Олег Константинович, что помогает вам до сих пор оставаться на манеже?

Вообще, я уже думал заканчивать, больше не работать. Но в 2015 году меня пригласили в Сочи на фестиваль клоунов. Когда я вышел на манеж, публика встала, аплодировала. Для меня это было очень трогательно, я даже заплакал от счастья. И вы знаете, мысль закончить карьеру ушла куда-то. Я думаю, что у меня открылось второе дыхание как у спортсмена, который бежит, падает, но потом у него появляются новые силы и он финиширует первым, становится чемпионом. Вот и я хочу быть чемпионом.
Фото №1 - Олег Попов: «Если б мог, сказал: «Давайте сюда вторую жизнь»
Олег Попов в своей новой программе
Фото
РИА Новости

А был ли у вас кумир?

Да, кумир у меня был с шести лет, кажется. С того дня, когда я впервые посмотрел шоу Чарли Чаплина. И, вы представляете, в 1964 году я даже встретился с ним и был очень рад возможности взглянуть вживую, поговорить. Хотя он не знал русский, а я не знал английский, мы полчаса разговаривали. Общались с помощью пантомимы. Клоун клоуна понимает (смеется). Если человек не знает язык, но очень хочет понять собеседника, он поймет, а если он знает язык, но не хочет понимать другого, то в таком случае и говорить без толку.

На сцене вы отдаетесь зрителю, а как восстанавливаетесь?

Ну как? Отдыхом. Рецепта нет. Отдых – это когда друзья вместе, когда какой-то интересный разговор. Вот это отдых.

Когда вы впервые побывали в цирке? Помните, над чем смеялись?

Я впервые появился в цирке, когда мне лет семь было. Наши друзья ходили туда и мы с папой тоже решили. Четко помню, как в тот первый раз клоун мне подарил воздушный шарик. Вы не представляете, как сильно я его любил и как берег. Я даже спал с ним. И когда судьба меня забросила в цирковое училище, я снова вспомнил того клоуна, тот любимый шарик и во время своей первой репризы выходил и раздаривал всем шары. Хотел, чтоб люди почувствовали ту же радость, которую я сам испытал в цирке.

Работа клоуном изнурительна? С возрастом сложнее приходится?

Ну, если по три спектакля, то очень изнурительно, сил не хватает. Это как бег. Уже с первого раза ты полностью отдаешься зрителю, поэтому дальше уже труднее. Лучше один раз отрабатывать программу.

Кинорежиссер Станислав Говорухин как-то сказал: «Цирк доступен только тем, кто молод душой и сердцем». Согласны?

Конечно, это самое главное в жизни: быть молодым и… не больным (смеется).

Вы 25 лет не были в России. Что увидели?

Я увидел, что любовь зрителя к моей профессии и ко мне лично не ушла.
Фото №2 - Олег Попов: «Если б мог, сказал: «Давайте сюда вторую жизнь»
Фото
Алексей Даничев/РИА Новости

А сама страна в лучшую или в худшую сторону изменилась?

Я думаю, в лучшую. Все, о чем я мечтал в жизни, осуществилось. К примеру, я думал, как бы было здорово по телефону разговаривать и видеть собеседника. Это была такая фантазия. А оказывается, что все запросто.

Чем отличается цирк в России и в Германии?

В Германии более ста цирков, в России 80. Но здесь очень хороший старый цирк, с красивыми зданиями. В Германии нам все время приходится работать в шапито. И в дождь, и в снег, и в мороз, и в жару, и это, конечно, очень сложно. Гимнасты в жару даже руки обжигают. Но в России другой минус: сейчас в цирке очень мало имен. Вот раньше был в Москве Карандаш, в Питере Вяткин и много других, а сейчас, по-моему, раз, два и начинаешь думать, а кто же третий? Вот это плохо. Хотя, конечно, в цирке, как и в искусстве, есть взлет и падение. Наша жизнь ведь вообще, как линия на кардиограмме: то она стремится вверх, то падает, а если она стала ровной, то все кончено.

Российская публика отличается от зарубежной?

Ну, естественно, я же воспитан на нашей русской публике. Она такая теплая, такая хорошая, она добрая.

От гражданства Германии вы отказались. Тяжело ли жить двадцать лет в чужой стране на правах иммигранта?

Очень больших проблем не было. Если ты хороший артист, то тебе не трудно, а если ты так себе, то, конечно, кому ты нужен?

Неужели из России не приезжали старые друзья и не говорили, что вас здесь ждут?

Приезжали, говорили, но это были разговоры. Раньше, если человек оставался в загранке его считали негодяем и предателем. Слава Богу, времена другие. Сейчас наоборот, если человек находится в тяжелом положении, посольство и консульство помогают. Я вот приехал и видно, что я никакой не шпион и не негодяй. Правда? А раньше бы так считали, значит, времена меняются в хорошую сторону.

Дети теперь меньше клоунов боятся?

Понимаете, они ведь почему боятся? Дети воспитываются в семье, некоторые живут по квартирам, не так часто выходят на улицу и вдруг, видят человека с каким-то необычным носом и париком. Естественно, для них это странно, но потом они привыкают и наоборот, уже своих детей ведут в цирк.

