Александр Овечкин: «Я маменькин сынок»
Фото
Getty Images

Когда Хью Джекмана объявили самым сексуальным мужчиной планеты, он признавался, что единственным человеком, который помог ему спуститься с небес на землю, стала его жена. Каждый раз, когда Джекман выходил из дома, она кричала ему вслед: «Эй, самый красивый парень на земле, мусор захватить не забудь». Вам всего-то исполняется 29 лет, а вы уже легенда в мире хоккея. Крышу не сносит?

Вы знаете, иногда тяжело сдерживаться. Но я одергиваю себя сам. Когда ты достиг одного уровня, нужно сразу же двигаться на следующий. Подниматься, подниматься, останавливаться нельзя. Мне всегда хотелось быть на одной полочке с Уэйном Гретцки, Марио Лемье – этими величайшими хоккеистами. Нужно просто не думать о том, что ты такой крутой. И тогда всегда будет к чему стремиться.

У всего есть своя цена. Нет ощущения, что ради того, кем вы являетесь сейчас, вам пришлось пожертвовать беззаботным детством, юностью, первыми дискотеками, свиданиями, походами в кино?

Я никогда не чувствовал, что что-то упускаю. Конечно, тяжело было смотреть, как твои одноклассники отдыхают и гуляют, а тебе нужно ехать на тренировку. А будущее такое туманное, кто его может знать? В такие моменты всегда говорил себе: «Соберись, тряпка!» Потому что в моем детстве для всех ребятишек хоккей был самым желанным видом спорта. Все мечтали стать или космонавтами, или хоккеистами. Я в космос совсем не хотел, а в хоккей влюбился сразу. Даже родителям никогда не приходилось меня заставлять тренироваться. Сам рвался. Потому что считаю, что главное в жизни – стать успешным человеком, а все остальное можно наверстать в любое время. Еще нужно как любому мужчине построить дом, посадить дерево, родить сына. Дом у меня есть, дерево тоже посадил, остался третий пункт.

По чужим правилам

Александр Овечкин: «Я маменькин сынок»
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

В августе вы прилетели в Москву и первое, о чем написали в своем блоге, о пробках. Неужели в Америке, где сейчас вы проводите большую часть времени, их нет?

Есть, но не такие страшные. В Москве расстояние, которое занимает без пробок 20 минут, ты можешь ехать два, а то и три часа. В Америке этот путь в час пик у тебя займет 30–40 минут. Там все происходит быстрее. Страшнее пробок, чем в Москве, нигде нет.

А в Америке все так хорошо? Ни к чему привыкать не пришлось?

Пришлось – к языку и менталитету. Там люди всегда живут по правилам. Если им сказано, что нужно ехать по дороге в одну линию, хотя есть вторая свободная, они все равно будут ехать друг за другом по одной полосе. Для русского человека это дико. Хорошо, что я просто не люблю перестраиваться из одной полосы в другую. Так что мне привычки менять не пришлось.

Какие американские традиции вошли в вашу жизнь?

Друзья меня часто приглашают на празднование Дня благодарения, Рождества… Приходится с ними отмечать эти праздники. Я их в свою очередь приглашаю на наш традиционный Новый год, дни рождения. А так ничего нового.

Друзья за океаном у вас в большинстве коренные жители или русские эмигранты?

И те, и другие. Но у меня не такой уж большой круг общения, друзей ведь много не бывает. Большую часть времени я провожу с коллегами по команде. Мы ходим вместе в кино, встречаемся на обедах.

Что ваши местные знакомые знают о России?

Некоторые до сих пор думают, что у нас медведи по улицам ходят. Конечно, они говорят это в шутку. Но при этом такие шутки до сих пор актуальны. Но самый нелепый вопрос, который чаще всего мне задавали американцы: у вас круглый год в России снег лежит? Да видели бы они, какая погода этим летом была в Москве!

