Реклама

Мария Миронова: «Чем меньше думаю, в чем одета, тем становлюсь счастливее»

С 14 февраля актрису можно увидеть в комедии «Громкая связь»: «Там выясняется, что герои друг о друге ничего не знают, и все рушится. И я в гармоничных отношениях ценю честность, искренность, простоту».

Стиль: Ирина Волкова. Макияж: Валерия Радикевич/The Agent. Прическа: Марина Мелентьева. Ассистент фотографа: Павел Веденькин. На Марии: костюм Alberta Ferretti, серьги Ermanno Scervino
Фото:
Илья Вартанян

У меня в жизни пошел новый период, захотелось сменить жанр, уйти от драматических ролей, – улыбается Мария. – Так получилось, что кроме «Громкой связи» были еще трагикомедии. А это вообще мой любимый жанр, в театре играла его не раз. В кино же таких проектов мало было, поэтому я и соскучилась.

А итальянскую оригинальную версию видели?

Да, еще до того, как мне предложили роль в «Громкой связи». В нашем фильме хороший сценарий – ироничный с юмором и в то же время драматичный. Это жизненная история, рассказывающая о семейных парах, которые затеяли игру: собравшись вместе, они вслух зачитывают сообщения на телефоне и отвечают на звонки по громкой связи…

Вы играете пару с Камилем Лариным?

Да, я впервые работаю с «Квартетом И», приятно было сниматься, как и встретиться с режиссером Лешей Нужным.

В семь лет я не хотела играть в кино

Сюжет фильма основан на гаджетах. А свою жизнь сегодня без них представляете?

Сложно, у всех появилась зависимость от них. Я есть в «Инстаграме», пользуюсь им лишь из интереса, что-то иногда выкладываю. Мне кажется, что у нашей картины крутая идея, поучительный сюжет. Любопытно было играть ситуацию, как за один вечер у семей развалилось все, что могло развалиться в этой жизни… Люблю, когда в кино действие разворачивается по принципу театральной пьесы в одном месте – здесь и сейчас, без монтажа и перескоков в другое время. В самом начале мы по-театральному разобрали сценарий. Быстро сняли, в основном в павильоне. Причем у меня параллельно шла работа над вторым сезоном «Доктора Рихтера» и по тому же адресу – на улице Подъемной в соседнем павильоне. Так что я часто переодевалась, переходя из одного в другой.
кадр из фильма «Громкая связь»
Фото:
WDSSPR

В прошлом году у вас много проектов было?

Да, я много снималась: «Холоп» Клима Шипенко, полудетский фильм Сарика Андреасяна… И английский проект, о котором пока не могу говорить по контракту. Вот сейчас начинается работа в Калининграде в продолжении сериала «Преступление» для канала «Россия».

А в театре что нового?

К сожалению, на него времени не было.

Слышал, что вы недолюбливаете пробы. Правда?

Я за целесообразность. Понимаю, что продюсеры хотят убедиться, вписывается ли человек в роль. Я снималась у режиссеров, которые четко понимают, кого они хотят на того или иного героя. Можно пробовать молодых незнакомых артистов. Но когда человек известный, со своим багажом... Хотя если в проекте есть возрастные перескоки, и надо посмотреть грим, увидеть совпадения актера с партнером, тут реально нужны пробы. И я в этом случае всегда за них.

В прошлом году вас больше утверждали без кастинга?

Примерно 50 на 50 процентов.
Фото:
Кадр из фильма «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», 1981 год

А Говорухин в свое время на роль Бекки в «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» пробовал вас?

Не помню, честно говоря, никаких проб. Я была ребенком, и Станиславу Сергеевичу нравился мой типаж, чисто внешне себе Бекки он так и представлял. Я вообще не хотела играть в этом фильме. Мне было лет семь – свои дела, интересы, задачи. А потом, для ребенка это достаточно изнурительная работа. Вся моя радость от каких-то красивых платьев и шляпок того времени закончилась на второй день. Съемки проходили летом в Сухуми, жара 40 градусов, еще софиты и ночные смены в пещерах, где холодно и скользко, нас мазали глицерином, чтобы загрязнить. Непростая обстановка для ребенка. Жила там под присмотром мамы и бабушки.

