Реклама

Сергей Майоров: «Мое средство от депрессии – телескоп»

Телеведущий о своих слабостях, влюбленностях и мечтах, сбывшихся и несбывшихся.

– Вы много лет варитесь в телевизионной кухне, побывали в разных ипостасях (ведущий, автор, продюсер). А что еще умеете делать так же классно?

— Я не просто побывал. Это мои профессии. Хороший ведущий телевизионных программ – он и автор, и продюсер, и режиссер. Если хочешь делать качественный проект и не стесняться своей работы, должен уметь все. Я и текст напишу, интервью возьму, свет выставлю и смонтирую историю любой сложности. А еще я преподаю в свободное от основной работы время в Школе Первого канала актерское мастерство, а в Московской школе кино – продюсирование программ формата сторителлинг.

– Вы по-прежнему любите приезжать в аэропорт и, заняв место за столиком, наблюдать часами за самолетами и людьми? Или появилось новое средство от депрессии?

— Да, аэропорты и самолеты остались для меня комфортной средой. Это словно кино. Каждую минуты – действие. Я люблю этот мир с его суетой, голосами дикторов, объявляющими посадку, с кофе на скорую руку, с его обнимашками в зоне прибытия. Люблю мечтать с видом на летное поле и в кресле лайнера. А новое средство – это звезды. Я начал рассматривать их в телескоп. Друзья подарили на день рождения, вот и наслаждаюсь. Два часа наедине с Вселенной – словно новое рождение; многое кажется таким мелким и незначительным.

Фото
пресс-служба НТВ

– Есть ли у вас вредные привычки? От каких вы смогли избавиться? Что вас в себе раздражает, а каким своим качеством гордитесь?

– Раньше я курил. 8 лет назад бросил. И с тех пор не выкурил ни одной сигареты. Самая вредная моя привычка – лень. Хочу заставить себя пойти в спортзал. Но сон под уютным пледом побеждает.

– Есть ли у вас стилист, или рубашки, такие разнообразные и многочисленные, покупаете себе сами? Долго ли они у вас «живут» или пару раз надел и долой?

— У каждого костюма свой срок годности. Ведущие в разных условиях работают. Поверьте, любая подводка в душной студии – это тяжелая работа. Кондиционер не включишь, идет брак по звуку. Поэтому работая, потеешь. Грим разъедает воротники, многие из них не отстирываются. Поэтому 3−4 химчистки – и любая рубашка отправляется на вечное хранение. Когда я 8 лет вел «Истории в деталях» на СТС, их было 357. И за мой стиль отвечала художник Ксения Терентьева. Что-то она покупала в Нью-Йорке, что-то мне шили в Москве. И почти все яркие, запоминающиеся рубашки были придуманы именно ею. Потом мой стиль стал строже. Появились костюмы. Опять же от Ксении. Многие эфирные вещи я храню. Они словно произведения искусства. Во втором сезоне проекта «Однажды…» на НТВ появятся новые образы от потрясающего дизайнера Златоцветы Петровой. Она придумала для меня этническую линию одежды. Это сейчас тренд. Будут и африканские мотивы со слонами, и сицилийская мозаика, и марокканские орнаменты.

– Слышала, любите сладкое, особенно зефир и конфеты «Мишка». А есть у вас любимое блюдо, которое умеете готовить?

– Здесь я не нарушал традиций. «Мишка косолапый» и зефир – мои любимые способы борьбы со стрессом. Готовить я умею, но ленюсь. При моем графике работы проще пообедать или поужинать в кафе. Но если приспичит или захочется удивить кого-то, легко приготовлю и борщ по рецепту дедушки, и рыбу под маринадом по рецепту бабушки, и мамины фирменные салаты, котлеты из индейки.

– Вы окончили актерский факультет ГИТИСа. Но в вашей фильмографии не так много ролей. Почему не сложилась актерская карьера? Какие роли вам запомнились?

— Актерская карьера не сложилась, потому что я выбрал телевидение. И с 1996 года я веду различные телевизионные проекты. Режиссеры не любят примелькавшиеся лица. Они уверены, что от телеведущих толку в кадре не будет. Им виднее. Я вот очень хотел сыграть в фильме «Экипаж» и сделал все возможное, чтобы сняться у Николая Лебедева. Я искренне полюбил этого режиссера после его первого фильма «Змеиный источник». А когда узнал, что он решил снять «Экипаж», то умолял, почти валялся в ногах у Ларисы Исаевой, основателя актерского агентства «Макс», чтобы она придумала способ попасть к Лебедеву. И Лара совершила чудо. В итоге мы с ней сыграли пару журналистов в микроэпизоде. На нашем фоне в аэропорту проходили герои Данилы Козловского и Владимира Машкова. И мы, к нашей радости, есть в титрах. И тут вопрос не в объеме роли, я просто люблю «Экипаж» Александра Митты, люблю самолеты, аэропорты, режиссера Лебедева. Да и сам я вырос среди летчиков, почти на взлетной полосе.

