошее настроение и смех гарантирую. Мой зритель примерно знает, что он может получить от меня. Я концертный человек. По телевизору тоже неплохо смотрюсь. Но живое выступление воспринимается абсолютно по-другому. Часто после сольной программы подходят люди и говорят: «Мы открыли для себя вас».

Я заметил, что во время выступлений вы не боитесь стебаться над собой.

А многие, кстати, это воспринимают как бахвальство, считают, что я наглый… Я самоироничный, но самоуничижением не страдаю.

Дети ваши придут посмотреть папу на концерте?

Они очень сообразительные, хорошо изъясняются, но я считаю, что им пока рано – выступление длится не несколько минут, и они могут устать.

Имел успех у военачальников

Летом вы гастролировали в Израиле, сейчас вернулись из Америки. Реакция зала везде разная?

В чем-то зритель одинаков, ведь он приходит на меня – на конкретного человека, значит, у нас с ним есть единодушие. Заметил, чем больше зал, тем мощнее реакция. Я обожаю выступать во дворцах спорта, а чтобы не терялись какие-то нюансы, всегда вешаю экраны крупного плана – они будут и в 6-тысячном «Крокусе». День недели имеет значение. В пятницу зритель шебутной, у него закончилась рабочая неделя, и он реагирует лучше, чем в субботу и в воскресенье. Зрители на севере более сдержанны, чем на юге. Причем это заметно даже в небольшой Германии. Но при этом если в городе есть выход в открытое море, то там самая веселая публика. Причем не важно, где он находится – на севере или юге страны (Одесса, Мурманск, Петербург, Владивосток, Хайфа). Я не знаю, почему это происходит, но в портовых городах люди более открыты миру и раскрепощены.

А ощущения от самого первого выступления на сцене помните?

Это было еще в старом здании уютного театра МГУ на Моховой на 400 мест. Мне было 17, уже учился в РГГУ. Помню удивление от того, как меня приняли. Я имел большой успех и удивился тому, что мой юмористический номер с политическими пародиями (я сам написал текст) понравился. Меня ведь никто этому не учил. Назвать себя самородком – как-то нагло звучит… Но реакция зала была такой, как на профессиональных выступлениях. При этом никакого твердого убеждения, что этот мой творческий успех может вылиться в какую-то большую карьеру, у меня не было.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
Луиза Шарапова

Просто случай и везение?

Мне всегда действительно очень везло.

Кто знает, может, окончив театральный вуз, были бы сегодня не столь успешным?

Все могло быть иначе, хуже или лучше – не знаю. Такой вариант тогда вообще не рассматривался. Несмотря на то что я выказывал яркие артистические способности, родители мои были трезвомыслящими людьми. Не из тех, кто слепо верит в таланты своего ребенка. Хотя они всегда гордились моими пародийными успехами еще, когда я учился в школе. Папу очень уважали в армии не только России, но и бывших соцсоюзников. Помню, когда с отцом ездили в Болгарию (отец Галкина был генералом. — Прим. «Антенны»), нас там принимали на уровне начальника генштаба, и, соответственно, были генеральские застолья. Отец меня просил изобразить кого-нибудь, и я с большим успехом перед болгарскими генералами (они знали русский) показывал наших политиков – Горбачева, Ельцина… Не могу сказать, что мне так уж хотелось выступать там, но меня просили, и я имел успех у военачальников. Они очень смеялись. Но при всем этом родители понимали, что мне надо получить хорошее высшее образование, никак не актерское. Да и сейчас я осознаю, что эстрада – это мое, а театр, кино – проба сил, интересный эксперимент.

Окружение Аллы приняло не сразу

15 лет назад сольный концерт в Витебске перевернул не только вашу творческую, но и личную жизнь. Пугачева рассказывала, что почувствовала вас спиной – вы сидели в зале сзади нее и буравили взглядом.

Ну, буравил, естественно, кто Пугачеву не буравит взглядом. В один из конкурсных дней Алла сидела в жюри, а я за несколько кресел после нее и буравил. С этого все и началось…

Окружение Пугачевой сразу приняло вас?

