– На экраны выходит вторая полнометражная часть «Кухни» под названием «Кухня. Последняя битва». А какой поединок в своей жизни считаете самым важным?

– С собственной ленью. Когда читаю про себя, что я – трудоголик, ухмыляюсь. Это вынужденная мера. Больше же всего на земле люблю валяться на диване, шляться в трусах по квартире и ничего не делать. Если бы трудился на заводе, думаю, он бы встал. Потому что с утра я могу найти три тысячи причин, почему именно сегодня никак не могу выйти на работу. Но когда от твоего решения встать или не встать с кровати зависят сто человек на съемочной площадке, включаются остатки совести.

– И, видимо, для того, чтобы она не выключалась, вы решили составить свой график так, что на отдых у вас остается пара-тройка дней в году?

– Побольше. Совсем без отдыха я бы не смог. В рабочее время меня держат на плаву мечты о том, что буду делать в выходной. Набор увлечений стандартный: кино, секс, домино. Правда, в реальности много времени уходит на перелеты.
Фото №1 - Нагиев: «Работаю много, чтоб моя женщина пахла дорогими духами»
Фото
пресс-служба канала СТС

– Со стороны ваша жизнь могла бы стать предметом зависти: каждый день новые страны, люди. Для вас это уже превратилось в рутину?

– Есть вещи, которые перестали пугать. Раньше я взлетал в самолете, как мешок с картошкой, теряя при взлете сознание и с опустившимся в пятки сердцем. Сейчас воспринимаю полет совершенно спокойно. И, конечно, переезды стали обыденностью. Люди к ним готовятся заранее, а я могу собраться за 15 минут и улететь на неделю. Главное – чтобы это на работе не отражалось. Чтобы мой выход в кадр внутри меня не перешел в состояние привычки. Дескать, сейчас приеду, снимусь быстренько, это я хорошо умею делать. Здесь наступает конец. И я гоню от себя эти мысли.

Смотрю в холодильник со слезами на глазах

– В съемках комедии «Кухня. Последняя битва» принимали участие реальные шеф-повара столичных ресторанов. Вас чем-нибудь эдаким подкармливали?

– По райдеру я имею возможность заказывать еду из любого ресторана. Но как-то ни разу этим не пользовался. Потому что, несмотря на долгое пребывание в шоу-бизнесе, я мальчик стеснительный. Так что ем из общего корыта и хлебаю из общего котла. Бывают моменты, когда подходишь к ребятам с вопросом: «Чем так вкусно пахнет? Можно это взять?» Они же кидаются ко мне: «Нет, нет, что вы! Это неделю уже для красоты лежит, хорошо, что мы успели прыгнуть вам в рот. Сейчас что-нибудь сделаем». И раз, раз – за минуту, они что-то сварганят, что ешь и диву даешься, почему у них вкусно выходит, а дома так не получается.

– То есть пару рецептов вы взяли на карандаш и дома пробовали повторить?

– Да нет. Готовящим у плиты, когда масло шкворчит на сковородке и брызги летят на соски твоей накачанной груди, вы меня редко застанете. Я пытаюсь что-то готовить, но это весьма скромный набор: яичница, бутерброды и друзья-пельмени. На кухне чаще меня можно увидеть в вечерние часы стоящим у открытого холодильника со слезящимися глазами.
Фото №2 - Нагиев: «Работаю много, чтоб моя женщина пахла дорогими духами»
Фото
кадр из сериала «Кухня»

– Так боитесь потолстеть?

– Во-первых, мне неприятно смотреть на себя жирного. К счастью, этого давно не было и, надеюсь, не будет. А во-вторых, я артист и сыграть толстого, запихав в штаны поролон, можно, а вот вытащить жировые прослойки и сыграть худого уже не получится. Поэтому худо-бедно, но я стараюсь держать себя в руках. Хотя, к примеру, западные артисты выделяют себе по полгода для того, чтобы подготовиться к той или иной роли в очередном блокбастере. Мне же остается об этом только мечтать. Сейчас заканчиваю съемки в картине «Непрощенный», где играю придавленного жизнью человека, и тут же перехожу в боевик, где надо быть парнем в форме. Как совместить? Именно этот вопрос меня посещает в часы отчаяния, когда стою перед холодильником в ночи.

Одежду занашиваю до дыр

– Когда Хью Джекмана признали самым сексуальным мужчиной планеты, его жена по утрам кричала ему вслед: «Эй, самый красивый парень на земле, мусор захватить не забудь». Чтобы не зазнавался. Вас, признанного секс-символа нашей страны, кто спускает с небес на землю?

– Во-первых, меня радует, что парней моего возраста и даже постарше называют самыми сексуальными. Это и Хью Джекман, и Роберт Дауни-мл., и Брэд Питт, и Вигго Мортенсен. Это дает повод думать, что дело не во внешних данных, а в том, чем ты живешь, дышишь, какой ты внутри и как смотришь на женщин. Не буду скрывать, меня это радует и вдохновляет. Если касаться того, что или кто меня возвращает на землю, ответ прост: ничего и никто. Я самый большой критик своей работы и внешности. Так что особо высоко в секс-мужестве не взлетаю. Если у тебя есть зачатки интеллекта и здравомыслия, ко всему нужно относиться с долей иронии и благодарности, что, собственно, и пытаюсь делать.
Фото №3 - Нагиев: «Работаю много, чтоб моя женщина пахла дорогими духами»
Фото
пресс-служба фильма «Кухня. Последняя битва»

– «Полуобнаженные» фотографии в микрошортах из вашего «Инстаграма» – это самолюбование или ирония?

