Реклама

Антон Богданов: о новых «Елках», сыне и Вале Мазуниной

За неделю до официального старта проката комедии «Елки Новые» актер презентовал фильм в родной Перми.

Выход очередного фильма из цикла «Елки» под Новый год уже стал российской традицией. Вот и на этот раз зрителей ждет очередной сборник праздничных киноновелл с участием Ивана Урганта, Сергея Светлакова, Дмитрия Нагиева и других звезд. В широкий прокат фильм выйдет 21 декабря. Наш земляк Антон Богданов впервые выступил не только как актер, но и как сценарист – он стал автором новеллы, в котором сам сыграл травматолога из Новосибирска. Woman's Day пообщался с Антоном перед премьерой.

Антон Богданов и Валентина Мазунина сыграли в фильме вместе
Фото:
кадр из фильма

Как по-вашему, почему стоит посмотреть «Елки Новые»?

Я убежден, что новогодние комедии – это фильмы, которые создают праздничное настроение. Не надо в них искать какой-то огромный смысл или советы, как жить правильно. Это атмосферное кино для настроения, оно должно тебя немножко развеселить. Потому что конец года – очень тяжелое время, мы разбиты, выжаты как лимоны, мы ничего не успеваем... Когда ты находишься в таком состоянии, нужно обязательно сходить на новогодний фильм, желательно до 31 декабря. Или 31 декабря. Потому что в нем заложено столько добра!

Мы увидим в фильме вашу коллегу по «Реальным пацанам» Валентину Мазунину. Как она там оказалась?

Это очень смешная история. Режиссер Жора Крыжовников спросил: «Кого ты видишь в роли влюбленной в тебя сумасбродной женщины?». Я предложил кандидатуры, на что Жора мне ответил: «А я вижу Валю Мазунину». Это вызвало мой протест: «Нет, пожалуйста, Жора, только не Валя. Я тебя умоляю!» Я ее очень люблю, но есть тонкие моменты в кино: если два человека из одного проекта участвуют в другом, это может немножко коробить зрителя. Он сидит и полфильма переключается на то, что смотрит не «Реальных пацанов», а другой фильм. Еще я сомневался (грех мой) в Вале как в драматической актрисе. Потому что она очень крутая комедийная актриса. А здесь больше драмы, ведь моя новелла считается самой несмешной. Вот у Урганта со Светлаковым самая смешная новелла. А у нас – любовно-драматическая. Но Валя смогла ее сделать комедийной. То есть она и драму «гнет» так, что мама не горюй, и комедию. После этого я полюбил ее больше. Хотя я ее и так люблю. Я сказал: «Валя, ты крутая! Тебе нужно срочно играть медсестер фронтовых». Она вытянет, это прям ее. Но не видят ее пока режиссеры в этом амплуа.

Правда ли, что однажды вы ушли со съемочной площадки с синяками?

Валина героиня якобы безумно в меня влюблена. Она верит: с кем встретишь Новый год, с тем его и проведешь. Поэтому она пристегивает меня к себе наручниками. Есть момент, где она меня тащит по лестницам: бежит, а я кубарем качусь. Так как я любитель побегать и попрыгать и меня Сергей Витальевич Безруков научил все трюки делать самостоятельно, то я и проигрывал сцену на ступеньках сам. Сначала не замечаешь, а потом смотришь – синяки и там и сям. Но пусть лучше будут синяки, зато сделано по-настоящему.

В этом фильме вновь появляется такой персонаж, как медведь. Это тот самый, что сыграл с вами в «Елках 1914»?

Нет, этот мишка сделан на компьютере. А Степа уже на пенсии, в бассейне отлеживается. Он заслуженный артист – сыграл в 45 картинах. Во всех фильмах, где есть медведь, – это Степан. Я подписан в Instagram на дрессировщиков Степы, мы переписываемся. Так что знаю, что у них появился новый медвежонок, Сема. Сейчас наблюдаю за успехами маленького Семы. Хотя уже и не маленького: все заборы успел поломать на местности!

Не было идеи ввести Пермь в сценарий вашей новеллы?

У нас власти плохо идут на съемки. Бодров-старший скоро будет снимать «Сердце Пармы» по Иванову. Уже наслышан, с какими сложностями люди столкнулись: там не разрешают, тут не разрешают. И в «Елках», в новелле с лыжниками, Перми тоже очень мало. Когда «Географа» снимали, тоже сложности были... Ну почему? Что вам, жалко, что ли? Екатеринбурга в кадре было много, Новосибирска – тоже. Когда в Новосибирске снимали нашу историю, то все дороги для нас перекрывали. Главное – чтобы город был снят крупно и хорошо. Нас потом там ненавидели все водители. Зато, когда фильм вышел, в Новосибирске все были довольны. Приезжаешь, а тебе говорят: «Ой, спасибо, ты как будто наш». Они теперь все думают, что я из Новосибирска. А вот у нас по-другому. Не знаю, может быть, с новой властью Пермь будет в этом плане более открыта.

В «Елках Новых» вы дебютировали в качестве сценариста. Как вам опыт?

