Олеся Судзиловская: «Мы с мужем до сих пор делим территорию»

«Я в профессии много чего экстремального успела попробовать, да и делала это с большим удовольствием. В болоте тонула, на вертолете непристегнутая беременной летала. После рождения детей мало экспериментирую», — говорит актриса.

На Олесе: жакет и брюки Ice Play
Фото
Люба Шеметова. Прическа и макияж: Ольга Чарандаева. Стиль: Александр Челюбеев. Продюсер: Мария Каткова.

 — На канале СТС выходит сериал «Филатов». В первой же серии ваша героиня Алиса бросает мужа — гениального врача, которого играет Федор Бондарчук. Что можете сказать в ее оправдание?

 — Возможно, поначалу поведение Алисы несколько не логично, но мне ее поступки стали понятны, близки и ясны, когда сценарий был прочитан до самого финала. Очень часто в этом возрасте, когда женщина уже реализовалась в профессии, дети подросли и стали самостоятельными, очень сложно найти себе применение. Когда в молодости Алиса с мужем создавали вместе бизнес, она была его агентом, директором, боевым товарищем, а когда их общее дело встало на ноги, талант Филатова толкал вперед всю эту махину самостоятельно, ей показалось, что она стала нелюбима, нежеланна, невостребована.

На Олесе: платье Elisabetta Franchi
Фото
Люба Шеметова. Прическа и макияж: Ольга Чарандаева. Стиль: Александр Челюбеев. Продюсер: Мария Каткова.

 — Вы избирательно подходите к работе. Чем заинтересовал этот проект?  

 — Вы еще спрашиваете? Уже было известно, что в нем сыграет Федор Бондарчук! С режиссером Максимом Свешниковым было очень легко и весело уже на пробах. Да и пробовалась я сначала на другую роль. В итоге была утверждена им на роль Алисы. От совместной работы получали удовольствие, хоть и при нашем тяжелейшем графике было сложно выживать. Но такая позитивная команда во главе с режиссером и такой харизматичный партнер, как Федор, вытаскивали на себе все непогоды.

 — Есть ли что-то общее у вас и Алисы Филатовой?

Фото
пресс-служба канала СТС

 — У нее две дочки, у меня — два сына. У нас с ней у каждой по красивому мужу. Да и все, собственно.

 — Вы стали мамой в уже осознанном возрасте, в 34 года. Почему именно тогда? Хотели в первую очередь состояться в карьере?

 — Как выяснилось, я очень люблю детей. Чего от себя никогда не ожидала при моем бешеном юношеском эгоизме. Спрашивала у мамы, почему у меня не появляется желание иметь их, она отвечала: «Олеся, это инстинкт. Живи спокойно и не думай на эту тему». Спасибо маме большое, потому как ни словом, ни полувзглядом ни разу не намекнула, что «поздно» или «пора», и тому подобное. А потом я вдруг в какой-то момент испугалась, что может произойти так, что меня никто и никогда не назовет мамой. Ну и я резко вскочила, побежала к мужу с предложением о новом проекте.

На Олесе: жакет и бермуды Iceberg, блуза Ice Play, серьги Elisabetta Franchi, босоножки Principe di Bologna
Фото
Люба Шеметова. Прическа и макияж: Ольга Чарандаева. Стиль: Александр Челюбеев. Продюсер: Мария Каткова.

 — Появление наследников порой меняет актрис. Они ставят себе рамки, не соглашаются выполнять рискованные трюки.

 — Я в профессии много чего экстремального успела попробовать, да и делала я это с большим удовольствием, вся жизнь была связана со спортом: на лошадях ездила, в болоте тонула, на вертолете непристегнутая беременной летала  (супруг Олеси бизнесмен Сергей Дзебань, их сыновьям Артему 11 лет, Майку 4 года. — Прим. «Антенны»). А как-то должна была в кадре вынырнуть из моря, которое в этот день было совсем не в настроении — дул сильный ветер, о борт катера бились большие волны. Набираю воздух, ныряю. И красиво выныриваю, вскидывая голову и отбрасывая волосы назад. Первый дубль, второй… Выныриваю в третий раз, собираюсь вдохнуть… И именно в этот момент меня накрывает высоченная волна, перед глазами вырастает толща воды, и как будто кто-то начинает тащить тебя вниз. Можете себе представить, как это дико страшно — живот сводит, легкие не разворачиваются, начинаешь, вытаращив глаза, судорожно грести руками и ногами, пытаясь выбраться на поверхность! Слава богу, мое появление в третьем дубле все-таки состоялось… Ну, возможно, не так дерзко и эротично, как задумывалось. В общем, я теперь после рождения детей мало экспериментирую.

