Кузьмин: «С годами стало не до романов с поклонницами»

Музыкант откровенно поговорил с «Антенной» о том, что поддерживало его в самые тяжелые моменты, почему на волне успеха отказался от гастролей с Пугачевой, о своем отношении к славе и деньгам. Помогли нам в этом строчки из его композиций.

Из песни «Мама купила мне гитару»: «И я нашел свой единственный правильный путь в тот день, когда мама купила гитару мне…»

– Эти слова автобиографичные?

– Можно сказать и так. Я учился в восьмом классе, когда мне подарили гитару Muzima. В Союзе достать такую было почти невозможно. Но маме, несмотря на то что жили мы небогато, удалось купить ее в магазине на Неглинной. Я был в шоке. Играл на ней день и ночь. Когда увидел похожую на пластинке Rolling Stones, очень гордился. Года через три одолжил другу, а он мне так и не вернул… Через много лет приобрел копию того инструмента. За жизнь собрал более 150 гитар. Искал свой звук, для меня он был критерием настроения, самым важным. Долго мучился, никак не получалось найти идеальное звучание. Но в середине 2000-х мастер Дмитрий Якомульский сделал гитару специально под меня: размер, вырезы под локоть, под бедро. И с нужным звуком. Изготовил 20 экземпляров, теперь пользуюсь на концертах только ими.

Фото
Сергей Миланский

Из песни «Делай физзарядку»: «Если ты играешь рок, делай физзарядку… и брось курить!..»

– Что помогает вам держать себя в форме?

– В день стараюсь проходить минимум 5 километров. Люблю дышать воздухом. Если такой возможности нет, хожу в помещении. Занимаюсь йогой и придерживаюсь вегетарианства.

Из песни «Макинтош»: «Как нас грел портвейн, дружище, под гремящий цеппелин. Как восторженней и чище были мы в то время, блин!»

– Я как-то еще написал: «Если ты ни разу не падал на сцене, ты не рокер». По молодости алкоголь нередко меня вдохновлял. Мы регулярно встречались с ребятами, хипповали в полном смысле этого слова. Сейчас портвейн и прочие напитки, конечно, не помогают, мешают. В определенный момент понял, что для вдохновения мне это не нужно. Могу выпить немного, балуюсь, я же живой человек. Но уже не так, как в юности, конечно.

Из песни «Красотка»: «Эй, красотка, хорошая погодка, была бы лодка, мы б уплыли с тобой…»

– Часто пользовались своей популярностью в отношениях с женщинами?

– Вовсе нет. Настолько увлекался музыкой, что слава и вытекающие из нее привилегии не интересовали. Я был одержим творчеством. Бешеная популярность – жутко неприятная вещь. Она добавляет много лишнего. Какие-то люди ненужные и неприятные вокруг. А исписанный подъезд и ночующие в нем девушки меня дико раздражали. С годами отношение к этому не изменилось. Да и теперь не до романов с поклонницами. Я уже 15 лет глубоко женат.

Из песни «Сказка в моей жизни»: «Ты – сказка в моей жизни...сон наяву. Я для тебя живу…»

– Почему именно Катя?

– Меня окружали богатые и знаменитые женщины, но в определенный момент захотелось иметь рядом красивую девушку из простой семьи. Поэтому выбрал Катю (супруга моложе Владимира на 27 лет. – Прим. «Антенны»). Песня «Сказка в моей жизни» – подарок жене на свадьбу. Честно говоря, не помню, какой была ее реакция. Но Катин папа плакал, слушая эту композицию. С родителями жены сразу выстроились хорошие отношения. На 11-летие нашего брака тесть сказал: «Если бы мне сейчас еще раз предложили Владимира в качестве зятя, я бы снова незамедлительно согласился». Приятно.

Из песни: «Сибирские морозы»: «Я не забуду тебя никогда. Твою любовь, твою печаль, улыбки, слезы…»

– Вы храните теплые отношения с бывшими женами, возлюбленными? (С поэтессой Татьяной Артемьевой прожил восемь лет, в браке родились трое детей. В 1990-м женился на американской фотомодели Келли Керзон. С 1993 по 2000 год жил гражданским браком с актрисой Верой Сотниковой. – Прим. «Антенны».)

– Пару раз пересекались с Верой. У нас нет ни дружеских, ни вражеских отношений. Они скорее простые, человеческие. Рад, она востребована, занята работой. Но связь не поддерживаем, как и с другими женщинами.