На пути в какую из стран вы про себя думаете: «Лечу домой»?

В Россию. Здесь главный дом, а там – второй. Все-таки уже почти 10 лет я там живу. Чувствую себя уже своим. При этом я точно могу сказать, что за это время совсем не американизировался. Что там, что здесь у меня одинаковая жизнь.

А где больше внимания со стороны фанатов?

Одинаково. В Америке точно так же узнают на улице, подходят, просят сфотографироваться, дать автограф. Я на это всегда спокойно реагирую и стараюсь никому не отказывать.

Случается, что обсуждают прошедшую игру?

Ни там, ни здесь про хоккей мне ничего не говорят, думаю, просто боятся.

Зарплату – маме

Александр Овечкин: «Я маменькин сынок»
Фото
Роман Кузнецов/«Антенна»

Александр, а родители ваши перебрались к вам в Америку или так же разрываются между двумя странами?

Как и я – то в России, то в США. Обычно, приезжали ко мне в гости на 3–4 месяца. Но в этом году будет меньше полетов, потому что возникли определенные проблемы со здоровьем. Все-таки возраст…

А хочется, чтобы мама с папой всегда были рядом…

Я до сих пор в любых вопросах советуюсь с родителями, потому что мама, папа, брат, сестра – это самые близкие люди. Нужно все делать сообща, как в команде. Мне вообще кажется, любой мальчик – маменькин сынок. И я не исключение. Свою первую официальную зарплату я отдал маме. Мне тогда было 14 или 15 лет, и я получил 200 долларов. Принес их маме со словами: «Возьми себе». Правда, потом у нее взял больше. Маленький ведь был.

А какие сейчас подарки вы дарите близким?

Мы так в семье договорились, что дорогие подарки друг другу не дарим, только маленькие приятности – духи, к примеру. Мои родители сами все себе могут купить.

На что же тогда вы тратите деньги?

На себя любимого никогда не пожалею денег: рестораны, часы – что захотел, то и купил.

То есть вы транжира?

Нет, я экономлю на других.

С девушками сложно

Александр Овечкин: «Я маменькин сынок»
Фото
«Твиттер» Александра Овечкина

Александр, а по дому из вас какой помощник – убрать, приготовить сами можете?

Убрать дом могу, мне это даже интересно – что-то новенькое, какое-то разнообразие. Приготовить могу яичницу, салатики. И все. А… еще барбекю. Так что с голоду никогда не помру. Но вот прибить полочку – увольте, для этого есть специально обученные люди.

У спортсменов есть традиция – не бриться в период соревнований. Вы ей следуете?

Хоккеисты уважают традиции и не бреются во время соревнований. Но я чувствую себя более комфортно, когда гладко выбрит. В этом мне всегда помогает Gillette. Хотя некоторые люди говорят, что легкая небритость мне идет, другие же, напротив, утверждают, что гладко выбритым я выгляжу намного лучше.

Что еще вас интересует помимо хоккея?

Автомобили! Я учился водить на отцовской машине. Сейчас у меня семь машин.

Зачем же так много?

Да на них батя ездит, ну и я. А вот брат мой, кстати, вообще не водит. Пытался давно научиться, но ему не понравилось. Я же люблю скорость, но я не опасный водитель, соображаю.

Есть что-то, чего боится Александр Овечкин?

Конечно, я, как обычный человек, боюсь, что случится что-то плохое с близкими. И еще конца света.

А то, что некоторые люди могут общаться с вами из корыстных побуждений, вас не пугает?

Доверять людям сложно. Именно поэтому мой круг общения очень ограничен – есть несколько близких мне людей, с которыми я провожу свое свободное время, а большего мне и не надо. И эти люди в большинстве своем появились в моей жизни благодаря общим интересам. С девушками же сложнее понять, кто есть кто. Но я стараюсь не задумываться о том, чего они хотят от меня. Если мне интересно, то я общаюсь. Почему нет?