 — Возвращаться из декрета на работу было сложно?

 — Я безумно благодарна Сереже, ему можно доверить ребенка. Помню, как первый раз отрывалась от Артема. Съемка была не в Москве, в Екатеринбурге, нужно лететь, а сыну еще нет года. Это мой дебют как мамы, я все время с ним, включалась в каждую мелочь ожесточенно и, как отпустить от себя малыша, не представляла: у меня та картина, рождающая абсолютную стабильность и эмоциональный фундамент, до сих пор перед глазами: стою, Сережа напротив меня держит Артема на руках и говорит: «Все, Артемка, мама поехала, пожелаем ей удачи», я только открываю рот, а он, подмигивая мне, продолжает: «Идем, идем. Мама уходит». И уже дальше с некоторым нажимом: «Мама не переживает, она берет чемодан и уходит из дома!» И вот так спиной, пятясь назад, я с высыхающими на глазах слезами выхожу.

 — С обоими сыновьями вы не брали долгий декретный отпуск. Сколько можете пробыть дома, наслаждаться им и не рваться в профессию?

 — В первую беременность снималась до седьмого месяца, во вторую —  до пятого или шестого. Были периоды, когда счастье испытывала от того, что можно сидеть дома, варить борщи, печь пирожки и есть их в большом количестве. Думаю, что это гормональное. Но потом это уходит, и начинается: «Так, почему никто не звонит? Где приглашения?» В какой-то момент мне становилось недостаточно приготовления борщей. Конечно, отдаю себе отчет, что профессии в моей жизни сейчас стало чуть меньше, а меня как мамы и жены чуть больше, но от этого не страдаю, потому что могу самовыразиться и воплотиться в семье, в своих детях. Они с удовольствием берут знания, опыт. Когда вижу, как мой 11-летний сын становится моим товарищем, потом еще и помощником, а в какой-то момент уже даже может и круто пошутить — это такой кайф!  Я прихожу к тому, что основа твоя человеческая — это семья. Туда с радостью прилетишь счастливой, прибежишь плакать, узнать, все ли в порядке, будешь защищать этот мир до последнего вздоха.

На Олесе: пальто: Bally
Фото
Люба Шеметова. Прическа и макияж: Ольга Чарандаева. Стиль: Александр Челюбеев. Продюсер: Мария Каткова.

 — В браке один супруг дополняет другого и наоборот. Как это проявляется у вас с Сергеем?

 — Наверное, мы друг другу даем знания в областях, в которых ранее абсолютно не смыслили. Сейчас уже не могу спокойно смотреть с мужем кино, он больше меня видит, замечает все мелочи. Иногда может со мной и текст по ролям перед съемкой помочь поучить. Я, возможно, благодаря ему стала чуть жестче и уравновешеннее в том, что касается бизнеса; учусь вести свои дела не под опекой мужа. А что касается характера, мы как делили эту условную эмоциональную территорию влияния, так это до сих пор и продолжаем. Честно говоря, безумно рада, что по каким-то основным статьям мы уравновесились, друг друга приняли, но характер обоих не позволяет сделать это до конца, поэтому периодически оба бьем вулканами. Но при этом Сережины основные жизненные принципы, его качества дают мне стабильность. Понимаю, если случится что-то из ряда вон, я на этого человека смогу положиться. Думаю, что и во мне он нашел друга.

 — В вопросах их воспитания всегда сходитесь?

 — В прошлом году я отучилась на курсах по психологии. С занятий всегда возвращалась счастливая и, видимо, хорошо усвоившая урок нашего педагога: «Не стоит, приходя домой, радостно и убежденно заявлять: «Так, все построились, я теперь знаю, как вас всех сделать счастливыми!» Видимо, я как-то правильно говорила об этих лекциях, настолько горела, была заражена, что Сережа в какой-то момент сказал: «Давай с тобой схожу». Тогда даже не поняла, как такое произошло, что мой муж, который все знает, все понимает, окончил медицинский, вдруг сподобился и захотел пойти со мной на лекцию. Он стал посещать курс, доучились вместе. Мы всегда, к нашей совместной радости, совпадали с Сергеем во мнении воспитания детей, а теперь у нас появились и ключи, и знания, как при этом сделать уравновешенной и счастливой всю семью!

