– Татьяна Евгеньевна, когда обсуждали дату встречи, 1 апреля, вы даже подумали, не розыгрыш ли это. В вашей семье любят подшутить друг над другом?

— Не скажу, что особенно разыгрываем друг друга. Но семья у нас веселая. Когда собираемся, Никита любит показывать фокусы. Раньше детям, теперь внукам. Спрячет монетку в кулаке, дунет, и она исчезает. Или шарик у него появится откуда ни возьмись, или из-за уха что-то достанет. Cтолько лет смотрю на это и всегда смеюсь. Да и остальные смотрят открыв рты.

Фото №1 - Татьяна Михалкова: «Никита не живой классик, он для внуков Никитон»
Фото
Влад Локтев

– На какие торжества собираетесь всей семьей?

— Все, конечно, страшно заняты – в делах, работе. Но на Пасху, Рождество, Новый год видимся обязательно. Все уже знают, что на Масленицу у Ани свой блинный день, у Нади свой, Тема на раков обычно зовет. В субботу-воскресенье у нас собираемся. Конечно, не всегда. А еще дни рождения, семья-то большая. Уже шесть внуков у нас.

– Помните все дни рождения или напоминание стоит в телефоне?

— Это святое, конечно, помню. Много дней рождения приходится на май. У Ани Андрей и Сережа – поденки, родились через день (им 16 и 15 лет соответственно. — Прим. «Антенны). У Нади вообще в один (21 мая Нине исполняется 5 лет, Ване 3 года). — Прим. «Антенны»)! Представляете? Редкость такая! И какая экономия в семье, как говорится.

– Когда у Нади родилась дочка, вы, кажется, узнали об этом чуть ли не последней…

— Дети меня берегут. Я очень эмоциональная. И тогда в основном Надя с Аней советовалась. У Никиты с Надюшей с детства была поговорка, он ее спрашивал «Как дела?», она отвечала: «Пока не родила, как рожу, так скажу». И в тот день Никита ей тоже звонил, Надюша уже была в роддоме, но ничего ему об этом не сказала. Обменялись только любимой присказкой. А через десять минут звонит: «Поздравляю, ты опять дедушка!»

Неужели мы такие плохие?

Фото №2 - Татьяна Михалкова: «Никита не живой классик, он для внуков Никитон»
Фото
Влад Локтев

– Как у вас дети в телефоне записаны?

– Нюшечка, Нюточка и Темочка, хотя он уже, конечно, Артем Никитич.

– Чаще звоните детям или эсэмэсками обмениватесь?

— Знаете, мне пришлось освоить современные технологии. Еще пару лет назад был обычный кнопочный телефон, Никита до сих пор таким пользуется. Раньше даже эсэмэску не могла отправить. Но работа в фонде «Русский силуэт» заставляет идти в ногу со временем. Мероприятия надо освещать. Хотя у нас большие телевизионные возможности, но сейчас все живут в соцсетях, и я поняла, что по степени воздействия это сильнее. Теперь у меня и «Инстаграм» есть, и страничка в «Фейсбуке», и в Whats App общаюсь. Снимаю, выкладываю, вот фотошопом пока не овладела.

– Внуки помогли разобраться в современных технологиях?

— Что-то внучка Наташа (дочь Артема. — Прим. «Антенны») подсказала, что-то Андрюша с Сережей. Наташеньке недавно подбирала гардероб, так сначала сфотографирую, скину – подходит или нет, а потом только покупаю. Нужно обязательно сначала у всех спросить и утвердить. Но и минусы теперь появились. Теперь я в курсе всего того, что пишут в интернете. А к нашей семье не все относятся благодушно. Столько неприятного, гадостей пишут, столько поклонниц сумасшедших. Никита – яркая масштабная личность. По каждому поводу имеет свое мнение. Но из-за его гражданской позиции у него много недоброжелателей. Меня даже внук Андрюша как-то спросил: «Неужели мы такие плохие?» Хотя все вроде не в праздности, в работе, в созидании, но, наверное, время сейчас такое.