По-разному. В окружении Аллы много разных людей. С Кристиной мы нашли общий язык почти сразу. Может, не с первого месяца знакомства, но быстро. Она Близнец, и я Близнец. Мы коммуникабельны, поэтому нам друг с другом общаться очень легко. С музыкантами Аллы, с Александром Юдовым, царство ему небесное, он был близок с ней – быстро пошел контакт. А кто-то меня не принимал… Помню, очень смешно с Сашей Кальяновым получилось. Во время очередного праздника весны, где Алла обычно собирает давних друзей. Отмечали мы этот день на корабле, Кальянов как-то на меня подозрительно смотрел, не приглянулся, видно, я ему поначалу. И он решил меня проверить на вшивость. «Ну давай выпьем», – предложил. И я, понимая, что может произвести на него впечатление, налил себе стакан водки и на глазах Саши опрокинул в себя. «Ну, мамочка, наш человек», – произнес он с одобрением. С того момента мы с ним замечательно общались.

На Первом канале набирает обороты ваша программа «МаксимМаксим». Название вы придумали?

Нет, придумала Алла. Но оно уже запомнилось, прижилось. Эта же программа крутится вокруг меня, строится на мне. Мне теперь многие говорят: «МаксимМаксим, привет-привет». Сегодня придумать запоминающееся название телешоу, чтобы избежать каких-то банальностей, очень трудно. Тут выбор невелик. «Познер» – фамилия у нас уже есть. «Вечерний Ургант» – прилагательное и фамилия тоже есть, осталось только имя и имя. Просто Максим как-то слишком нежно получается, а МаксимМаксим появляется ритм.

Один Максим хорошо, а два лучше…

Ну, дальше мы просто стали крутить с названием, шутить.
Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

Я видел вас на съемках. Вы же не просто ведущий или участник шоу, а рулевой всего процесса.

Вместе с авторами придумываем сюжеты – это большой коллективный труд. Есть режиссер Саша Гришаев, а задумки, ходы я рожаю по ходу работы. Звонят друзья, коллеги делают какие-то замечания, ко многому прислушиваюсь. Поэтому программа меняется.

Она уже устаканилась?

Сейчас она ближе к тому, что я хочу. К нашему шоу нельзя подходить с установкой, что должно быть все время смешно. И моя главная задача – соединение телевизионного формата с концертной атмосферой. Мне понравились выпуски в новом сезоне. Мы же на конвейере, а это вещь опасная. И я все равно к каждой программе подхожу индивидуально. Сейчас решил не записывать их пулами, как летом – стараюсь делать программу каждую неделю, чтобы она была более актуальной. И соответственно весь свой гастрольный график подстраиваю под съемки.

Посчитал до десяти и успокоился

Заметил, что вы стараетесь работать так, чтобы атмосфера вокруг была комфортной.

Любую программу можно сделать либо по атмосфере в студии – это упрощает монтаж, либо искусственно во время самого монтажа. Я за то, чтобы всеми силами создавать атмосферу на площадке. Для этого съемки не должны быть длинными, все должно быть хорошо отрепетировано, а в зале студии сидеть люди, которым было интересно. К слову, зрителей (не звезд) на площадку привел я, это знакомые знакомых. Сейчас получается все сделать за два-три часа. Никто так программы не снимает за исключением тех, которые выходят в прямом эфире или с небольшим запасом времени до эфира. Развлекательные шоу обычно создают долго.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
Луиза Шарапова

Вы ведете себя на съемках спокойно, чтобы настроение передавалось коллегам. А что вообще может вывести Максима из себя?

Когда-то многое. Сейчас помогает фраза: «Если вы очень нервничаете, то подумайте, будет ли это важно для вас через лет пять». Раньше я больше переживал, а сегодня легче отхожу, иду на уступки. Посчитал до десяти и успокоился.

А включить звезду, как многие артисты, или наорать на кого-то по делу можете?

Я могу спустить полкана, но этого никто не увидит и не услышит, кроме того человека, на кого я спустил этого полкана. Могу, улыбнувшись, отойти и там где-то за декорациями сказать все, что думаю. Причем, сказать неинтеллигентно, а потом извиниться за такую форму. Но зритель этого не должен видеть. Кроме общих этических моментов и манер есть рациональная причина – атмосфера, которую ты создаешь. Она может быстро разрушиться.

