Сергей Горобченко, актер

– Мой дед, Петр Викторович Горобченко, кадровый офицер, прошел все войны, которые выпали на его век. В 21 год после офицерского училища отправился на фронт. В 1939 году был ранен на Финской войне, сражался на фронтах Великой Оте­чественной, участвовал в Курской битве. Падение Рейхстага встретил, освобождая Вену. После его перебросили на японскую кампанию, и закончил он Вторую мировую в сентябре 1945 года в Маньчжурии.

В детстве я много спрашивал деда о войне, и он показывал мне медали. Я играл с ними, с офицерскими планшетами, с пилоткой, с разными знаками отличия. Однажды дед сказал, улыбаясь: «Когда я поднимался в атаку из окопа с офицерским ТТ, фрицы бросали оружие и бежали». Помню, какое сильное впечатление это произвело на меня. Осенью 1939 года в Финской войне дедушку ранили. Он тогда служил в войсках связи, был командиром. Когда однажды оказался пробит кабель и была потеряна связь, один из солдат ползком по снегу отправился ее восстанавливать, но не вернулся. Следующий тоже... Затем дед с большой катушкой провода на спине прополз мимо одного мертвого товарища, другого. Долго нащупывал разрыв на проводе. Нашел, начал восстанавливать – зубами, замерзшими руками, а вокруг обстрел ужасный. Его ранило в ладонь, но он продолжил работу. Дед смог соединить провода, и связь заработала. Вернувшись к своим, снял катушку и понял, что она забита осколками. Чудо, что выжил. Ранение не давало ему покоя всю жизнь. После войны дед женился на моей бабушке Марии Ивановне. Они были крепкой, сплоченной семьей. Оба добрые, веселые и мужественные. Всю жизнь дед читал. Хорошо знал русскую литературу, поэзию. А в гражданской жизни занимался работой, связанной с шахтами.

Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Горобченко: «Дед был военным человеком по призванию и моим большим другом и наставником».
Фото
Личный архив

Когда мне было лет пять, восьмиклассники отобрали у меня шапку и привязали ее к столбу. А у нас на Урале зимы морозные. Я не сдержался от обиды, разревелся, отошел в сторону, не зная, что делать. И тут вижу: дед идет чеканным шагом – невысокий, жилистый, красивый. Этой ситуации испугался больше, чем хулиганов. Дед спросил, где шапка. Я промолчал. Он повторил. На третий раз я махнул головой – там, за углом. Дед пошел туда. Прихожу после, а он в окружении ребят на голову выше его. В гробовой тишине главный хулиган зубами отвязывает узлы. Дед просто на них смотрит, а ребята трясутся. Когда отошли с ним, он сказал одно: «Не уважают!» На всю жизнь это запомнил.

Чудо, что дед выжил. Но ранение не давало ему покоя всю жизнь.

Дед пережил немало тяжелых моментов. Сложно ему пришлось в перестроечное время. Я видел слезы у него на глазах, когда он смотрел телевизор. Дед их прятал, ему было больно, ради этой страны он положил много сил. Ушел из жизни дорогой мой человек 9 мая 1992 года. Я тогда учился в горном институте в Ленинграде. Позвонил бабушке на переговорном пункте, она и сообщила. Ком встал в горле... Рассказываю и смотрю на его фотографию, она есть у меня и в московском доме, и в петербургском хранится такая же.

Денис Клявер, певец

– Двое моих дедов защищали нашу страну от врага – Лев Нафтулович Клявер и Виктор Тимофеевич Олейников. Дедушка Лева был призван в 1941 году и вое­вал с первого до последнего дня. Сначала на западе, а по окончании Второй мировой, в мае 1945 года, его перевели на восточный фронт для участия в советско-японской войне. За этот период его дважды ранили, но он снова возвращался в строй. Всю войну прошел в звании рядового. Был представлен к множеству наград.

А дедушка Витя, инженер-капитан по разминированию, участвовал в событиях на Халхин-Голе в русско-японской войне 1939 года. Во время Второй мировой служил на Дальнем Востоке. В 1945 году сражался в советско-японской войне и тоже был не раз награжден.

Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Мама Дениса Клявера Ирина Викторовна принимала участие в шествии «Бессмертного полка».
Фото
личный архив

Многие ветераны особо не рассказывают о том времени, мой папочка не был исключением, а может, не говорил об этом, потому что не хотел бередить раны, – вспоминает о нем мама певца Ирина Викторовна. – Он служил на Дальнем Востоке связистом, минером. Кстати, в 1939 году как раз была первая операция самого Георгия Жукова. В тех боях на Халхин-Голе он и состоялся как военачальник. А папочку наградили орденом Красной Звезды. Он был правдолюбом, поэтому, наверное, не сильно продвинулся по службе, демобилизовался в звании подполковника. Денисонька ходил в садик в Пушкино и был на пятидневке с моими родителями, а мы с Илюшей (актером Ильей Олейниковым, отцом певца. – Прим. «Антенны») в Ленинграде. С трех лет до семи дедушка плотно общался с внуком. Он и сформировал его как мужичка, в его руках Денис впервые увидел молоток, тяпку, кисточку, узнал, как лампочку вкручивать, вести хозяйство. Первую партию в шашки он сыграл с дедушкой. Для папы внук был первым и единственным мужичком, ведь Бог послал ему мою маму, двух дочерей и кота, который потом оказался кошкой.

Дарья Калмыкова, актриса

– О войне мне много рассказывает бабушка Галина Сергеевна. 9 Мая она всегда плачет. На фронте погибли ее двоюродные братья. В первый год – Валентин Абрамов, он ушел на фронт летчиком. А спустя еще год не стало и второго, Всеволода Чумака, который служил в десантных вой­сках. И почти все мальчишки, с кем она оканчивала школу, погибли на фронте.

Бабушка часто вспоминает красавца-брата, которого считали пропавшим без вести. Но случилось чудо – он вернулся после войны. Стариком. Вспоминает: «Открываю дверь, а там стоит и смотрит на меня седой мужчина и свистящим голосом говорит: «Галочка, Галочка». И только по глазам и интонациям поняла, что это брат».

1/5
Александр Галкин, дедушка мужа Калмыковой, прошел всю войну.
Фото:
личный архив

Также наша семья гордится дедушкой мужа (супруга актрисы, продюсера Николая Сергеева. – Прим. «Антенны») – Александром Галкиным. Он прошел всю вой­ну. Когда начался призыв, ему было всего 16 лет, а воевал он до Великой Победы. Один из его редких рассказов поразил в самое сердце: он, мальчишка, страстно хотел защищать Родину, но их часть долгое время шла по лесам и ничего не происходило, он все думал: «А где вой­на-то?» На некоторое время солдаты остановились в деревне, Александра Абрамовича приняла одна семья, обогрела. Там была девушка, его ровесница, у них возникла симпатия. После его с частью отправили на фронт, а когда вернулись в эту деревушку, та оказалась сожжена дотла. Часто вспоминаю его слова: «В тот момент я понял, что началась война. Вот ты сидел за одним столом, обедал, влюблялся, и вот их уже нет».

Эвелина Блёданс, телеведущая

– Воевал мой дед Николай Григорьевич Ващинский. У него была тяжелая судьба. Еще до встречи с моей бабушкой он был женат. Его первую супругу звали Бася. Она была еврейкой, но внешне не скажешь: светлокожая и светлоглазая. Когда дед ушел на фронт, «добрые» соседи стукнули на нее. Ее и четверых детей расстреляли. Те же соседи, когда Басю и детей выводили из дома, уже поднимались по приставной лестнице, чтобы забрать их добро.
Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Николай Григорьевич Ващинский потерял во время войны жену и всех своих детей.
Фото
личный архив

С моей бабушкой дед познакомился на фронте, уже будучи вдовцом. Она работала секретарем в банно-прачечном отряде, который следовал за нашими войсками и обеспечивал их принадлежностями и чистой одеж­дой. После войны дед привез бабушку в Ялту, и в 1945-м в Крыму родилась моя мама. Он назвал ее в честь своей первой погибшей дочки. Ту звали Тамара, а мою маму он всегда называл Томочка.

Максим Галкин, юморист, телеведущий

– Отец всегда говорил, что наша семья достаточно отдала армии. Он сам 42 года прослужил, брат мой более 20 лет, дед (мамин отец) прошел всю войну, папин отчим (еще один дед) тоже воевал. У нас служили все, – рассказывал «Антенне» артист.

