Вдова Дмитрия Марьянова: «Наша дочь за два дня предчувствовала смерть папы»
Фото
Вадим Тараканов/PhotoXpress.ru

«Последний раз мы виделись не в день его смерти… Но в этот день он написал мне свои последние слова: «Я так тебя люблю». И много восклицательных знаков, – рассказала Ксения Бик, вдова Дмитрия Марьянова, скончавшегося накануне вечером на 48-м году жизни из-за оторвавшегося тромба. — Сейчас, после его смерти, я могу сказать вот что – люди смотрели на нас и говорили: «Так не бывает». Я психотерапевт, я работаю с людьми, я знаю, что такое жизни людские, разрушенные судьбы… То, что было между нами, – это было нечто экстраординарное. Мы поэтому так хранили наши отношения и не выставляли их напоказ (пара пять лет скрывала рождение общей дочери Анфисы, которую все эти годы воспринимали как удочеренного ребенка актера. — Прим. Woman’s Day), потому что воспринимали их как что-то неимоверное. Мы не могли объяснить, почему полюбили друг друга. Наверное, такое случается раз в столетие.

С дочкой он был и не строгим отцом, и не баловал ее – был выдержанным как самурай. Совсем недавно Анфиса выступала на вечере в клубе Эммануила Виторгана, но Дмитрий не ставил задачи, чтобы она стала актрисой. Он очень хотел, чтобы она занималась ушу, потому что ей самой это нравилось, и он ратовал за это. А про возможное поступление в какой-нибудь театральный вуз всегда говорил: «Как пойдет».

Вдова Дмитрия Марьянова: «Наша дочь за два дня предчувствовала смерть папы»
Фото
Максим Ратников

«С дочкой у него была традиция: каждый вечер читал ей сказку перед сном, – продолжает вдова. — Маленькая говорила, что без папиного рассказа не заснет. А он, талант мегамасштаба, сочинял их сам. Она называла ему какой-то предмет, например, батарея, или чайник, или подушка, и он на ходу – его прямо несло – придумывал такие небылицы, что нас с дочкой трогали до слез. Я за ним записывала эти сказки. Думали с ним, что, может, какую-то книгу из них сделаем… У нас была куча планов…

Все вечера вместе мы проводили очень по-домашнему. Для него лучшее времяпрепровождение – это дом. Отовсюду всегда спешил домой. Обычно ложились вместе и смотрели какое-то хорошее кино. Мы с маленькой для него готовили: его самое любимое – это шашлык. И последний день вместе мы провели дома.

А в последний день его жизни нас с дочкой не было рядом… И никаких друзей с ним рядом не было. С ним было рядом много людей, но это точно не друзья. Когда ему стало плохо, скорая посоветовала ехать в больницу своим ходом, так как ее пришлось бы ждать долго.

У него были проблемы со здоровьем – тромбоз. У него был тромб в ноге и больше года стоял фильтр. Он пил разжижающие, мы очень часто проверялись, так как он переживал, сдавал анализы – все было в порядке. Но он страдал от тромбоэмболии (официальная причина смерти) только 6 секунд перед кончиной – когда этот тромб оторвался».

«Дочке, конечно, сейчас чудовищно тяжело, но ей было даже хуже до того, как папа умер: она предчувствовала его смерть, – поделилась шокирующими подробностями женщина. — Два дня накануне очень плохо ходила в школу, хотя всегда это делала с большим удовольствием. А тут она перед тем, как выйти из дома, упрямилась и начинала плакать. Я спрашивала, в чем дело, а она отвечала: «Мамочка, мне так плохо: я везде вижу папу».