Мария Порошина: в загсе говорю: «Забыла паспорт в тюрьме!»

На канале «Россия 1» завершился сериал «Черная кровь» с популярной актрисой в главной роли. А сейчас Мария снимается в проекте того же канала «Березка». О работе, семейных ценностях, отношении к браку и четырех дочерях – в эксклюзивном интервью «Антенне».

– Мария, «Березка» для вас отчасти биографический фильм?

– Мой папа был солистом ансамбля «Березка». Правда, он не танцевал, а пел между номерами девушек. И мне кажется, двухметровый голубоглазый блондин с вьющимися волосами украшал выступления шикарным тенором. Я видела его на сцене, хотя была тогда маленькая, но остались записи тех концертов. Помню, когда он приехал из гастролей в Канаде, привез кучу жвачек, какую-то интересную одежду, всякие диковинки, которых не было в нашей стране – халатики с кружевами, бантики с заколками. Все собрались на кухне, было весело, а меня почему-то укладывали спать. Я запомнила «Березку» как коллектив красивых и интересных людей, прославлявших Россию за рубежом во всех ее проявлениях. Я рада, что про этот ансамбль решили снять фильм.
Фото
Дмитрий Дроздов

– Вы и сами в детстве танцевали в этом ансамбле?

– Да, в спутнике «Березки» мы, дети, исполняли все номера взрослого коллектива. Все я помню до сих пор, только заслышу задорную музыку, начинаю приплясывать. Хорошо, если это кому-то из дочек передастся, и они пойдут в народницы. Надежда у меня на Груню. Она сейчас занимается художественной гимнастикой в школе Ирины Винер, а вдруг потом, если у нее не будет таких способностей, как у Кабаевой или Чащиной, пойдет на народные танцы.

Хочется сыграть стерву

– По сценарию у героини есть переплетения с вашей жизнью?

– Да, у нее дочка. Но я, конечно, не такая мать, как моя Ирина, – она давит и не прислушивается к желанию дочери. Она деспотична, не слышит, идет напролом к цели, как зашоренная лошадь. В юности Ирина хотела танцевать в ансамбле, но мечта ее не осуществилась, и теперь она воплощает ее в дочери. И ее пуповинная любовь переходит в давящую, не слышащую своего ребенка. Это одна из проблем отцов и детей. Некоторые сцены режиссер Александр Баранов попросил переписать, добавить моменты, за которые героиню можно было бы пожалеть, чтобы мне было комфортно в роли. А в принципе Ирина – одинокая женщина, которая хочет счастья дочери. Я люблю время 80-х. Тогда я была ребенком – время было тяжелое, но поэтичное. Не было материальных ценностей, но были идеалы.

– Все ваши героини положительные. А стерву, скажите, хочется сыграть?

– Естественно, это всегда интересно. В кино я не припомню таких ролей. Хотя в театре у меня есть возможность – на сцене я могу быть разной. Так что театр – это отдушина. Там есть роли и женщин, манипулирующих мужчинами. В кино тебе не всегда предлагают то, что хотелось бы. Может, не видят, не знают…

– А самой предложить себя на роль – это не про вас?

– Наверное, нет. Мне было грустно, когда я однажды не попробовалась к великому мастеру Митте на роль в сериал «Граница. Таежный роман». Поняла бы, если бы он сказал: «Нет, Мария вы не подходите, потому что…» А тут меня просто не допустили на пробы к режиссеру. Но, слава Богу, в том проекте все сложилось: сыграли моя подруга Елена Панова, однокурсница Ольга Будина, Рената Литвинова… И я рада, что получился хороший фильм с замечательными актерами.
Фото
Кинокомпания «Русское»

– Вы такая правильная и в жизни, и на экране. А в детстве тоже паинькой были?

– Хулиганкой. Лет до семи-восьми. А в школе уже начала стесняться.

– В чем хулиганство проявлялось?

