Наталия Гулькина: «Он вышел на сцену и достал кольцо»

Экс-солистка «Миража» и группы «Звезды» рассказала Wday.ru про плохие стороны популярности, секреты шоу-бизнеса и в чем планирует выйти замуж в пятый раз.

Я была лошадкой, которая приносила деньги

– Наталия, многие звезды могут добиваться славы десятилетиями, а вы, кажется, буквально проснулись популярной. Как так вышло? И были ли вы к этому готовы?

— Это правда, так случается: у кого-то путь более трудный, а у кого-то быстрый. Но нельзя сказать, что мой был легким. Девчонкой я несколько раз поступала в музыкальное училище, и проваливалась. Была за кулисами, слышала, как поют мои конкурентки, понимала, что есть все шансы. А потом не находила в списках своей фамилии, задумывалась – как же так? Ведь я пою лучше. И один человек сказал тогда: «Наташа, отключай свою наивность. Есть связи, знакомства, деньги». И в 20 лет я пошла на вокальный кружок. Познакомилась там со Светой Разиной, которая знала Андрея Летягина. Люди с математическим мышлением рассчитали проект, в который мне посчастливилось попасть. И искали девушку с моим тембром. И я записала несколько песен.

Фото
личный архив

– Очень повезло!

— Да, вот только брать меня не собирались. Мечтали сделать этакую «ВИА Гру» – набрать клубных девушек, красоток как на подбор. У меня же не было ни попы, ни груди, я была худая, как палка. Голосом воспользовались, а платить не стали. А я и не знала, что должны! И вот как-то гуляла с коляской и подругой, и мы услышали из окна песню. Подруга говорит: «Мне так нравится! Эта группа сейчас из каждого окна звучит». А я едва узнала, что это та самая песня, которую записывала я.

– Ведь это же самое настоящее пиратство?

— Да, и на нем тогда заработали все, кроме самих артистов. Чуть позже продюсеры понялм, что спрос на группу колоссальный, нас собрали, мы поехали на гастроли. Но, конечно, к славе я подготовиться не успела. Просто была лошадкой, работала безвылазно и приносила деньги.

– Сейчас, кажется, совсем другой шоу-бизнес?

— Да, все очень поменялось. Сегодня, не имея материальной поддержки, ты никуда не выбьешься. Даже если у тебя семь пядей во лбу и безумный талант. Гораздо сложнее в шоу-бизнесе – количество артистов выросло, в 80-х были жесткие отборы, жесткая конкуренция. Сейчас без спонсоров и поддержки ничего невозможно сделать. Я даже перестала смотреть «Голос»! Бывают такие голоса, и к ним даже не поворачиваются. Иногда не могу, раздражаюсь… Обидно понимать, что все продается и покупается. Очень сочувствую достойным ребятам, которых на пути ждет очень много препон. Я помогаю одной семилетней девочке – ну очень талантливой. Так вот без денег нас даже на крупные конкурсы не пропускают. Знаете, талантам нужно помогать, бездарности пробьются сами. Придумали же, и работает, черт возьми.

Фото
личный архив

Шоу-бизнес – это машина, которая давит всех

– Не так давно всех переполошило «Евровидение». Что думаете?

— Мое мнение неоднозначное. Я не согласна с выбором России, но кого спрашивали? Ни разу не видела программ с Юлией Самойловой и понятия не имела, почему она едет. Большой вопрос, и ведь никто не ответит. Я всю жизнь борюсь с ветряными мельницами, за честность и за справедливость. И знаю огромное количество отрясающих вокалистов, которые бы поехали и круто выступили. Но их не берут! Захотели сделать приятно Юле. Но почему вся Европа на это должна была сказать: «Да, молодец, классно»? Жалко ее, ведь шишки полетели. А это моральный и психологический ущерб, в том числе и радости, которую она ожидала. Шоу-бизнес – это машина, которая едет и давит всех подряд. Но Юлии повезло побывать на таком конкурсе. Я тоже когда-то мечтала.

– А может, сейчас рванете?

— Я бы рванула, но кто пустит? Я расслабилась и отпустила ситуацию.

Я хихикнула и говорю: «Не могу принять ваше предложение»

Фото
личный архив

– Наталия, да у вас и без «Евровидения» тысячи фанатов. Совершают ради вас сумасшедшие поступки?

— Однажды мне подарили коня! Самого настоящего, живого. Жеребенок, я почему-то назвала его Руслан. Это было на гастролях, в Уссурийске, конь до сих пор там. Мне сказали, только свистни – поставим на платформу, в поезд, и он приедет. Но что я с ним буду делать? Целая проблема – определить лошадку, арендовать конюшню. Это влетает в такие деньги! Тысяч двести в месяц. Так что я просто знаю, что конь есть. Уже скоро пять лет как. Все думаю доехать, погладить его хотя бы.

– Наверное, и замуж звали?

— У меня на песню «Я не могу без тебя» был номер в свадебном платье. И однажды вышла я на сцену, в фате, пою, и вот появляется мужчина, встает на одно колено, достает бархатную коробочку… Я его вижу в первый раз! А он кольцо из белого золота с бриллиантом принес. Весь зал ахнул! Но я хихикнула, говорю: «Не могу принять ваше предложение». Он говорит: «Да я и не рассчитывал. Пожалуйста, просто носите кольцо и вспоминайте обо мне». Я долго отказывалась от такого дорогого подарка, но он не взял назад. Так что воспоминаю прекрасного принца, который неожиданно появился и красиво исчез.

– Негатива тоже много было?