– Даже и не знаю, что сказать. Меньше всего подозревал, что обычные обрезанные джинсы могут вызвать хоть какой-то резонанс. Вторая часть появления в этих шортах – уже из области иронии. Мне нравится, что уровень жизни в нашей стране так вырос, что осталась единственная проблема – длина моих шорт. Это очень отрадно.

– Дмитрий, а вам не хочется уйти уже от этого образа мачо? Отрастить волосы, кожаную куртку сменить на деловой костюм-тройку…

– Меня этим вопросом не удивить и не задеть, поскольку я один из немногих, кто позволяет себе работать в разных областях. Сегодня снимаюсь в кино в кожаной куртке, а несколькими часами позже появляюсь на Первом канале в костюме. Возможно, поэтому и интересен уважаемому зрителю. Тем, что пытаюсь не быть одинаковым. Мне, безусловно, далеко до моего доброго товарища Филиппа Бедросовича Киркорова, который на публике не появляется в одном наряде больше одного раза. Нет, я, бывает, вещи занашиваю до дыр, в том числе и нижнее белье. Тем не менее пытаюсь поддерживать какой-то интерес, и визуальный тоже. Как подтверждение: в крайних выпусках детского «Голоса» появлюсь с волосами на голове, которые отрастил, чтобы показать зрителю: лысый не от того, что у меня они не растут, а просто мне показалось, что так смотрится посвежее.

Экономия на близких

– Дмитрий, раньше вы говорили, что хватаетесь за любую работу потому, что боитесь выпасть из обоймы. Но сейчас, когда эта проблема перед вами уже не стоит, почему не сбавляете обороты?

– Это, к сожалению, паршивая сущность человека. Невозможно остановиться. Иногда задаешься вопросом: для чего этим бизнесменам столько денег, ведь их хватит на несколько жизней? Но люди почему-то продолжают работать. Так же и в моей профессии. Иногда спрашиваю себя: зачем я снимаюсь в этом, ведь уже можно и отказаться? Но нет, не могу. Здесь и тщеславие, и азарт, и черт в ступе.
Фото №4 - Нагиев: «Работаю много, чтоб моя женщина пахла дорогими духами»
Фото
кадр из фильма «Кухня. Последняя битва»

– А жизнь не проходит мимо? Вам, наверное, даже заработанные деньги тратить некогда…

– Во-первых, их не так много. А во-вторых, мне приятно со стороны съемочной площадки наблюдать, что родные и близкие не нуждаются. Образно говоря, моя женщина в новых вещах и пахнущая хорошими духами гораздо ценнее слов злопыхателей: «Зачем он опять снимается в рекламе или в этом кино?» Мне на такие слова наплевать.

– Но новые вещи и духи не заменят вашего личного присутствия дома, согласитесь?

– Меня это очень угнетает. Все спрашивают, как все успеваю. Да, много успеваю по работе. Но в результате экономлю на близких, которые, конечно, заслужили, чтобы я был рядом почаще, и скучают по мне. Даже когда приезжаю домой, пока приду в себя после дороги, съемок, уже пора уезжать. Конечно, стараюсь поддерживать связь дистанционно. Но никакие подарки или эсэмэски не могут заменить совместную прогулку, когда двое нежно держатся за ручки.
Фото №5 - Нагиев: «Работаю много, чтоб моя женщина пахла дорогими духами»
Выездная планерка редакции «Антенна – Телесемь» вместе со звездным редактором номера Дмитрием Нагиевым
Фото
Сергей Джевахашвили

– Потому удивительно, что у человека, который своих близких не видит, вдруг находится время поддерживать Ольгу Бузову в час развода с мужем…

– Не могу сказать, что я психолог всего нашего шоу-бизнеса и каждому раздаю советы, что делать в той или иной ситуации. Мы с Олей не являлись закадычными друзьями, но как-то так получилось. И я поддерживал ее достаточно искренне. Сегодня она старается заполнять отсутствие близкого человека работой, поэтому уже не так во мне нуждается. Но в тот период, кажется, я сделал все правильно.

Женщина должна вызывать интерес

– Вы из тех мужчин, кто считает, что женщина должна ждать вас дома с горячими котлетами или у нее, как и у вас, должен быть весь год расписан?

– Как бы хотелось все это совместить! Чтобы женщина занималась домом и встречала тебя с борщом, но и не деградировала. Это важно. Для нее в первую очередь. Но и для меня, потому что если теряется интерес как к человеку, то никакими словами его не подхлестнуть. Считаю, что женщина как в фильме «Убить Билла» из всех своих оставшихся сил должна пытаться все успевать. Но задача мужчины – сделать так, чтобы она имела возможность не ходить каждый день на рутинную работу. А помимо дома занималась бы еще каким-то любимым делом, которое ей приносит моральное и эстетическое удовольствие. Не знаю, о чем сейчас говорю. Но в это верю.

– В одном из интервью вы признались, что самое страшное для вас - это любовь, превратившаяся в привычку. По каким признакам вы понимаете, что она таковой стала?

– Когда те вещи, которые просто обязаны радовать и доставлять удовольствие, вдруг перестают это делать. Когда нет желания поцеловать, взять за руку. Когда ты ешь, просто чтобы набить брюхо, а не для того, чтобы пообщаться. Простые вещи перестают быть желанными, долгожданными и удивительными. В таком случае нужно просто уходить.

– Может, просто с годами удивляться мелочам становится все сложнее?

– Важно поддерживать в себе это желание и умение. По крайней мере, я каждый раз напоминаю себе, что нельзя ни одного момента, вздоха делать по привычке. Стараюсь удивляться, может, иногда даже заставляю себя. Следуя совету Михаила Чехова (русский и американский драматический актер, театральный педагог, режиссер, племянник Антона Чехова. – Прим. «Антенны»), нужно сначала принимать удивленное лицо, на которое потом откликается тело.