– Вас давно не видно на экране. Снимаетесь сейчас где-нибудь?

– Никак не можем завершить картину «Сказка о царе Салтане». Закончилось финансирование, хотя это Пушкин, режиссер – классик нашего кино Владимир Наумов (муж Белохвостиковой. – Прим. «Антенны»), Юрий Стоянов играет Салтана, я – бабу Бабариху. Я верный человек и не погружаюсь в следующую работу, пока не завершится предыдущая. До этого в Москве 12 лет проводила благотворительный фестиваль «Я и семья», на котором дети, взрослые, бабушки, дедушки бесплатно смотрели кино. Сейчас фестиваля нет, создаю фонд «Я и моя семья». Жизнь идет дальше.
Наталья Белохвостикова: не хотела бы проснуться с другим лицом
Фото
Persona Stars

– Фильму «Тегеран-43» в этом году 35 лет. Он стал для вас знаковым? С какими эмоциями вспоминаете эту работу?

– Я играла три роли. Пять часов грима каждый день у меня и Игоря Костолевского (он играл разведчика Бородина. – Прим. «Антенны»). Было очень тяжело физически и морально. В «Тегеране» замечательные партнеры, но с партнерами мне везло всегда, начиная с Василия Шукшина в фильме «У озера». Что же до знаковой картины, очень люблю «Легенду о Тиле». Это двухгодичная колоссальная работа, где каждый кадр – произведение искусства. XVI век, Фландрия и моя первая роль у Алова и Наумова.

– О чем мечтали в юности?

– Была уверена, что окончу МГИМО и буду переводить книжки, потому что папа – известный дипломат, а мама – переводчица. Но мама была киноманом, театралом, и все, что смотрела она, видела и я. В 13 лет я заменила в эпизоде главную героиню в фильме «Верность матери», который снимался в Швеции, где работал папа. А в 16 лет после 9-го класса приехала на Киностудию Горького посмотреть эту картину. В коридоре меня увидел Герасимов и пригласил прийти на его занятия во ВГИК. Директор школы помог окончить школу экстерном. Начала сниматься в 17 лет.

– До пяти лет вы жили в Англии. Что помните об этой стране? Любите там отдыхать?

– Помню, как родители шли на коронацию нынешней королевы Англии Елизаветы II. Мама в платье со шлейфом, шляпке с вуалью, длинных перчатках. Фея из сказки. Папа в изумительном маршальском костюме. Они были потрясающе красивы. В Англии бывала не часто, это не моя страна. Мне намного комфортнее в Италии, где у меня много друзей и где я часто снималась. К сожалению, многих, кого знала – Тонино Гуэрры, Феллини, уже нет в живых, но остались другие. Очень люблю Венецию. В Италию меня манит.

– Дочь Наташа не разочаровалась в режиссерской профессии?

– Нет, сейчас они вместе с Наумовым делают «Сказку о царе Салтане». Я сыграла в двух ее фильмах – «Созвездие Скорпиона» и «В России идет снег», где была последняя роль Золотухина. А пару лет назад Наташа сняла замечательную, очень трогательную документальную картину обо мне.
Наталья Белохвостикова: не хотела бы проснуться с другим лицом
Фото
кадр из фильма «Тегеран-43»

– Ваш приемный сын Кирилл снимался у сестры в ее фильме «В России идет снег» и у папы в «Сказке о царе Салтане». Хочет быть актером?

– Нет. Он замечательно читает стихи, особенно Пушкина. Но собирается быть ученым-математиком. Серьезный молодой человек.

– У сына сейчас переходный возраст, в котором мальчики обычно замыкаются в себе. Вам с ним трудно?

– Легко. Кириллу 13, он уже выше меня ростом. Та жизнь, которая была «до», видимо, оставила след. Он умеет сострадать, жалеть – любящий, добрый, талантливый человек. Мы родные люди. Сейчас Кирилл за городом, мы звоним друг другу по несколько раз в день. Обязательно надо разговаривать, чтобы чувствовать друг друга. В меня это заложено с детства. Когда улетела в Японию на свою премьеру фильма «У озера» и зашла в Токио в номер отеля, зазвонил телефон. Папа, дипломат, по своим каналам узнал, где именно я буду жить. Это звонил он. Я помню каждый звонок родителей, когда мы были далеко друг от друга. Можно просто задать вопрос «Как дела?» и по интонации голоса узнать ответ. Близкие не должны расставаться и отдаляться друг от друга. Для меня терять родных людей – самое страшное. Дочь живет с мужем, но мы видимся каждый или через день на киностудии. И живем – она на Патриарших прудах, мы на Большой Грузинской, пешком пять-десять минут. У нас свой клан. Мы вместе.

– Вы кажетесь царственной особой, которую трудно представить за уборкой квартиры. У вас есть любимая работа по дому?

– Я нормальный человек, все умею делать, обожаю готовить. Не люблю, когда кто-то другой стоит за плитой. Всегда кажется, что что-то не так. Готовлю очень быстро, на скорую руку. Любимое блюдо – пельмени, которые делаю сама по маминому рецепту. На Новый год всегда подаю индейку с брусничным вареньем, блюдо из моей шведской молодости. Кстати, Кирилл еще маленьким увидел в Италии блины на завтрак и теперь обожает их печь. Он вообще прекрасно готовит. Если прихожу поздно, то может зажарить отбивную или сделать блюдо, какое папа попросит. Кирилл – помощник. Говорит: «Мама, давай сам, я умею». Если заболеешь, он и приготовит, и принесет. На него можно положиться.

– Вы, как королева, всегда нарядно одеты, накрашены или вас можно представить в чем-то спортивном и без косметики?

– Никогда не изменяю классическому стилю одежды. Когда была помоложе, ходила на высоченных каблуках, сейчас тоже ношу, но не постоянно. Высокие каблуки дают совершенно другую осанку. Хотя на съемках училась ходить в балетках, которые раньше носились королевами под длинные платья, кринолины. Когда ножка прямая, а за тобой шуршит платье, это тоже необыкновенное ощущение. Декоративную косметику использую очень мало. В жизни я минималист. Вообще с лицом ничего особенного не делаю. Слежу, чтобы не было проблем. Но не радикально. Пластику не очень понимаю. Никого не сужу, но не хотела бы проснуться с другим лицом.