Два плеча, выходящих из пены…

На съемки в своем замке легко решились?

Очень легко, у меня интересный дом. Правда, когда я показывал замок, делал это с самоиронией. Но не все ее считали, многие подумали, что я совершенно серьезно хвастаюсь размерами дома, богатством. Хотя я наоборот смотрел на себя как на чудака, который в ХХI веке вдруг выстроил пусть эклектичное, но все-таки средневековое по виду строение. И местами, утрируя, я ведь смеялся над собой. Но когда понял, что огромная часть аудитории этой иронии не считала, решил, что нужно идти другими – проверенными методами.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

Некоторые сравнивали программу с реалити-шоу «Семейка Осборнов».

Это было до нового сезона, но «Семейка Осборнов» – все-таки реалити-шоу, оно ближе к «Дому-2». У нас же была несколько ироничная история.

А Гарри и Лизу не пришлось уговаривать на съемку?

Нет, они с интересом готовились, ждали. Более того, когда я говорю сейчас Гарри, что еду в город, он спрашивает: «А зачем?» Я: «На съемку». «Нет, не езжай, не будет съемки сегодня. У нас она попозже будет», – говорит сын. Я даже не помню, показывал я им, что получилось в итоге. Они часто смотрят видео, которые мы снимаем дома, поэтому уже привыкли к этому.

Реклама в первом сезоне была очень сильная – с пулеметом, ну а с ванной, наверное, отдельная история…

Все рождалось очень быстро, с ванной был цейтнот. Так как название «МаксимМаксим», то решили, что и я должен быть в двух образах, причем второй более яркий. И стал быстро вынимать из сундука все, что у меня было наработано. Остановился на пирате Джеке Воробье, с которым выступал когда-то на Первом канале. Мне предложили сесть в джакузи. Я посоветовался с Аллой, и она сказала: «Нет, давай лучше я лягу в джакузи. А чего нет? Пока я себе это еще могу ведь позволить». Все вышло достаточно целомудренно – лишь два голых плеча, выходящих из пены…

Но тут в прессе начали писать такое …

Я привык к этому. Чем ты заметнее, чем ярче, тем большее количество людей ты раздражаешь. А они достаточно активны и любят выражать свое мнение. Я заметил, есть известные люди, которые никого не раздражают. И понял, почему это происходит. Когда Чехов приехал к Айвазовскому в Феодосию, он очень был удивлен, что большой художник не читает книг. Ну ладно Чехова не читает, так ведь встречался с Пушкиным, но и его он тоже не читал. А Айвазовский спокойно сказал ему: «Зачем мне читать, у меня на все есть свое мнение». Я говорю, разумеется, с иронией. Но в принципе у меня есть своя позиция, гражданская в том числе. Это у меня, по-моему, на лбу написано. А если у человека есть свое мнение, то он начинает раздражать других. Неприятие чего-либо – это всегда какой-то осколок зеркала, где ты видишь что-то в себе.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

Тем не менее популярность у вас все равно со знаком плюс…

Надеюсь.

Сколько комнат – не считал

А известность помогает?

Конечно. Популярность для меня прежде всего – это всегда хорошее настроение. Меня узнают. Помню, при советской власти на улице было полно хмурых людей. А сейчас вот уже на протяжении 15 лет я хмурых людей не вижу, когда кто-то встречает меня, то сразу начинает улыбаться. Так что я всегда вижу улыбающихся. И это прекрасно. Вот на днях в «Останкино» нарвался на шумную экскурсию. Естественно, со мной захотели сфотографироваться и пока я со всеми не попозировал, меня не отпустили. Да, потратил время, благо оно было, но получил огромный заряд положительной энергии. Известность – это еще и возможность попросить что-то для кого-то – для других ведь всегда проще просить. Популярность помогает мне зарабатывать, наконец. Я благодарю Бога, что и мне, и моему брату, когда наши родители заболели, была дана возможность позволить им любое мыслимое лечение в этом мире. У меня никогда не будет угрызения совести, что я чего-то родителям недодал.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

Кстати, вы один из немногих артистов, которые благодарят зрителя…

Зритель для меня в понятии, что смешно, а что нет – истина в последней инстанции. «Спасибо вам, кормильцы мои», – говорю я им. Это прикольно по форме, но по сути абсолютная правда. Богатые люди, которые заказывают тебя на юбилей или свадьбу, всегда следуют модным тенденциям. В какой-то момент ты можешь их не устроить. Сегодня они хотят тебя, а завтра разочаруются. А зритель, приходящий на концерт, – основной кормилец и твоя охранная грамота. Так было и при советской власти, всегда. Если бы у Высоцкого не было такого количества зрителей, он бы не пел песни и не был бы на свободе.