– В открытости, непосредственности… Мы часто проводили время на Урале у папиных родителей с двоюродной сестрой Юлей – ровесницей мне. Я любила щипать ее, издеваться, а потом делала вид, что я ни при чем. Все Юлечку жалели, а я хохотала. Вот такой злой гений. Как-то спряталась за занавеску, бабушка час меня искала, перепугалась, выглядывала из всех окон – не выпала ли я. А я стояла и наблюдала. Она, актриса театра оперетты, крикнула громким, хорошо поставленным голосом: «Машенька!» А я думаю: «Нет, я к такой страшной бабушке не выйду». Убегала от прабабушки, встречавшей меня после школы, пряталась за фонарные столбы. На физкультуре все шли на футбольное поле, а я пряталась за ларек «Мороженое», потом покупала себе три мороженых, по-пластунски выползала, чтобы меня физрук не заметил, и шла домой. Из садика сбегала, а во втором классе из больницы. Пришла ко мне школьная подружка в день выписки, ну я и подумала: зачем ждать маму – пойду лучше домой сейчас с лучшим другом. А потом я вдруг закрылась, даже булочку купить стеснялась.

Отчисление из театрального стало неожиданностью

– А актерской профессии не боялись из-за своей стеснительности?

– Боялась и даже не хотела поступать. И, наверное, сама так и не дошла бы до театрального, если бы мой друг буквально силой не привел меня на прослушивание. Смущение и сейчас есть, хотя в силу профессии его меньше. Но вопросы «Имеешь ли ты право?», «Достоин ли ты?», «Почему ты, а не кто-то другой?» меня не оставляют.

– Тем не менее стержень в вашем характере был – после отчисления из Школы-студии МХАТ вы поступили в Щуку.

– Это было сильное испытание. Когда в 16 лет поступила к Олегу Павловичу Табакову, прочитала стих, взяли, и я обленилась. Проучившись два года, решила, что вся жизнь у меня на ладони, все у меня получается и я могу и прогулять, ведь сыграла отрывок хорошо. Отчисление для меня стало неожиданностью, я не знала, пробовать ли мне еще или поставить на себе крест. Были бесконечные сомнения, которые и дали силы начать с полного нуля. Благодарна, что такое произошло в моей жизни, – это закалило, я многое осмыслила, начала иначе относиться к профессии и себе. Я стала дотошной и ищущей. А в Щукинский театральный институт меня взяла Мария Александровна Пантелеева на первый курс. Мне сказали, что можно попытаться перевестись на третий курс, ведь я два года отучилась. Но после того как я посмотрела мини-концерт щукинцев, поняла, что многого не умею, и решила не испытывать судьбу и начать все сначала. Опять надо было себя переламывать и спасибо педагогам – без них бы не справилась.

– После какого проекта сказали: я – актриса?

– Мне хочется быть актрисой, носить это звание. Но можно назвать себя актрисой, а потом – тупик. Так что лучше просто работать, быть в движении. Приятно, когда узнают, но от этого неловко и это не моя заслуга… Нам все дается от Бога.

Деньги на свадьбу прогуляли в Европе

– Вы советуете женщинам в семейной жизни идти на компромиссы с супругом, слушать его… Прямо образ идеальной жены вырисовывается.

– Святые отцы говорят, что женщина должна быть за мужем – помогать супругу, но последнее слово должно быть за мужчиной. Муж – глава семьи, в нем суть и истина. Надо ценить, любить, дорожить друг другом.
Маленькая Маша с мамой Наталией Петровной Красноярской
Фото
личный архив

– Но при всей правильности вы особо не спешили в загс?