Муж видел во мне учительницу

Фото №3 - Татьяна Михалкова: «Никита не живой классик, он для внуков Никитон»
Фото
личный архив Татьяны Михалковой

– Вы перестали заниматься модельным бизнесом, когда дети появились?

— Я Аню вынашивала и до 7 месяцев ходила по подиуму. Мне шили наряды а-ля Наташа Ростова с завышенной талией. Придерживала руками платье – и ничего, очень даже успешно выходила. Ушла я уже после рождения второго, Темы. У меня тогда стоял выбор: намечалась поездка в Америку, в Советском Союзе такая возможность была знаковой. Кто-то из наших девочек под это дело фиктивно замуж выходил, кто-то аборты делал. А я решила, что для меня уже достаточно и моды, и известности, важна семья. Так насытилась этим, что с удовольствием ушла в детей.

– Это был ваш собственный выбор или Никита Сергеевич настаивал?

— Никита вообще не особенно любил то, чем я занималась. Всю эту моду отодвигал от семьи, друзей, ему казалось, что так я становлюсь частью гламура. Даже представлял меня всегда не как модель, а как учительницу английского. Мне так странно было, удивлялась. Другие жизнь кладут, лепят что-то из жены, продвигают, средства дают, хотят, чтобы супруга блистала на публике и на телевидении. А он мечтал меня все время видеть или матерью семейства, или учительницей.

– Когда дочери росли, рассказывали им о модельном прошлом, показывали журналы со своими фотографиями?

— Они знали, но, наверное, фильмы, награды папы были для них значимее моих достижений. Хотя не скрою, в свое время хотела, чтобы хоть кто-то из девочек пошел по моим стопам, поскольку всех знаю в этой сфере – дизайнеров, агентства. Надюшка когда-то участвовала в показах как модель, выпустила коллекцию, но все-таки выбрала другую стезю. И там уже для детей авторитет – папа. Но мне приятно, что теперь со многими дизайнерами дочери общаются, с Лилей Пустовит, Сашей Тереховым, Викой Газинской, Александром Арнгольдтом, Юлей Яниной хорошие отношения.

– Но в детстве мамины вещи дочки наверняка из шкафа брали?

— Тогда вся страна жила скромно. Я не беру Дом моделей. А так все больше перешивали, снимали выкройки по Burda Мoden, мы с Натальей Петровной, мамой Никиты, и вязали, и шили, и перелицовывали. У нас была цигейковая дубленка еще Сергея Владимировича, потом ее на Никиту переделали, с него на Аню, на Тему, так и до Нади дошла. С лица наизнанку как ее только не переиначивали. Это сейчас, когда захожу в детский магазин, глаза разбегаются, а тогда не то что разнообразия, вообще ничего толком не найти.

– Когда дети росли, с кем было проще найти общий язык?

— Аня и Тема – это одна история. Они и по возрасту близки, и ревность, бывало, присутствовала со стороны Ани. Теме нужно было есть по часам, а Аня была пухленькая, я ей лишнее не давала, она обижалась: «Ты не мама!» А Надюшка – поздний ребенок, общая любимица, она была как шнурок, который всех связывал. Даже бабушек, одну верующую, а другую нет. Та дачная жизнь в «Утомленных солнцем» абсолютна с нашей списана. А история отца и дочки – точно Никиты и Надюшки. Хотя мне до этого казалось, что Никита – как инопланетянин, который где-то там, далеко, в работе. Дети говорят: «Мама, ты придумала папе образ, в котором он хороший семьянин».

Детей отпустила спокойно

Вся семья в сборе. 1992 год
Фото:
личный архив Татьяны Михалковой

– Знаю, вам мама в свое время подарила книжку «Превращение из девушки в женщину». Она предпочла говорить с вами о таких вещах через книгу. А у вас с дочерьми были доверительные отношения?