— Совсем ужасов не было. В 90-х много звонили – прямо посередине ночи. «Здравствуйте, а я правда к Гулькиной попал? А поздравите маму с днем рождения?» Вешаю трубку, а они перезванивают. И сколько не меняла номер, все повторялось. Сейчас такого нет, может, общество стало другим. На концертах бывало, что пьяная толпа могла и бутылку на сцену кинуть. А как-то налетело много человек, со всех сторон потянулись руки и начали рвать на мне платье. Еще и за хвост хватали, я все боялась, что оторвут. Двадцать лет назад бывало, что толпу из брандспойта отгоняли, чтобы сцена от них не ходила ходуном.

Фото
личный архив

– Вы пишете книгу обо всем этом?

— Там вся моя жизнь, начиная с глубокого детства. Я не ставила задачу написать всю правду о «Мираже», отношениях. Начала с детства, и без этого нельзя. Понимаю, что по сути это мало кому будет интересно. Подумаешь, чего читать биографию очередной певицы? Хотелось сделать более насыщенной смешными историями из моей жизни. А их хватает! Я была непоседливым ребенком, вечно лезла переворачивать кастрюли, стригла колготки, била коленки. Я стала рассказывать много смешных вещей, вставляла туда стихи от лица маленького ребенка, дальше юность – первая любовь, тематические стихи. Сама писала с 14 лет! Книга стала расти, получается большая и интересная. А еще с самого первого дня, как я начала гастролировать, еще в 90-х, я начала вести дневники. Где мы, что с нами. Трудности, ужасные гостиницы, где нет воды, еды, мы даже сосиски варили в трехлитровых банках. В те времена волосатая резиновая курица на вокзале в круглосуточной столовой была счастьем. Это сейчас есть райдеры. А мы и слова такого не знали. Выступил – езжай, даже могут не покормить. Сами покупали непонятные котлеты, в чайнике яйца варили. Моменты стираются в памяти, а ты перечитываешь дневники, и смешно. И в таких подробностях я бы сейчас не вспомнила. Книга почти получилась, и очень интересная. Но когда я дошла до главы про «Мираж», вторая часть, 2004 год, руки опустились, и мне не хочется дальше ничего писать. По новой это все переживать. Буду писать, и снова буду вся на нервах. Столько лет утекло, у каждого своя правда, и тогда так было, каждый знает, кто прав и кто виноват. И все равно неприятно и болезненно.

Про прошлые и будущие свадьбы Наталии Гулькиной, а также почему ее песни не берут на радио, читайте на следующей странице.

От радио никакой обратной связи

– Но вы же продолжаете выступать?

— Репертуар, который хотят от меня слышать поклонники, я петь не могу. Лицензия стоит бешеные деньги. Это урон, в том числе и материальный, ведь концертов было бы больше в десятки. Многие путают репертуар «Миража» и «Звезд». И думают, что некоторые песни, даже тот же «Просто мираж», – мое, а не «Миража».

– Вы столько песен написали... Поделитесь главными составляющими хита?

— Их три. Стол на двух ножках не устоит, а вот на трех – да. Музыка, текст и харизматичный голос. У меня и сегодня много хитов, но продвинуть их нельзя. Несем на радио, но не получаем обратной связи.

Фото
личный архив

– Не представляю – Наталия Гулькина приходит на радио, и ее песни не берут?

— На Русском радио за 25 лет всего один раз звучала моя песня. Они все время говорят: «Не формат». А теперь говорят: «Новая песня? Ну я вас поздравляю». И даже не слушают. Артистов столько, что никого уже не уважают. Время не резиновое, всего 24 часа, коллективы расписаны, продюсерские центры. До тошноты.

Будет пятый раз, и будет белое платье

– Дочка ваша как-то хотела стать актрисой?

— Да, может, это я больше хотела, чтобы она стала актрисой. Она очень артистичный человек. Любит литературу, перевоплощения. Ходила на «Мосфильм» в школу, научилась краситься. Не просто делать макияж, а необычные образы, театральные перевоплощения. Ей это нравится, может часами рисовать физиономии и делать фотографии. Она поет. Я говорю: ищи себя. Хочешь петь? Но она посмотрела на мою сумасшедшую жизнь и не хочет. 24 часа не дома, бесконечные самолеты, переезды. Не успела приехать, как снова помчалась на съемку, интервью. Я заметила, что молодежь сегодня более ленивая. Как-то все им неинтересно, и много проблем решаются через компьютер. Выбрать профессию дочка пока не может. Когда-то мне смотрели мою натальную карту, и сказали, что дочка выбьется и будет более популярной и известной. И я лелею эту мечту. Не чтобы воплотить, что я не осуществила, я живу насыщенной жизнью, многим хватило бы. Просто такова жизнь: ты однажды вышел на сцену, вкусил популярность и никогда не откажешься.

Фото
личный архив

– Вы ни разу не надевали на свадьбу белое платье. Может, это знак, что нужно еще раз?

— Да, так сложилось, что в первый раз было голубое, и, кстати, никто не знает, что его сшил Юдашкин. Он тогда еще не был знаменитым модельером. Я просто ходила по Москве, искала ателье и за «Детским миром» набрела. Ткань принесла. Вышел маленький, но яркий пацан, смешной – Валя. Мы сшили, я заплатила и разошлись. Через несколько лет появляется знаменитый Валентин Юдашкин. Интересно, вспомнит ли он? Второе платье было серебряное. Потом – костюм цвета морской волны, дальше – красивый костюм с огромной юбкой. Почему так сложилось, что все время без белого? Значит, бог не дурак, любит пятак. Будет пятый раз, и будет белое платье. Хотя я считаю, что это неважно, главное – чтобы был человек на одной волне, понимал тебя и чувствовал.

– И в вашей жизни есть такой мужчина?

— Сейчас такой человек – мой директор, но мы не пара, как все думают. Мое сердце свободно.

Комментарии

0
под именем