– Для меня штамп в паспорте долгое время был не принципиален. С Гошей Куценко мы так и не успели дойти до загса. Нам подарили приличную сумму на предстоящую свадьбу, которую мы планировали сыграть осенью. Но поймите меня правильно. Праздник устраивается в основном для родственников, близких, друзей, а ты – как некое приложение к нему. Для меня, тогда 20-летней девушки, романтикой было путешествие. И мы прогуляли летом все деньги в путешествиях по Голландии и Германии. Приятно провели время – Северное море, сидишь в шезлонгах или идешь по колено в холодной воде, слушаешь музыку бременских музыкантов на площади в Бремене… Это то, чего никогда в жизни я не видела. Мне не казалось ни тогда, ни сейчас, что если я поставлю штамп в паспорте, то человек будет со мной всю жизнь. Хотя, конечно, правильно, когда мужчина делает предложение, а девушка соглашается: это некий союз, заверение того, что мы будем любить друга в горе и радости. Кстати, после этих слов обычно в загсе начинают хихикать. Хотя они ведь правильные и хорошие. В последний раз, когда их слышала, я даже всплакнула, а раньше не могла сдержаться от смеха. Может, возраст уже, помудрела...

– Куценко недавно признался, что изменил вам, чего вы не смогли простить. А скажите, если бы этого не случилось, может, так и жили бы счастливо?

– Я не знаю, прошло много времени, и сегодня у меня совершенно иной взгляд. Но на тот момент я сделала все правильно – как велели душа и мое восприятие отношений Ромео и Джульетты. Кто знает, сейчас, может, и поступила бы иначе. Это неизвестно.

Мужу я сразу не понравилась

– Как вы познакомились со вторым супругом Ильей Древновым?

– У нас забавная история. Встретились на спектакле «Ленкома» «Шут Балакирев». Мой однокурсник пригласил, и я пришла с любимой подругой Татьяной Кравченко. Места у нас были в ложе, спектакль начался, села на свободное место, которое было ближе к залу (с моего видно было лишь полсцены), а мне хотелось посмотреть Збруева. Минут через 20 пришел мужчина с билетом (это был Илья), я встала, пересела на свое место, но там было неудобно, и я постоянно ворочалась, задевая соседа. Сидела и думала: «Какой вредный молодой человек, мог бы девушку и не сгонять». Понятно, что ему тоже было дискомфортно от моего ерзанья. К началу второго акта он не пришел, появился под конец и постоял у входа в ложу. Видно, из чувства неловкости, чтобы я снова не пересаживалась на другое кресло. После спектакля мы с Таней пошли в буфет, сидим, пьем чай, обсуждаем спектакль. А Илья с другом – за другим столиком. Я посмотрела на него и поняла, что недавно видела этого человека на сцене «Современника» в спектакле «Аккомпаниатор», он прекрасно сыграл героя-неврастеника, что сегодня редкость. А еще вспомнила, что в одной из серий «Каменской» он исполнил роль фотографа, убивающего невест. Когда в конце его герой умирал, я даже заплакала. Поразило, что он все сделал так, что мне стало жалко злодея. «Хороший актер, а в жизни – наглый парень», – подумала я. И все же мне захотелось познакомиться и пообщаться с Ильей. «Вот интересный артист, я тебе про него рассказывала», – говорю Тане. Она: «Ну и что ты от меня хочешь?» Я: «Неужели ты его не помнишь?» Кравченко: «Маша, я не понимаю тебя, хочешь, чтобы он за стол к нам сел?» Я: «Нет, просто тебе рассказываю, как он здорово сыграл». Тут вижу: парни направились к выходу… Таня заметила, что я провожаю их взглядом, и громко бросила им: «Молодые люди, идите к нам». Они: «Мы собирались уже уходить». Таня: «И что, значит, так и не присядете?» Илья с другом присоединились к нам, мы поговорили, поспорили… Илья мне был интересен как артист – не более того. Я почувствовала, что и ему я тоже не понравилась. Прошло время, и он признался, что тогда в буфете он даже сказал приятелю про меня: «Эта симпатичная девушка в леопардовых штанах мне крайне не нравится».

С мужем Ильей Древновым
Фото
PhotoXPress.ru

– А с чего вспыхнула искорка?

– Не знаю. Мы случайно встречались еще несколько раз, потом подружились и где-то через год я вдруг поняла, что мне хочется видеть этого человека.