Родители как оценили вашу роль?

Не помню вообще. Единственное, что помню, – впечатление дикой непонятки и изумления, когда увидела себя впервые на экране и удивилась, что говорю не своим голосом: нас, всех детей, переозвучили.

А в детстве какой были? Правильной, как Бекки?

Обычной. Не люблю себя оценивать, тем более что было давно. Все люди неоднозначны, вот и я, наверное, была в чем-то правильной, в чем-то нет. Страстью в детстве был балет. Очень любила танцевать…

Вы тепло вспоминаете бабушек, Марию Миронову по отцу и Раису Градову по матери. Обе были актрисы, и обе очень разные…

Ой, воспоминания точно не мой жанр, я в нем крайне слаба. Скажу так: одна бабушка дико любила меня, а другая была крайне строга, и я росла на этой середине. И хорошо, что так было. Я не люблю говорить ни о прошлом, ни о будущем. Есть притча на эту тему: «Прошлое уже прошло, а будущее еще не наступило».

Интересно наряжаться не для себя, а для любимых людей

Вы с первой попытки поступили в театральное училище?

Да, в Щукинское на курс Юрия Любимова, а потом перевелась во ВГИК на курс Михаила Глузского. А после окончания по зову сердца пошла в «Ленком». Мне всегда нравился этот театр, то, что там происходило. И уже много лет я служу в нем.
На Марии: пальто, серьги Ermanno Scervino
Фото:
Илья Вартанян

Просто без всякой протекции пришли к Захарову?

Да, вместе с однокурсниками по ВГИКу пришла показываться к Марку Анатольевичу. Хотя звали в другой театр, но я мечтала о «Ленкоме». Не знаю, как объяснить, но протекция в искусстве, как мне кажется, не очень срабатывает. Я считаю, что мой путь в кино начался со «Свадьбы» Павла Лунгина, а он не был знаком ни с кем из моих родственников. Увидел меня в спектакле «Две женщины» в «Ленкоме», где мы играли с Леной Шаниной, сказал, что точно берет меня в фильм. И вообще меня не пробовал. Хотя я приехала на «Мосфильм» в полной уверенности, что сейчас будет кастинг. А меня представили группе: «Встречайте, вот наша главная героиня». В то время в кино было затишье («Свадьба» вышла в 2000 году). Поэтому Павел Семенович – мой отец в профессии, это точно.

Вам было 25, когда у «Свадьбы» случился успех в Каннах. Что помогло голове не закружиться от внимания? Природная мудрость?

Сейчас я ко всему отношусь гораздо спокойнее, чем тогда. Мудрая? Да нет. С юности мудрой назвать себя никак не могу. Может, были зачатки кого-то мозга, надеюсь на это. Что касается съезда головы после успеха, наверное, я к этому не склонна. Потом, школа Марка Анатольевича, «Ленкома». Захаров всегда чувствовал в артистах малейшее поползновение на звездную болезнь. И у меня, к счастью, всегда была самоирония. Я не люблю такое качество, как самолюбование. Считаю его признаком глупости. Не люблю фотосессии, интервью… Говорят, что часть профессии артиста – любоваться собой, позировать и фотографироваться. А я уверена, что это относится к деятельности модели. Артист должен, наоборот, быть увлечен делом гораздо больше, чем собой в этом деле. И мне интересно, когда я увлечена, но не люблю, когда надо стоять и изображать красавицу. Тусовки, вечерние платья тоже не мое. Хотя опять-таки, по мнению многих, это часть моей профессии…

Но стремление выглядеть красиво присуще не только актрисам, но и многим женщинам.

А я в последнее время хожу в шортах, джинсах… И чем меньше думаю, в чем одета, тем становлюсь счастливее. Другое дело, могу красиво выглядеть для любимых людей, чтобы им было приятно. Но постоянно, в повседневной жизни – нет.

После рождения ребенка эгоистическая жизнь заканчивается

У вас нет провальных проектов. Как удается?

Были, от этого никто не застрахован. В театре, если главная роль, от тебя зависит многое. А вот в кино есть ряд факторов, начиная со сценария, команды, режиссера, монтажа, оператора, света... От артиста тут меньше всего зависит.