- Горжусь своим дедом Григорием Робертовичем Прагиным, – делился в своем «Инстаграме» (запрещенная в России экстремистская организация) Галкин. – Побывал в самом пекле. Перед войной служил на советско-польской границе, одним из первых встретил врага и оказался сразу на передовой. Бабушка с моей 5-месячной мамой эвакуировались из-под Бреста сами, дед уже на фронте узнал, что станция во время их эвакуации была разбомб­лена, о том, что они спаслись, ему стало известно только через несколько месяцев.
Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Григорий Прагин закончил войну полковником.
Фото
личный архив

В начале войны при обороне Киева героически погиб брат деда Яков, тоже командир. Еще два его брата, Борис и Леонид, доблестно прошли всю войну. Дед понимал, что их матери (она осталась одна, прадед умер рано после ранений в Первой мировой, а дети были на фронте) нельзя было оставаться в Одессе и попытался ее эвакуировать, но она отказалась покидать город. Осенью 1941 года в первый же день оккупации Одессы на мою прабабушку Марию Александровну Прагину, еврейку, мать четырех воюющих красных командиров, донесли, и она была убита фашистами в собственном доме. Дед участвовал в ожесточенных сражениях, в Сталинградской битве, освобождал Одессу, Венгрию и Югославию, был лично награжден Иосипом Броз Тито за освобождение Югославии, конец войны застал в Австрии в должности заместителя командира дивизии.

Наталья Водянова, модель, актриса

Бабушка и дедушка Натальи встретили друг друга сразу после войны. Виктор Громов в Великой Отечественной бил фашистов на Черноморском флоте, а после ее окончания ликвидировал опасные ловушки на минном тральщике. С будущей женой познакомился в 1945 году на танцах в местном клубе.

Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Наталья Водянова при первой возможности купила бабушке и дедушке хорошую квартиру в Нижнем Новгороде. На этой фотографии они все вместе в Москве на праздновании 65-летия Победы в 2010 году.
Фото
личный архив

– Мы с подружками стояли вдоль стены, поглядывали на моряков украдкой, — вспоминает бабушка знаменитости Лариса Гавриловна. — Я была девушкой стеснительной, перед парнями робела. И вдруг вижу, от группы моряков отделился улыбающийся голубоглазый блондин и прямиком ко мне. У меня внутри все просто сжалось! Я его сразу узнала: вместе с товарищами он иногда приходил к нам в дом. Они приносили хлеб с корабля, чтобы продать его и купить сигарет. Иногда помогали маме по хозяйству: дрова кололи, воду приносили. Я от стеснения всегда пряталась, а мама заприметила шустрого Виктора, у которого любая работа в руках спорилась, и как-то сказала: «Вот бы тебе, Лорка, такого мужа!» Представляете мое удивление, когда этот парень и пригласил меня? Мы с ним протанцевали весь вечер, и с этого дня он начал за мной ухаживать.

После завершения службы молодые сыграли свадьбу. Супруги прожили долгую жизнь, родили троих детей. Для Натальи Водяновой бабушка и дедушка всегда были образцом любящей пары. На последний юбилей их совместной жизни — бриллиантовую свадьбу — внучка приготовила сюрприз. Все лето тайком от юбиляров готовила грандиозное торжество в Санкт-Петербурге. Когда тайна была раскрыта, старики прослезились от счастья.

Но после этого не прошло и года, как Виктор Филиппович тяжело заболел. Наташа отчаянно пыталась спасти дедушку и увезла его лечить в Париж. В день операции они вместе с бабушкой ожидали ее результата в квартире Наташи. Пытаясь унять волнение, смотрели «Полосатый рейс». Чуда не произошло: врач позвонил и сказал, что Виктор Филиппович не перенес операции.

Михаил Пореченков, актер

– Я назван Михаилом в честь деда Михаила Кононовича Пореченкова. Он начал войну рядовым, а закончил уже офицером, командиром огневого взвода артиллерийского полка 285-й стрелковой дивизии. В 1944 году он освобождал родную Псковскую область и в своей деревне Антипово повидался с женой Пелагеей Ивановной и детьми. Тогда он первый и единственный раз увидел своего пятого ребенка (моего отца) – сына Евгения, родившегося 5 сентября 1941 года. А за месяц до окончания войны в апреле 1945 года во время Одерской операции Михаил Кононович в тяжелом бою личным примером поднял в атаку пехоту. Враг был отброшен и уничтожен. В этом бою дед погиб.
Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Единственная фотография деда Михаила Пореченкова – реликвия, которую бережно хранят в семье.
Фото
личный архив

В нашей семье бережно хранится военная переписка бабушки и дедушки. Незадолго до гибели дед написал: «Вот, я прошел всю войну, рядом много смерти, погибают мои товарищи, а меня даже осколком не задело. Чувствую, что не вернусь». В память о нем осталась одна фотография и награды: орден Красного Знамени и орден Отечественной войны II степени.