– С Ильей вы тоже не сразу пошли в загс, только после того, как на свет появились две общие дочери?

– Лет через восемь-девять. Поняли, что уже прошли вместе какой-то этап, после которого официально закрепить отношения намного приятнее, чем на ранних порах. Когда мы встретились, оба, наверное, не очень верили в любовь, сомневались, были не подготовлены к семейной жизни. А со временем у нас как бы все пазлы сошлись, мы стали одним целым.

В загс поехала в черном платье

– Ваше бракосочетание ведь тоже отдельная забавная история?

– Мы оба много работали и никак не могли выбрать день, чтобы пойти в загс. Наконец, подали заявление, бракосочетание назначили на 18 декабря – день работников загса. Ну и мы устроили им настоящий праздник. Планировали посидеть в тот день тихой компанией, пригласили только самых близких. А свадьбу думали отпраздновать летом на море, пригласив на нее родню и друзей. Я почему-то надела черное платье, времени особо не было искать другой наряд. Сижу дома с друзьями, ждем Илью. Он приходит, надо собираться уже. «Ты паспорт взяла?» – спрашивает. И тут я понимаю, что вчера на съемках сериала «Всегда говори «всегда», которые были в настоящей тюрьме, я проходила через проходную, показала паспорт охранникам, а потом положила в телогрейку и забыла его там. Рассказала об этом друзьям, но Илье открыть правду испугалась – вдруг не поймет и не поверит. Мы уже вышли из квартиры, и я говорю Илье: «Возьми, пожалуйста, права и загранпаспорт, вдруг туда надо тоже печать ставить». Илья посмотрел на меня с выпученными глазами и обратился к друзьям: «Что, и загран тоже нужен?» Они: «Возьми, на всякий случай». Пока он возвращался в квартиру, мы посовещались узкой компанией, но так и не поняли, что нам делать. Приезжаем в загс, заходим в комнату. Нам сотрудница: «У вас сегодня знаменательный день, дайте, пожалуйста, свои паспорта». И я вместо того, чтобы открыть сумочку, покопаться в ней и с ужасом сказать, что паспорта нет, как плохая актриса начинаю рыдать, не успев открыть сумку. Илюша, к счастью, это не заметил, потому что волновался. А у меня текут слезы, и я говорю: «Я забыла паспорт в тюрьме». У сотрудницы загса округляются глаза: «Простите, что?» Я вижу ее непонимающее лицо, она в шоке, пытаюсь объяснить ей, что у меня были съемки в тюрьме, но, видя ее испуганные глаза, мне становится смешно, и я начинаю хохотать, потом рыдать… Женщина нажимает под столом на кнопку и вызывает охрану. Илюша говорит: «Я сейчас уйду, ты специально забыла паспорт!» Понимаю, что мне и его еще надо удержать, но не могу успокоиться. И опять начинаю: «Вот в тюрьме паспорт случайно остался, может, вы нас сегодня распишете, а завтра мы привезем документ?» Женщина: «Успокойтесь. Где сейчас паспорт?» Я выдавливаю из себя: «В тюрьме, вчера у нас были съемки, сегодня выходной, документ остался в телогрейке, а она в гримвагене». И вновь начинаю плакать. «А паспорт кто-то может привезти сюда?» – интересуется сотрудница загса. Я понимаю, что выходной, это невозможно. Но в итоге наш друг позвонил водителю, чтобы он взял ключ от гримвагена и вытащил мой паспорт из телогрейки. Короче, это запутанная история, как книга «Дом, который построил Джек». Через три часа мне наконец-то привезли паспорт, и нас расписали. А в ожидании документа мы сидели в лимузине, который заказал Илья, с шампанским и рассказывали друг другу историю про мой паспорт. Я уже успокоилась, не плакала, и мы от души похохотали. Так что историю нашего бракосочетания мы до сих пор вспоминаем со смехом. После того как нас расписали, посидели в кафе и разъехались – вечером у нас Ильей были спектакли в разных театрах.