Когда отказываетесь от роли?

Если не испытываю интереса к проекту. Не хочется вычеркивать из жизни на такую работу несколько месяцев, лучше посвятить ее тому, что интересно.
На Марии: блузка Max Mara, брюки Alberta Ferretti, серьги Ermanno Scervino
Фото:
Илья Вартанян

А бывало, когда жалели, от чего отказались?

Нет, никогда.

Недавно видел фильм «Спасти Ленинград». Хочу отметить, что у вашего сына Андрея, который сыграл там главную роль, прекрасная работа.

Я не смотрела еще, а ему передам, приятно будет.

Вы рано стали мамой. Как изменились тогда?

Материнство меняет любую женщину. Чувство ответственности мне всегда было присуще, но после рождения ребенка понимаешь, что эгоистическая жизнь заканчивается. Ну а если она пролонгируется, такое тоже бывает, то потом дети дают родителям по башке так, что мало не покажется. А я стала мамой в 18 лет, когда еще ни организм, ни мозг не понимают, что произошло. Так что у меня тогда случилась крайне резкая и жесткая перестройка. Раньше я рассказывала, как мы с сыном в детстве по музеям ходили вместе... Сегодня уже нет – и не потому, что не люблю вспоминать. Просто он здоровый мужик, который потом скажет: «Мама, что ты там наговорила!» Это уже личность, взрослый человек.

А ведь когда у Андрея был переходный возраст, вы не снимались, да?

Нет, я снималась, но отказывалась от тех проектов, которые требовали отъезда на 40–70 дней. И даже когда понимала, что фильм может стать хорошим, но съемки долгие, даже сценарий не читала.

Многие актеры не хотят, чтобы дети шли по их стопам. Вы из их числа?

Сейчас Андрей учится на режиссерских курсах, и я была бы дико рада, если бы он все-таки остановился на режиссуре. Для мужчины, на мой взгляд, это, в отличие от актерской, более серьезная, вдумчивая и развивающая профессия. Но он будет решать и выбирать сам.

Воспитывать бессмысленно, надо работать над собой

Обычно, когда дети взрослеют и покидают отчий дом, у родителей возникает вакуум. Как у вас прошел этот период?

Однозначно все так. И я говорила себе: «Вперед! Поехали!» Какая бы у меня сложная ситуация в жизни ни возникала, я всегда себе твержу: «Вперед!» Это для меня единственная команда. А Андрюшке: «Фас!» Конечно, бывало грустно, мягко говоря, непривычно. У меня ничего выдающегося, отличающегося от других в такой ситуации не было. Но самым волнующим для меня оказался период переходного возраста (14–16 лет), когда твой ребенок еще юный, не совсем стоит на ногах, а думает, что взрослый. С ним делать что-то уже поздно и бессмысленно: что воспитал, то воспитал. И я пришла к выводу, что работать можно только над собой, чем и занималась. Вот это было самое сложное.
Сын Андрей Удалов с актрисой Марией Мельниковой на премьере фильма «Спасти Ленинград» 25 января 2019 года
Фото:
«Инстаграм» Марии Мироновой

А чему научились у сына?

Мне казалось, что я могу все контролировать. А научилась отпускать, понимать, что какие-то вещи не могу и не должна контролировать. Тут недавно с подругой (у нее большой бизнес) разговаривали. Она: «Для меня самое сложное – это не добиться цели, а понять, что ты идешь не в ту сторону». Вот и с ребенком ты пытаешься добиться какого-то результата, и чем больше добиваешься, тем еще хуже становится. Так что для меня трудным было поймать тот момент, что ты идешь не в ту сторону, остановиться, развернуться… В любом случае всегда надо начинать с себя. Осознать такое очень полезно не только в воспитании детей, но и в любой жизненной ситуации.

Вы терпеливый человек?