— Я могла научить их тому, что знаю: языку, например, или посоветовать дизайнера. Но заниматься сексуальным воспитанием, подбирать мужа или давать советы в этом смысле, я не знаю как и не могу. Хотя сейчас весь глянец построен на рекомендациях: «Как завоевать мужчину, как обольстить, удержать». Но дети смеются: «Мам, ты у нас сама как ребенок».

– Чувствуете, что сейчас дети в каких-то вещах разбираются лучше вас, обращаетесь к ним за советом?

— У них уже свои семьи. Знаете, я в какой-то момент поняла, что надо вовремя детей отпустить. Хотя как Аня говорит: «Мама, ты можешь задушить любовью». Дети все равно останутся для меня будто маленькие: там шапочку надень, тут застегнись. Но надо отпускать, чтобы проживали свою жизнь, иначе никогда своей не займешься. Нельзя матерям допускать такую ошибку. Муж и жена пусть вместе решают проблемы.

– Был ли момент отпускания для вас болезненным?

— Я тогда так устала от домашних забот, что прошла этот этап спокойно. Фонд создала, когда мне страшно наскучило сидеть дома. Вырвалась из замкнутого семейного круга. Сейчас готова детям в глобальных вопросах помочь: с садиком или со школой. А так рада, что они все самостоятельны. Вот Тема снимает фильмы сам, хотя у Никиты есть студия, сын с ней не работает. Или если у Никиты картина, не значит, что там обязательно должны быть роли для Ани или Нади. Все дети самодостаточные, и это для меня важно. Потому что в таких семьях давит авторитет отца, а еще и родословная, и это все может человека просто расплющить.

Фото №6 - Татьяна Михалкова: «Никита не живой классик, он для внуков Никитон»
Фото
личный архив Татьяны Михалковой

– Видите свою заслугу в том, что дети выросли самостоятельными, или жесткое воспитание Никиты Сергеевича тому причина?

– Что вы, я даже никогда не мыслила, чтобы он занимался детьми. Представляете, сколько у него дел, работа. По молодости, конечно, обижалась, хотелось другого, но, слава Богу, со временем сложилось так.

– А вам есть за что поругать себя как маму: здесь неправильно повела, тут нужно было по-другому? Вините себя в чем-то?

– Наверное, действительно было много «нельзя, не так, не делай». Потому что фамилия. Нельзя подвести. А сейчас многое на эпатаже. Не важно что, лишь бы говорили. Я детей по-другому воспитывала.

Я не санитар леса

– Теперь можно на внуках таких ошибок не допускать. Вам их оставляют, на каникулы привозят?

– Бывает. Но, наверное, я так в свое время занималась детьми, что теперь они часто говорят: «Мама, это наша семья». Сами себе командиры. Мало того, все живут в разных концах Москвы. Чтобы всех объехать, порой часы нужно. Даже в разные храмы ходим.
Татьяна была одной из лучших манекенщиц Общесоюзного дома моделей
Фото:
архив фонда «Русский силуэт»

– Но все равно ведь вы в курсе интересов внуков?

— Конечно. Наташенька ходит на танцы в студию Ксении Белой на Патриарших. Я даже была на ее концерте в зале Чайковского. Наташа хорошо рисует. Покупаю ей книги по дизайну, живописи. Андрюша занимается хоккеем. Сережа усидчивый, ему нравятся компьютеры. Лидочка, дочка Ани (ей 2,5 года. — Прим. «Антенны»), очень шустрая, непоседа. Надюшкины маленькие совсем еще, только начинают жизнь. Ванечка долго молчал, а сейчас так рассуждает, так танцует под классическую музыку, еще и на футбол ходит. На родительские собрания к внукам хожу. К Андрюше, к Сереже, к Наташеньке. Они учатся в той же школе, где когда-то мои дети. Даже те же учителя, представляете! Когда-то и Никита туда ходил, но его выгнали, потому что у него был испанский, а школа английская.

- Если на собрании услышите что-то нелицеприятное о внуках, сообщите родителям или попытаетесь с ними тет-а-тет поговорить?