Старшая дочь помогает советами

– Маша, у вас четыре разновозрастные дочери, как справляетесь?

– Не так давно мы с Полиной прошли сложный период взросления с 12 до 18, а сейчас то же самое начинается у Серафимы. Полина, учитывая свой опыт, говорит: «Мама, я помню себя, когда ты мне говорила, что день рождения отменишь, если буду плохо учиться. Вот такое наказание на меня всегда действовало». Она советует, какие меры на нее действовали, а на что и время тратить не надо. Так что с Полиной у нас одни отношения, с Симой другие, с Груней – третьи, а наша маленькая – это вообще нечто божественное. Глафире год и семь уже, бегает вовсю. Шустрая, все время что-то прячет, хулиганит, хохочет, провоцируя других на какие-то эмоции. Ластится, потом отталкивает и бежит по своим делам – строить что-то из кубиков и ведерок. Характер свой явно проявляет. Лопочет «папа, мама», а дальше на своем тарабарском языке, причем определенно говорит какой-то связанный текст, но мы просто не можем его пока расшифровать. Как взрослый человек еще и пальцами грозит, дожидается, что ей кивнут, и идет к следующему человеку и тоже назидательно что-то говорит, жестикулируя.
С дочками Серафимой и Аграфеной
Фото
Persona Stars

– Понятно, что Полина нормально восприняла рождение младшей. А Сима и Груня?

– И они тоже с самого начала не ревновали к Глаше, зацеловывали с рождения. Наверное, у нас большая семья, все к этому привыкли, и иначе быть не может – такая вот круговая порука. Груня помогает с малышкой, подержит ее... Так что в нашей нет места ревности или обиде. А вот маленькая Глафира, когда видит, что ее сестры обнимают нас, подбегает, отдирает руки и даже кусает. Мол, это – мое.

– Как воспитываете Симу и Груню?

– По возможности так же, как это было в женских гимназиях, чтобы они и пели, и танцевали, и вышивать умели, и по хозяйству все могли. Сима у нас – нежная, лирическая. Она какая-то неопознанная девушка-загадка. Любит читать, рисовать, увлекается историей. Хочет быть артисткой, но в то же время учится в музыкальной школе, хорошо играет на фортепиано. Иногда летает в облаках, но когда сосредоточится, даст верные ответы, да еще и тебя поправит. Куда ее выведет судьба? Неизвестно ведь, что она захочет лет через пять. Груня – фантазер, клоун, она всех смешит, но в то же время ответственная – следит за старшей Симой, делает ей замечания, когда, к примеру, свет не выключает. Одним словом, Груня у нас мозг. Мы многое запрещаем дочерям – гаджеты, мультики. Все по регламенту. Следим за тем, чтобы они сами не включали телевизор и не смотрели того, что им не следует. У них есть любимые фильмы с моим участием – «Всегда говори «всегда», новогодняя лента «Четвертое желание», «Ночной дозор», «Участок», «Челночницы».

– Полина, как и вы, уже окончила Щукинский институт?