Не исключено, что и у Пугачевой могли быть проблемы?

Да, я эту сентенцию знаю и от Аллы. Это ее жизненная позиция – зритель и кормилец и часовой. Сольный концерт – святое. Я не могу себе позволить ни секунды халтуры. И не важно, сколько я получу за выступление – благотворительное оно или нет. В небольшом подмосковном городке, естественно, я не получаю гонорар, как в шеститысячном зала Вильнюсе. Но и в этом маленьком городе есть зритель, который хочет меня видеть.

В СМИ часто появляются какие-то слухи о вашей семье. Вот писали, что замок Галкина разваливается…

Хочу всех успокоить: он был построен очень качественно, особенно несущие конструкции, так что простоит он долго. Я начал строить дом 10 лет назад, и живем мы в нем уже пять лет. А слухи пошли вот отчего. По традиции, когда уезжаем на лето отдыхать, на участке у нас ведутся различные работы. Площадка подъезда к дому была выложена диким камнем. Он был недорогой и хорошо смотрелся в средневековой стилистике. А потом я узнал, что он не рассчитан на проезд по нему машин, от нагрузки начинает крошиться. Из него хорошо делать дорожки, тропинки, поэтому всем советую не выкладывать из дикого камня подъездную дорогу на дачном участке. Рано или поздно она придет в упадок. И летом я принял решение заменить разрушенный камень. Это была плановая операция, и я параллельно с Сергеем Семеновичем Собяниным выложил гранитную плитку на дороге. А еще на здании хозяйственной службы у меня есть эксплуатируемая плоская кровля, по которой можно ходить, и там изначально была неправильно сделана герметизация, бывали протечки. Поэтому мы заново загерметизировали ее. Естественно, рабочие ходили по поселку, бегали корреспонденты, интересовались, что же у нас там случилось. И написали, что все течет и разрушается. Так рождаются слухи.

Максим, а замок – мечта детства или гигантомания?

Ну, гигантомания у меня есть (смеется): жена – главная звезда, если дети, то сразу двое, список можно дальше продолжать. Вообще-то я достаточно амбициозный человек. А мы все находимся в плену стереотипов. Само по себе слово «замок» – это уже некий стереотип, который не может в наивной картине мира ассоциироваться в современной архитектуре или стиле со вкусом. Но есть экспертное понимание стиля, а есть обывательское. Чтобы понять, что это за замок, туда надо приехать, только тогда человек составляет свое мнение. Я не нахожусь в плену никаких стереотипов и чувствую себя достаточно независимым и свободным. С легкостью мог бы построить дом, который пришелся бы по душе модной тусовке. Настоящий художник, который видит полутона, понимает текстуры, стили, как садится дом на местности – он увидит в замке что-то большее. Ничто не является залогом красоты кроме того ощущения, которое ты сам получаешь. Так что поверьте, мне все равно, кто что думает о нашем доме. Нам в нем хорошо.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

А вы понимали, когда начинали строительство, что станет еще больше внимания и разговоров?

Разговоры – это замечательно, говорят, значит, помнят – прекрасно. Я убрал мусор на участке, крапиву и построил дом, какой хотел, причем на свои заработанные деньги. С головой погрузился в строительство – в той же степени, как сейчас, когда работаю над программой «МаксимМаксим». И мне это было очень интересно, и я продолжаю что-то доделывать сегодня. Когда вы создаете себе пространство для жилья, вы ведь делаете это для себя.

Сын и дочка – фанаты машинок

Вы с вашей педантичностью наверняка продумали все сами?