 — В детстве папа отвел вас в художественную гимнастику. Какой выбор даете своим сыновьям?

 — Насколько у нас хватит физических и материальных возможностей, мы все дадим им попробовать. Старшего, Тему, обучаем английскому, французскому. У него были великолепные педагоги по музыке, по шахматам и фигурному катанию. Лошади, робототехника, керамика, рисование… К концу четвертого класса Артем выбрал для себя направление, занимается хоккеем. Может быть, он уже определился, а может, это случится позже. Мы как-то советовались со специалистом, мнение такое: наше поколение с самого детства хотело стать космонавтами, продавцами мороженого или тренерами, а сейчас дети принимают решения гораздо позже, и не страшно, если это случится в 20— 25 лет.

Фото
Persona Stars

 — Бороться с желанием посоветовать что-то касательно будущей профессии приходится?

 — Пытаюсь отстраниться, не навязывать, а только объяснять, что такое хорошо, что такое плохо. Я просто в своих мечтах рисую двух своих сыновей счастливых.

 — Они дружны между собой, не ревнуют маму с папой?

 — Слава богу, между старшим и маленьким хорошие взаимоотношения, безграничная любовь. Наверное, что-то мы как родители сделали правильно. Естественно, Майк хочет быть похожим на Артема и на папу, поэтому занимается хоккеем. Он ходит в замечательный садик, где многому обучают, преподают два языка помимо русского. Майк пишет картины, как это могут четырехлетние дети. Хорошо танцует, слышит музыку. Я прямо рыдала на новогоднем празднике, когда увидела, как правильно сын держит скрипку, перебирает ручками струны, пока без смычка, конечно. Училась этому для спектакля и знаю, что удержание скрипки не свойственное человеку положение рук, неприменимое в жизни, поэтому, глядя на Майкушу, испытала восторг.

 — В вашей семье у всех привычные для нашего слуха имена. Почему такое необычное выбрали для младшего сына? 

 — Мы хотели девочку. И весной. А родился мальчик. В январе. Мы Майку имя из букв собирали. В крещении он Миша, как его дедушка. Он у нас весенний какой-то, «майский» просто. А еще — «мой», my — по-английски. А еще — «мамин».

 — Раз мамин, то, значит, похож на вас?

 — Если мы все достаточно танкоподобные, пробивные, скорые, то Майк легкий, человек-позитив. Любви к жизни у Майка хватает на нас на всех. Даже если у него случаются какие-то трудности и переживания, очень легко и быстро их преодолевает.

 — Чему вас дети учат?

 — Терпению. И не только дети. Представляете, у меня три мужика дома, все в январе родились, ну и похожи, естественно! Так что вся жизнь — в обучении.

 — Со стороны все видится иначе: вы единственная женщина в семье, все любят, оберегают, ухаживают.

 — Да, но ты одна, и ты им всем нужна. Они все вместе и чаще всего одновременно желают, чтобы была с ними: «Как же мои уроки?», «Давай поиграем, ты со мной не строила домик», «В чем дело, вы на отца будете внимание обращать?». Это прекрасно, когда они втроем любят тебя и готовы все сделать, но иногда им всем требуется внимание, причем в тройном размере.

 — При этом у вас получается совмещать в себе роль мамы в большой требовательной семье, актрисы и быть красивой, неутомленной женщиной. Что для этого нужно?

 — Как выяснилось, много спать. Не всегда это получается, а надо… А еще правильно есть, заниматься спортом, по возможности плавать. Правда, приучила себя пять минут в день делать зарядку из трех упражнений, стараюсь питаться правильно. Бесконечная любовь к работе делает счастливой. А отдохновение приходит в семье.   

 — Необходимы ли такому человеку моменты одиночества?

 — Необходимы.

«Филатов», с 17 февраля на СТС

Комментарии

2
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • зачетная старушка.
  • А эта незримая война, а у некоторых супругов очевидная: ЗА доминирующее положение идёт в каждой семье...., но формы разные.