– Да, сейчас репетирует антрепризный спектакль. Она трудоголик, хочет работать в театре, ей нравится сцене. Во время учебы Родион Овчинников поставил спектакль «ДО + ВЛА = ТОВ», который с успехом шел в театре института и один раз в Вахтанговском театре, сейчас его будут показывать на другой площадке. Еще Полина играет в «Дачниках» по Горькому. Так что я за дочь особо не волнуюсь, раз у нее есть сильное желание, то уверена, что и приглашение в театр будет. Мне за Полину не стыдно. И в фильме замечательного режиссера Веры Сторожевой «Компенсация» она в 13 лет сыграла четко и искренне. Признаюсь, я не хотела, чтобы она снималась в кино. Но Гоша уговорил, а когда я еще и прочитала сценарий, поняла: отказываться нельзя. Полина больше похожа на Гошу – и по психофизике тоже. Может, улыбка и какие-то манеры мои. Но я вижу в ней его руки, локти, пластику лица, у нее, как и у папы, хорошее чувство юмора, она так же пишет хорошие стихи. Полина – поток сознания, который не остановить, она увлекает людей болтовней, но иногда утомляет своего молодого человека. Я ей говорю: «Полина, аккуратней, пожалей свою вторую половину, не надо быть такой активной». Ей 21 год, она умная, взрослая, но по натуре ребенок. Дай Бог, чтобы она оставалась такой же надолго по своему душевному складу. С молодым человеком она уже два года. Хороший парень, я вижу, как они держатся друг за друга и берегут друг друга. Пусть все у них будет хорошо.
Полина пошла по стопам мамы и папы, Гоши Куценко. Окончила Щукинский институт
Фото
Сергей Джевахашвили

– Говорят, что на даче в Рязанской области к вам в гости приходит больше сотни человек.

– Год на год не приходится, но бывает и человек 200 гостей. Оливье делаю в тазике, чтобы всем хватило, каждый что-то приносит к столу. Собираемся обычно в августе. Вот недавно вернулись с моей подругой Таней Абрамовой, хорошо погуляли. Каждый вечер у нас там какая-то тематическая история – костюмированная вечеринка. Темой этого года был «Союзмультфильм» представляет». Все семьи наряжались в костюмы из какого-то мультика и показывали маленький номер. Мы представили Карлсона, Фрекен Бок, Кая и Герду, а я была Снежной Королевой. Такие праздники идут как минимум дней 20.

– И что, все идут в гости к вам?!

– Нет, у нас приглашают разные семьи. На другой день встречались в другом доме – смотрели ретроспективу Феллини, на третий – разгадывали шарады или писали стихи… Не могли разойтись до 4 часов утра – настолько было интересно.

– А тяга к большой семье откуда?

– Об этом я мечтала с детства. Я ведь была одна у родителей, и мне не хватало общения, все просила у мамы сестричку или братика. Или потому что у моей прапрабабушки была большая семья – восемь дочерей. Кто знает, может, гены и сыграли свою роль. Кто-то говорит, что нужно достойно воспитать одного ребенка, чтобы на него хватило сил и денег на обучение. Люди боятся иметь больше одного ребенка, это рискованно и страшно. И мне страшно! Но я хочу попытаться пройти трудности и испытания, хочу надеяться и верить, что мои дочери вырастут хорошими людьми.

Блицопрос

– Сказочная героиня, на которую вы похожи?

– Девочка из мультика «Цветик-семицветик».

– Вы никогда не устаете…

– От любви к детям.

– Если бы одно желание могло исполниться, то загадаете…

– Здоровья всем близким.

– Ваш самый смелый поступок?

– Послушание старцу.

– Когда вам диктуют, что делать, то…

– Я жалею этого человека.

– Что вы никогда не простите мужчине?

– Отсутствие чувства юмора.

Спорим, вы не знали, что… Мария Порошина в восемь лет написала музыку и слова к песне, посвященной фильму «Будулай».

Досье

Родилась: 1 ноября 1973 года в Москве в театральной семье. Отец – солист ансамбля «Березка». Мать – оперный режиссер в Большом театре и драматическая актриса театра «Сфера» при Е.С. Еланской.

Образование: в 1997 году окончила Высшее театральное училище имени Б.В. Щукина.

Карьера: сыграла около 70 ролей в фильмах и сериалах, среди которых «Бригада», «Офицерские жены», «Всегда говори «всегда», «Четвертое желание», «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Челночницы», «Черная кровь».

Семья: дочь Полина (1996 г. р.) от гражданского брака с актером Гошей Куценко.

Замужем за актером Ильей Древновым. Супруги воспитывают трех дочерей: Серафиму (2005 г. р.), Аграфену (2010 г. р.), Глафиру (2016 г. р.).

Комментарии

0
под именем