Да, конечно, буквально все, включая технические детали. У нас функциональность такая, которая многим современным домам и не снилась. Много зон, и замок выдерживает огромное количество людей, живущих одновременно в нем. При этом никто никому не мешает. У каждого есть свой угол. У Гарри и Лизы свои комнаты, останавливаются Кристина с Мишей, Клавой, Дени, мой брат Дима с женой и детьми. У них свои комнаты, ванная, а это не значит, что надо кого-то переселять перед приездом. Есть зоны, где мы все собираемся и зоны, где каждый может уединиться. Это замечательно, что есть такая возможность.

А сколько комнат?

Я специально не считал, не держу это в голове. Пять-шесть уровней – это только в башне, а в основном у нас трехэтажный дом с подвалом. Скажу, то пространство, в котором мы обитаем, совпадает с тем пространством, которое построено. Меня часто спрашивают: «Ну есть у тебя комнаты, в которые ты никогда не заходишь? Зачем ты их построил?» Нет у меня таких комнат! Человек, задающий подобные вопросы, и построит себе дом так, в котором обязательно будут нежилые комнаты. Я даже иногда ловлю себя на мысли, что не помещали бы и новые помещения.

У вас Лиза и Гарри, Клава Кристины гостит, бывают наверняка еще дети. Все бегают, носятся на велосипедах, врезаются в стены, мебель…

И замечательно, пусть врезаются. Я специально построил дом, которому идут старина, сколы, царапины. Есть интерьерные стили (ар-деко, минимализм, хайтек), которым любая потертость и изношенность категорически противопоказаны, это сразу бросается в глаза. А у нас в замке наоборот – все специально состарили, дерево будто червячками подъедено. И если ребенок куда-то вобьет гвоздь, поцарапает что-то – на здоровье! Для меня дети – святое, никогда дурного слова не услышат, если испортят или сломают что-либо.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

Гарри и Лизе уже три года. Чем интересуются?

Вовсю уже говорят, изучают французский язык с преподавателем, я с ними периодически тоже разговариваю по-французски. Любят рисовать, играют во всевозможные игры, я с ними собираю конструкторы. Все, что дети делают в этом возрасте, нравится и нашим. Пока они не читают, но уже знают буквы. У нас висят таблицы на стене, называешь им буковку, и они сразу ее показывают. Любят слушать сказки, которые им читаем.

Любимые игрушки есть?

И Гарик, и, что любопытно, Лиза – фанаты разных машинок. у каждого свой рюкзачок, в котором много таких игрушек: легковые, пожарные, грузовые машинки. А еще Гарик очень любит инструменты – молотки, отвертки. У него куча строительных наборов, мастерит что-то все время.

Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

Рукастый в вас?

Да, я ведь постоянно по дому что-то делаю – прибиваю, откручиваю, закручиваю, реставрирую… И Гарик, глядя на меня, повторяет.

Кризис еще не почувствовал

А приготовить что-нибудь на кухне можете?

Нет, это не про меня, не умею. Могу посуду помыть, пока моешь, можно что-то придумать.
Максим Галкин: «Если дом – то замок, если жена – то главная звезда»
Фото
личный архив Максима Галкина

В этом году вам исполнилось 40 лет. Полноценного дня рождения наверняка не устраивали?

Нет, не отмечал, вроде как и нельзя праздновать сорокАлетие. Отдыхали с Аллой и детьми в Юрмале и собрались 18 июня небольшой компанией друзей, которые тоже были в Латвии. Валяли дурака – отмечали все события, произошедшие 18 июня: день рождения Пола Маккартни, день селедки, день вышивания на публике… И, конечно, никто меня специально не поздравлял.

Вы выглядите моложе своего возраста. В чем секрет?

Думаю, что образ жизни у меня по большому счету здоровый, ну и гены играют, наверное, тоже какую-то роль. Кризис среднего возраста я как-то еще не почувствовал, может, потому что много всего сделал, а может, он еще впереди, ведь я молодо выгляжу (смеется). В 50 лет, может, и накроет.

Как-то вы сказали, что актерский век короток.

А что, это разве не так?

Тогда как представляете себя лет через 20?

Понятия не имею. Кто его знает, как я себя чувствовать буду лет в 60. Все в руках Божьих. Давайте лучше встретимся с вами в 2036 году, и я расскажу читателям «Антенны», чем занимаюсь.