Из песни «Две звезды»: «Звезды сгорают, не долетают до берегов земных. Как золотые свечи, растают звездные песни их».

– Почему после яркого старта в дуэте с Аллой Пугачевой в 1990 году вы не поехали с ней на гастроли, а спешно отправились в Америку?

– Постоянные концерты, а на тот момент мы собирали по три стадиона в день, один и тот же репертуар – меня начало бесить. Это не позволяло развиваться. Было столько энергии, желания делать новое, а тут одно и то же. «Симону» я считал дурацкой песней, написанной в шутку, а Алла увидела в ней хит... Сейчас понимаю: зрителю нужно давать то, что он хочет, и петь старые хиты. Тогда не осознавал... К слову, на концерте 4 марта в «Известия Hall» прозвучат мои лучшие композиции. А тогда бросил все и уехал играть по клубам в Штатах. Алла к моему решению отнеслась с пониманием, далеких совместных планов у нас на тот момент уже не было. Не раз потом приглашала меня на «Рождественские встречи», выступала на моем юбилейном концерте.

Фото
vladimirkuzmin.org

Из песни «Женщины и рок-н-ролл»: «Я все играю в рок-н-ролл вдалеке от Калифорнии…»

– После нескольких лет в Америке вы вернулись в Россию. Тоска по родине?

– Нет, я разочаровался. Когда мы только прилетели, Штаты встретили нас радушно, как суперзвезд из СССР. Все необходимое предоставили, окружили вниманием. Выступали в клубах. Каждый концерт из четырех отделений по 45 минут. Одно отделение исполняли мои песни, три – хиты Джимми Хендрикса, Эрика Клэптона, Rolling Stones. Все то, что мечтал играть в юности. На сцене по четыре часа в сутки плюс репетиции, записи. Работа адская, но поначалу нравилась. А через два года я наигрался. Уже не хотелось петь на английском, хотелось исполнять свой репертуар. К тому же к нам начали относиться как к обычным американцам. И все тяжести простой жизни мы познали сполна. Сами таскали аппаратуру, добирались до площадок, договаривались о выступлениях. Приходилось много вкалывать, чтобы прокормить себя, заплатить за съемную квартиру. В голове зародилась мысль: зачем я сюда приехал? Вот и вернулся в Россию, продолжил гастролировать.

Из песни «Рок-н-ролл – моя работа»: «Рок-н-ролл – моя работа, рок-н-ролл – моя судьба. Каждый вечер для кого-то и немного для себя…»

– Сегодня вы по-прежнему ставите работу на первое место?

– Понял еще в школе, когда с первой своей группой играл на танцах: музыка и есть моя жизнь. Знал: по-другому не будет. Без работы просто не могу. Если нет концертов, сижу в студии и что-то записываю. Если не записываю, упражняюсь на гитаре, придумал собственную ладовую систему тренировок. Выступаю при любых обстоятельствах. Не важно, как себя чувствую, но не подвожу зрителя. Всего два раза в жизни вместо меня на сцену выходил врач и говорил, что я не смогу петь. Но это были критические ситуации. И ни разу не возникало желания остановиться. Как-то Катя вывезла на десять дней в Таиланд. Но мне скучен пассивный отдых, нужна постоянная активность. Музыка уже в крови. Играть – как для других пить, есть.

Из песни «Грустный оптимист»: «Я не думал о годах. О вечности, о вечности. Не осталось ни следа в моей душе беспечности…»

– Сейчас вам 60 лет. Вспоминая себя 30 лет назад, что испытываете?

– Зависть. Было столько запала, потенциала. Когда перед концертами ставят мои старые записи, думаю, что уже тогда, в 90-х, сделал все, что хотел. Играл лучше, пел лучше, писал лучше. Был более открытым, веселым, окружало много друзей. Есть что вспомнить.

Из песни «Друзья»: «Друзья беспечной юности моей… Не слышно их веселых голосов…»

– Говорите, друзей рядом мало?

– Большинства тех, кто был с самого начала, уже нет. Всю жизнь меня связывает дружба с братом Александром. Если говорить о коллегах по цеху, то мы – занятые люди, специально не пересекаемся. Общаюсь разве что с Сергеем Мазаевым, очень его уважаю. Но совместные мужские радости нам чужды: на рыбалку не ездим, в бильярд не играем, в бане не паримся. К футболу я тоже охладел, когда бросил пить пиво. Бывает, встречаемся с Мазаевым, за чаем говорим о жизни, музыке.