- Конечно, всякое бывает. Но я не санитар леса, который пилит внуков. Помню, как с детьми было болезненно. Когда Аню с двумя четверками хотели отчислить после 8 класса, потому что она была всегда свободолюбивая, говорила то, что думает, вечно боролась за какое-нибудь государство в Африке. Тяжело было, если вызывали меня на педсовет. Но я из тех мам, которая все-таки верила в образование и считала, что это тот поплавок, который держит по жизни. Оно дает хорошую почву под ногами.

– Внуков пытаетесь образовывать, книжки вместе читаете?

— Я стараюсь дарить то, что им интересно и что считаю важным. Разные были этапы. Надя когда-то любила «Мэри Поппинс», а внуки через «Гарри Поттера» прошли. Энциклопедии покупала. Подсовываю и то, что мне интересно – Фицджеральда, Бунина. Но я поняла, что нынешние дети растут в каком-то другом мире. Вот внуки порой не знают, где родители снимались. Так оказалось, не видели картину «Президент и его внучка». Как так, подумала я, такой фильм, добрый и хороший (там Наденька маленькая играла). Так я нашла на «Горбушке» эти кассеты. Всем внукам развезла.

– Возможно, они и дедушкины фильмы не все видели…

– У нас нет такого: вот живой классик перед нами сидит, и все непременно должны знать его творчество.

– А как они деда называют?

— Никитоном. Наталью Петровну, бабушку, когда-то мои дети звали Тата, дедушку – Дада.

- А вас?

- И Танюша, и бабуля. Я не сопротивляюсь. Все принимаю.
Танюша в детстве
Фото:
личный архив Татьяны Михалковой

– Надя рассказывала, как однажды у вас в гостях ее дочка Нина стала обращаться к дедушке в приказном тоне: «Иди сюда. Делай то, это, давай играть, танцевать». На нее все смотрели с испугом, что Аня, что вы. Потому что не принято так с Никитой Сергеевичем разговаривать. Надя дочку сначала хотела одернуть, но не стала. Не хотела ломать характер, чтобы в ее жизни «нельзя» было как можно меньше. Получается, внукам больше позволено?

– В общем да. Но тут уже Наде решать. У Нины тот еще характер. Она уже режиссер своего спектакля.

– И дед не сопротивляется, идет у нее на поводу?

– Никита с годами стал мягче. Раньше, когда Аня с Темой росли – крик, ор мог быть по разным поводам. А сейчас в семье он мягкий. Глобальные проблемы его будоражат.

БЛИЦОПРОС

– Книги, важные для вас…

— Толстой – «Анна Каренина», Пушкин, Бунин, Фолкнер, Фицджеральд, Сэлинджер – «Над пропастью во ржи».

Фото №16 - Татьяна Михалкова: «Никита не живой классик, он для внуков Никитон»
Кадр из фильма «Утомленные солнцем». Папа Никита и маленькая Надя

– Дорогая сердцу вещь…

– Воспоминания. Как говорил Набоков: «Коллекционируйте впечатления. Давайте детям многое». Чтобы была возможность сказать: «А ты помнишь?»

– Страна для путешествия…

– Где только не была. Самой большой роскошью казалось – путешествовать. Сначала мечтала вывезти фонд за рубеж. Теперь мы и в Лондоне на показах были, и в Каннах, и в Монако. Объездила всю страну нашу. А сейчас, если есть свободное время, уже никуда и не хочется ехать.

– Домашнее дело в удовольствие…

– Разные были периоды. Когда поднимала детей, кухня была центром жизни. Теперь будь возможность, убрала бы ее из дома. Потому что она поглощает полностью. Сейчас люблю ухаживать за цветами, садом. Сирень у нас еще от Натальи Петровны, слива, варенье из него всегда варили.

– Черта характера, которую в себе не любите…

– Мягкость. Сейчас такое время, когда надо где-то наорать, устроить скандал. Все локтями расталкивают. Я не могу позволить себе быть резкой. Абсолютно не умею хитрить. Мне кажется, это воспитание еще из Советского Союза тянется.