Что вас радует? Что вас может расстроить?

Расстраивают человеческие несчастья, все, связанное с войной. Уход друзей очень расстраивает. А радость? Надо понимать, что если ты живой, то ты счастливый, а если ты не хочешь быть счастливым, то ты уже живой мертвец.
Фото №3 - Олег Попов: «Если б мог, сказал: «Давайте сюда вторую жизнь»
Фото
Юрий Сомов/РИА Новости

У вас есть жизненный девиз?

Встал утром – улыбнись. Это мой девиз. Сделай так, и тогда все пойдет хорошо. Какая-бы не была погода, какая бы не была ситуация в жизни. Улыбка спасает людей. Даже письма мне были такие, интересные: «Я хотела покончить с собой, но мужчина дал мне билет в цирк. Я пошла, посмотрела и теперь хочу сказать вам спасибо за то, что вы мне спасли жизнь. У меня теперь другое отношение к жизни стало». Поэтому, если у вас в жизни есть какие-то дурные вещи, приходите в цирк и их больше не будет.

А что вас вдохновляет на создание новых реприз?

Понимаешь, создание репризы – это как бы новый фрукт на твоем дереве и это большая радость чувствовать, что ты не завял, что можешь придумать. Стремление к этому чувству, наверное, и вдохновляет. У человека тогда большой успех, когда он любит свою профессию, а она у нас очень тяжелая. Это и переезды, и плохое питание, и проблемы с воспитанием детей – много всего. Но если любишь, ничего трудного нет.

Когда-то вы хотели, чтоб ваш внук Евгений пошел по вашим стопам. На правнука Максимилиана распространяется это желание?

Ну, было такое. Внук целый год со мной работал, но потом пошел по той стезе, о которой мечтал. А мечтал он быть автослесарем, и сейчас работает, ремонтирует машины. Я понял одно, не надо никогда своих детей заставлять. Пусть он сам выберет профессию, тогда он будет счастливым человеком. А если вы заставляете, то это накладывает на вас большую ответственность: удачно все выйдет – он будет благодарить, а неудачно – будет плохо говорить о вас. Не надо. Пусть он сам выберет, и тогда не будет жаловаться, плохо ему или хорошо. Правильно? Ты сам выбрал свой путь! Чего стонешь?

У вас есть домашние животные?

Есть собачка и два кролика. Я с этой собачкой готовлю репризу под названием «Самый маленький бык в Европе», которую покажу в Ростове. У собачки будет бычий нос и рожки – забавное зрелище.

Скажите, что вам помнится с тех времен, когда вы были в Ростове, сорок лет назад?

Помню вяленого рыбца. Я бы взял его сейчас за хвост и вцепился зубами!
Фото №4 - Олег Попов: «Если б мог, сказал: «Давайте сюда вторую жизнь»
Мы не могли обойти вниманием желание артиста.
Фото
Евгений Березкин

Что обычно делаете на гастролях?

Можем проехаться с экскурсией. Можем съездить на реку, порыбачить.

Вы любите рыбачить?

Я люблю тишину. Возможно, это оттого, что в цирке очень много шума и хочется от этого отдохнуть.

Что важнее для артиста, деньги или аплодисменты?

Ну, одно от другого не так уж далеко. Одно и другое нужно, но, конечно, если больше аплодисментов, значит, тебя больше понимают, а добиться понимания – основная цель артиста.

Любите перемены?

Конечно. Шутки со временем меняются, потому что мода меняется, музыка меняется – все меняется. А без перемен мне невозможно жить. Однообразие – это же кошмар. В цирке сейчас все совсем по-другому смотрится. Техника развивается. Теперь у каждого есть телефон с фотоаппаратом, и каждый хочет меня сфотографировать. Вы представляете, как это тяжело не то, что для меня, для моих глаз? От вспышек слепнешь. Ну как было раньше? Если толпа стоит, то один-два аппарата щелкнет, а теперь у всех камеры, и это, конечно, очень тяжело.

Когда встречаешься с такими великими людьми, как вы, хочется узнать, что вы в свои годы поняли о людях?

О людях я скажу, что для них в этом мире мало доброты. Мало. Поэтому и приходят в цирк, чтобы посмотреть на естественное искусство, где артист честен со зрителем. Здесь ведь по блату не проскочишь. Папа или мама не пропихнут. Нельзя заставить человека быть артистом. А если можно, то это будет уже ремесленник, а не настоящий артист.

Вы везде путешествуете с супругой (в 1991 году Олег Константинович женился на немецкой артистке цирка Габриэле Лернер. – Прим. «Антенны»)?

Да.

Что вас объединяет кроме любви?

Ее любовь к цирку.

Если бы у вас была возможность, изменили бы что-то в своей жизни?

Изменить в жизни ничего бы не хотел. Я хочу много знать, и если бы у меня была возможность, я бы сказал: «Давайте сюда вторую жизнь, я хочу узнавать то, чего еще не знаю».