– У вас за плечами 4 курса психологического факультета МГУ. Обращались ли к вам когда-нибудь за психологической помощью?

– Да, обращались. Но это были скорее разговоры по-человечески. Людям надо было, чтобы я их выслушал. Но были случаи, когда и я заходил в тупик и обращался к профессионалам. В наше время без психологической поддержки очень сложно. Важно, кому доверять. В этой сфере появилось много шарлатанов.

– Лет 10 назад в одном из интервью вы говорили, что хотели бы иметь семью и ребенка, но не чувствуете пока твердой почвы под ногами, нет стабильности.

– Я тут дедушкой стал на днях. Моя племянница и крестная дочь Анастасия подарила моему брату внука. И мне досталось немного счастья. Мы шутим: теперь у маленького Егора есть молодые и заводные дедушки. И я надеюсь, что мой ребенок меня дождется.

– Слышала, вскоре на НТВ выходит ваш новый проект «Малая земля». А где ваша малая земля, какие воспоминания с ней связаны?

— Моя малая земля – это Москва и подмосковный военный городок Монино, где я родился. Мое детство связано с авиацией и космосом. Я могу по шуму двигателя легко определить тип взлетающего воздушного судна. Меня и в пионеры принимал космонавт Георгий Береговой. Я видел, как на нашем монинском летном поле снимали практически все фильмы о летчиках. Меня маленьким держали на руках и космонавт из Чехословакии Владимир Ремек, и космонавт из ГДР Зигмунд Йен, и вьетнамец Фам Туан. У меня много историй о героях космоса. И я горько плачу, когда вижу, как разрушается музей ВВС в Монино, в котором тысячи уникальных экспонатов. А ведь это мое детство.

– На вашем счету множество удачных проектов. А что вы считаете своим самым большим провалом?

– Мне сложно ответить на этот вопрос. Конкретных провалов, скорее не было, были проекты, которые получились не так, как я хотел. Что-то у меня отняли, что-то я сам сдал без боя. Наверное, поэтому я не хочу их вспоминать. Они не моими стали. Они не в сердце.

– Вы стажировались в США. Чему научились на американском ТВ? Не хотелось ли вам остаться жить в Америке?

— Я видел работу профессионалов. Она напоминала мне слаженный оркестр. Виртуозное звучание. У нас с этим проблемы. Стране и телевидению в частности профессионалов категорически не хватает… Да и с профессиональной ответственностью и дисциплиной – катастрофа. Возможно, поэтому я стал преподавать, устраивать мастер-классы и тренинги в разных городах страны. Я вижу результаты, и меня это радует. Проблема в том, что сама система подготовки кадров для телевидения у нас устарела. Университетские программы не соответствуют стремительно меняющемуся времени. Но жить в Америке я не смогу. И не хочу. Там свой мир, свои особенности, законы, свой мусор. Мой дом – Москва.

– Ваш отец был военным летчиком. Было ли у вас желание пойти по его стопам?

— Я очень хотел быть летчиком гражданской авиации. Изучал самолеты, коллекционировал модели, собирал всю возможную информацию об авиакомпаниях мира. Но в 8-м классе мне вынесли приговор: не годен к службе в армии. Из-за зрения. Я дальтоник. Конкретный. Вот и пришлось забыть об авиации. С тех пор я – профессиональный пассажир.

– Что вы делаете, когда выдается свободный от работы день?

– Если есть возможность уехать на выходные, я уезжаю. Люблю дорогу с остановками в красивых местах и кофейнях. Люблю открывать новые места. Вот город Владимир рядом с Москвой, а я только недавно доехал до него. И приятно впечатлился. Сейчас хочу доехать до Костромы и Кинешмы. Но чаще всего отдыхаю дома. Ничего примечательного: книги, кино, театр, прогулки, сон и друзья. Сейчас мне очень важно общение с друзьями. Даже если нет повода. Мне нужно их физически ощущать.

– Влюблялись вы когда-нибудь в героинь ваших телепередач?

— Я люблю почти всех своих героев. Мне сложно рассказывать о тех, кто меня не удивляет, не волнует… Мне важна их энергия. Есть те, кто остались навсегда в моем сознании и памяти: Елена Образцова, Лидия Смирнова, Марина Ладынина, Игорь Дмитриев, Татьяна Пельтцер, Александр Демьяненко, Людмила Гурченко, Георгий Тараторкин, Нонна Терентьева, Иван Рыжов, Зинаида Шарко. Николай Еременко, Римма Маркова… Я сейчас наслаждаюсь словами, мыслями, интонация, голосами и дыханием Марии Гулегиной, Анны Нетребко, Ольги Перетятько, Людмилы Чурсиной, Татьяны Васильевой, Джулии Робертс, Мариам Мерабовой, Екатерины Гусевой, Нонны Гришаевой, Ирины Безруковой… и многих других. Героинь я люблю больше (смеется).

Комментарии

0
под именем