Из песни «Любовь и деньги»: «И бедным был я, и богатым… И деньги тают быстротечно…»

– Сейчас кризис. Но в свое время артисты зарабатывали довольно много. Вас это не испортило?

– Целью деньги не были. Но Бог дал, никогда не нуждался. Других проблем хватало. Помню времена, когда в магазинах было пусто. У меня под кроватью лежали купюры пачками, но некогда и не на что было их тратить. Разрешалось максимум иметь две машины, квартиру. Все это проходил: и «Жигули» «пятерка», бежевая «девятка». Две, потому что то одна, то другая ломались и по очереди находились в ремонте.

Фото
vladimirkuzmin.org

Из песни «Нет, я не верю»: «Нет, я не верю, что нет счастья на земле…»

– В чем заключается ваша формула счастья?

– Не буду лукавить, не могу сказать, что счастлив ежедневно. Этот мир не создан для наслаждений, для них есть мир духовный. А реальная жизнь – это постоянная борьба за славу, за любовь, за деньги. Счастливым тут быть сложно.

Из песни «Мотоцикл»: «Я люблю свой мотоцикл, мотоцикл, мотоцикл…»

– Страсть к байкам у вас с детства?

– Отец был большой любитель погонять на мотоцикле. Еще в 46-м году купил трофейный BMW. Я, правда, этот немецкий аппарат не застал, папа сменил его на «Иж-Юпитер» с люлькой, на котором мы всей семьей ездили на юг. Представляете, трое детей в коляске, мама сзади, еда, палатки – и так двое суток мы добирались до Черного моря. Папа у меня был тот еще экстремал. До конца жизни оставался верным мотоциклам (Борис Кузьмин трагически погиб в автомобильной аварии, ему было 85 лет. – Прим. «Антенны»). Я сел на мотоцикл, будучи ребенком... Одно время ездил вместе с «Ночными волками», выступал у них на байк-шоу. Жена к увлечению относится нормально, не раз каталась со мной. При этом в машине она мне руль не доверяет. А тут не боится. Раньше любил поездки на озеро возле моей дачи. Мчишься с гитарой за спиной, остановился, присел на берегу, песню сочинил и дальше поехал. Романтика...»

Из песни «Как ты живешь без меня»: «Мне снится, мне снится дочь, я так скучаю по ней…»

– Вы были не против того, что Соня пошла по вашим стопам и стала певицей?

– Это ее решение. Когда участвовала в «Фабрике звезд», выступил с ней, чтобы поддержать. Но что-то там не пошло, не сошлась характером с продюсерами. Соня никогда не бравировала своей фамилией, чтобы пробиться, скромная девушка. Ценю, что дочка не гоняется за славой, а поет в свое удовольствие, для себя. И неплохо получается! Но все же это не ее основная профессия, а хобби. Соня занимается флористикой.

Из песни «Тоска»: «И молодая женщина, приятная снаружи, вошла, сказав мне: «Здравствуйте! Меня зовут Тоска».

– Что или кто выручал вас в самые тяжелые моменты жизни? (В 2002 году дочь Кузьмина Елизавету убил ее парень, в 2009 году трагически погиб сын музыканта Степан. – Прим. «Антенны»).

– Эту песню написал в молодости, когда зазывал тоску, кокетничал, заигрывал с ней. Сейчас бы так не сказал. Я бегу от нее, шарахаюсь. Десять лет назад появились строчки: «Улетаю от того, с чем мне не справиться». Если в голову лезут грустные мысли, погружаюсь в работу. Стараюсь не уходить в себя, не копаться, больше разговаривать с приятными людьми, ограждая себя от негатива. Не люблю, когда грузят плохой информацией. Не читаю того, что пишут про меня в Интернете. Пытаюсь быть на позитиве. И постоянно благодарю Бога, что дал мне талант. Ведь это не я пишу песни, лишь записываю то, что приходит сверху. От осознания этого тоже становится легче.

Комментарии

3
под именем
  • Все комментарии
  • Спасибо тебе Володя!
  • Если-бы не ты я-бы никогда не научился играть на гитаре и не писал-бы песни. Спасибо тебе!
  • ВСЕГДА БЫЛА И ЕСТЬ ПОКЛОННИЦА КУЗМИНА