Да, с другом и единомышленником Михаилом Шулятьевым мы писали сценарий под жестким контролем Жоры Крыжовникова. Кстати, главная идея основной новеллы с Иваном Ургантом и Сергеем Светлаковым – тоже наша с Мишей. Это сюжет про погорельцев, где один к другому приезжает с чудо-печкой, из-за которой спалил свою квартиру. Миша – мой друг по институту, вместе в одной группе учились. Жил в Санкт-Петербурге и работал как театральный режиссер. Мы сначала с ним писали сценарий новеллы «Елок» по скайпу, у нас даже родилась идея нового сериала «Портной». А потом я уговорил его приехать в Москву. Сейчас вместе творим. Режиссер нашей новеллы – Алексей Нужный. Его работа – сериал «Ольга» на ТНТ, короткометражки, из которых известен «Петух» с Валей Мазуниной. Оператор – Семен Яковлев, у него сумасшедше красивые картинки. А в «Елках» – еще и новогодне-волшебные.

Долго снимали фильм?

Весь год. Хотя большинство комедий делается за два месяца. Этот рынок сейчас очень слаб, а когда-то был очень крут, очень мощен. Советская комедия – вообще такая глыба! В «Елках» элемент советской комедии присутствует – это моменты доброты и светлости. У нас сейчас стали брать курс на Запад. А на Западе много жестоких комедий. Упал, споткнулся – ржач, облили супом – ржач, с балкона выпал – ржач, напился – ржач. Мы с товарищем-сценаристом стараемся избегать моментов пьянки. Это очень легко – создать комедию, где есть пьянка. Сразу начинается свистопляска. Блин, тогда может сразу развитие сюжета с пьянки начинать? Это очень легко. Как говорил нам наш мастер в институте: «Очень легко закончить миниатюру «сиськами-письками». А попробуй закончить ее не так».

Ваш сын Демьян смотрит «Елки»?

Нынче я его обязательно поведу на премьеру, потому что уже официально можно: фильм разрешен к просмотру с шести лет, а ему семь.

«Елки» – новогодняя комедия. А есть ли у вас еще любимые новогодние фильмы?

Я очень люблю «Бедную Сашу». Обожаю! Могу смотреть этот фильм даже в плохом настроении. Раз двадцать уже смотрел. Хорошо, что напомнили, нужно будет, как вернусь в Москву, сразу включить. Потому что я сам попал в эту предновогоднюю гонку и суматоху. Голова уже трясется. «Джентльмены удачи» еще я очень люблю. Нельзя назвать их новогодними, но Новый год там тоже есть. Мне удалось участвовать в ремейке этого фильма, и для меня он очень теплый! Эти две картины возглавляют мой новогодний чарт.

А из зарубежных?

«Один дома». Он всегда создает новогоднее настроение. Хочу его в этом году показать сыну. Ему семь лет, не знаю, вынесет ли он из этого фильма для себя уроки или просто научится делать какие-то подлянки по дому. Но хочу показать, потому что фильм хороший. В этом году я никуда не улетаю, остаюсь здесь на все каникулы, нужно взять ВИП-билет и посмотреть все новогодние фильмы.

Вы будете в Перми все каникулы?

Буду в Губахе кататься. Столько лет на доске, но с жестким графиком съемок уже два сезона пропустил. А хочется очень! Ребенок тоже будет здесь – в творческом лагере «Дружный» в Демидково. Каждый год он ездит туда. Это лагерь от детского фонда «Вектор дружбы», он инклюзивный: дети-инвалиды и дети не инвалиды находятся вместе в одной тусовке. Все, что их разделяет, – это возраст, только по этому принципу они делятся на отряды. Остальных ограничений нет: в одной команде колясочники, дети с ДЦП и здоровые дети. Сын уже четвертый год туда ездит и летом, и зимой. От этого он становится только лучше. Ну вот, и мне нужно быть где-то рядом, хотя бы на Урале.

Как будете встречать Новый год?

Начиная со студенчества, я в Новый год работал. Были постоянные шабашки. Но вот уже лет пять я отказываюсь от работы в новогоднюю ночь и собираю всю семью: мама, папа, сестра, муж сестры, дети... Целых два часа, с десяти до двенадцати, вручаем друг другу подарки, а в полночь садимся за стол и празднуем. Может быть, мой Новый год уже немного старческий. Ведь можно же куда-то поехать танцевать. Но и в этом году я хочу сделать точно так же, будем праздновать всей семьей. Билеты всем я уже купил.

Что пожелаете землякам-пермякам в новом году?

Вы, дорогие мои пермяки, будьте в новом году добрее. А то приезжаешь, а таксист к тебе сразу на «ты». Ребята из нашей киногруппы удивляются: «Это у вас всегда так?». Я говорю: «Да, это Урал, детка». Но так нельзя. Да и зачем, не зная, кто и зачем приехал, сразу переходить к панибратству? Как будто ты кому-то обязан. Неправильно это. Отсюда идет зло. Надо быть добрее, вот и все. В аэропорт заходим – хороший, новый, но из четырех дверей только одна открыта, и то наполовину. На улице – минус двадцать пять. Люди из самолета, из тепла, с детьми. 5 утра, топчутся на морозе. Служащему говорят: «Откройте вторую дверь». В ответ: «Ты че, самый умный?». Черт побери! Ну что, тебе сложно сказать: «Нельзя» или «Не положено». Да просто промолчать. Зачем грубить? Ты же работник аэропорта. Кого же спросить, как не тебя. Аэропорт классный, но, ребята, это же не Ростов и не Сочи, где плюсовая температура. Если мы начнем с себя, у нас обязательно все получится. У нас прекрасный город, прекрасные люди, но мерзнут они, что ли. Ребята, грейтесь! Все будет хорошо. «Елки» в помощь!

Комментарии

0
под именем