Да, потому что понимаю, что менять кого-либо нельзя, можно изменить лишь свое отношение. Хотя был долгий период, когда казалось, что многое несправедливо. Недавно у меня что-то возникло по поводу этой темы, и подруга, психотерапевт с большим стажем, сказала фразу, которая мне запала в голову: «Знаешь, когда ко мне приходит пациент со словом «справедливость», следующий шаг за этим – бунт, который бывает страшным: психологически человек начинает разрушаться. Не принимает жизнь и начинает с ней подсознательно воевать, а потом уже и сознательно». Любая революция начиналась со слов «справедливость» и «несправедливость». Конечно, у меня иногда тоже периодически возникают мысли о справедливости, но я иду к принятию ситуации. И в этом самое большое благо и счастье.

У вас помимо актерской работы есть еще фонд «Артист»…

Да, в конце прошлого года нам исполнилось 10 лет. В основе его стояла Маргарита Александровна Эскина, бывшая директор Дома актера, она передала нам по наследству огромную картотеку. Сейчас у нас больше 3 тысяч деятелей искусства, среди которых люди, связанные с кино, театром, балетом. Мы начали свою деятельность в Москве, потом продолжили в Питере, Саратове. Сегодня уже 50 городов, в которых помогаем пожилым людям, многие из них одинокие и лежачие.

Как вы отдыхаете?

Последние лет пять люблю улетать далеко. Чем дальше, тем лучше – туда, где много солнца. Стала абсолютно зависимым от солнца человеком. Видимо, его так мало в наших широтах. Вдали можешь расслабиться, чувствуешь, что все обязательства остались в Москве. Раньше много ездила по Европе: музеи, культурные достопримечательности. Много путешествовала поездами. Но сейчас у меня время природы, подчас дикой.

Что читаете? Может, что-то в свое время повлияло на мировоззрение?

У меня нет отправной точки изменения мировоззрения. Это некий процесс встреч с людьми, общения. С детства любила классику. Когда путешествовала, много читала о музеях. Был период книг по философии, потом – увлечение психологией…
На Марии: пиджак Alberta Ferretti, серьги Ermanno Scervino. Благодарим за предоставленные для съемки вещи компанию Bosco di Ciliegi
Фото:
Илья Вартанян

Когда есть время, что можете приготовить дома?

Я стала любить готовить. Раньше не понимала этого, думала, не важно, где поесть: в кафе или дома. А сейчас почувствовала, что, когда готовишь с любовью, ты передаешь в блюдо какую-то свою положительную энергию. Меня никогда никто не заставлял, я сама к этому пришла и делаю с большим кайфом, нравится процесс. Делаю и пироги, и мясо, и кур. Была в Греции, там безумно понравилось клефтико из баранины, взяла рецепт и дома с удовольствием приготовила.

Несколько раз видел вас на съемках, заметил, что вы крайне пунктуальны, приезжаете раньше времени...

Да, но вот сегодня к вам на фотосессию сильно опоздала, правда, из-за ДТП. А пунктуальность у меня, наверное, от чувства такта. Дискомфортно, когда знаю, что меня ждут. И опять-таки спасибо Марку Анатольевичу Захарову, он всегда воспитывал эту черту в своих артистах.

Что вам импонирует в людях?

Искренность мне всегда импонировала, и я стала очень любить простоту. Возвращаясь к нашей «Громкой связи»: там выясняется, что герои друг о друге ничего не знают, и все рушится. Так что в гармоничных отношениях с друзьями ценю честность, искренность, простоту.

Что должно быть в мужчине, чтобы вы обратили на него внимание?

Я уже не обращу внимания ни на какого мужчину. Зачем? У меня все в порядке. Я счастлива.

Блицопрос

— Если машина заглохнет в безлюдном месте…

— Буду ее заводить еще и еще.

— Любовь проходит, но…

— Я не считаю, что любовь проходит, если она была. Проходит страсть.

— Людям не хватает для счастья…

— Благодарности. Принятия того, что им дала жизнь.

Спорим, вы не знали, что…

…Мария Миронова вопреки распространенной информации не играла сына радистки Кэт в «Семнадцати мгновениях весны».

Материалы по теме

Комментарии

1
  • Все комментарии
  • Выражение "в чем одета" безграмотно изначально.Мне кажется, вы подводите Миронову, приписывая ей такое выражение.Правильно говорить " во что одета".Извините, если некорректно получилось.