Отец искал место захоронения Михаила Кононовича 40 лет и нашел на воинском братском кладбище в Польше. Три года назад я побывал в местах последних боев деда и привез немного земли с его захоронения на родину в Псков, на могилу его жены. А недавно поставил деду памятники на родине и в Польше.

Татьяна Абрамова, актриса

– Дедушка – гвардии старший сержант Анатолий Николаевич Белоногов – окончил войну с Орденом Славы III степени и медалью «За отвагу». Медаль он получил за сражения на правом берегу Днепра осенью 1943 года. В наградном листе написано, что он, неоднократно участвуя в разведке, добывал точные данные о силе противника и его огневых точках, уничтожал и брал в плен немецких оккупантов. Дедушка был очень веселым человеком и всегда отшучивался на тему войны. Не хотел о ней вспоминать. Но празднику 9 Мая всегда радовался, надевал ордена, шел на парад.
Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Старший сын актрисы Иван с портретом своего прадеда Анатолия Николаевича Белоногова.
Фото
личный архив

А сейчас мы с детьми в День Победы, где бы ни находились, в поездке, на даче, идем к памятнику павшим воинам и несем цветы. В Москве ходим смотреть салют. Старший сын Иван в третьем классе писал доклад о Прохоровском сражении, и мы всей семьей ездили в эти места. Когда в Москве шел первый «Бессмертный полк», мои сыновья Иван и Александр участвовали в нем вместе с моей сестрой и несли портрет деда.

Камиль Ларин, актер

— Мой дед Гиниат Сибгатович Рахматулин во время войны был гвардии рядовым 104-го медсанбатальона. Он выполнял обязанности старшего повара и почти все время находился на передовой. Однако самый яркий эпизод его биографии связан уже с первыми месяцами после Победы. Дед кормил самого Жукова. Тогда старший командный состав переезжал из гарнизона в гарнизон и попал в их батальон.
Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Дед Камила Ларина стоит справа в халате.
Фото
личный архив

Дедушка был главным поваром, но в этот раз он готовил не сам, на него была возложена серьезная ответственность – наблюдать, чтобы никто не подсыпал яд или еще что-нибудь в одну из кастрюлек. Он внимательно следил за всеми, и это прибавило ему несколько десятков седых волос. Дедушка снова и снова вспоминал эту историю, потому что я его об этом просил. На праздник 9 Мая, как правило, у него дома собирались три дочери с семьями, я, кстати, был единственным внуком, дедушка надевал пиджак с орденами, и мы отмечали Великую Победу.

Борис Галкин, актер

– В моей семье воевали все, но никто не любил ее вспоминать. Бабушка по материнской линии пережила ленинградскую блокаду, работала по 14 часов на заводе, делала снаряды. На вопрос: «Бабушка, расскажи о войне и блокаде», она отвечала так: «Если бы я не работала, то умерла бы». И это не потому, что ей давали чуть больше хлеба, чем остальным ленинградцам, а потому, что она была востребована.

В первые месяцы войны дедушка по материнской линии отступал вместе со своей частью. Они ехали на поезде, потом состав остановился на каком-то полустанке, там уже были немцы, которые открыли стрельбу в упор по нашим солдатам. Дед выжил, но оказался в плену, откуда бежал дважды. Слава Богу, его второй побег оказался удачным. Естественно, после этого он попал под подозрение и заканчивал войну уже в штрафных батальонах. Потом пропал без вести. Бабушка его уже, можно сказать, похоронила, но он вернулся – прямо накануне Нового, 45-го года. Правда, скоро его опять забрали в лагеря, а отпустили только весной 1953-го. Не любил он, как крепкий партизан, вспоминать то время.

Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Мама актера Светлана – справа.
Фото
личный архив

Мать Светлана Георгиевна пошла на фронт добровольцем в первые дни войны. За неделю до ее начала ей исполнилось 17 лет. Она была статная, рослая, крепкая, прошла на санитарном поезде всю войну. Я тоже все просил ее: «Расскажи!» А в ответ мне произносилось три слова: «Грязь, кровь, дерьмо. Это чудовищное горе, Боря, и больше меня ни о чем не спрашивай!»

Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Портреты воевавших родственников держит супруга Бориса Галкина Инна Разумихина.
Фото
личный архив

Отец прошел финскую, Великую Отечественную и японскую войны. Воевал в пехоте, командовал взводом радистов на Ленинградском фронте, получил орден Красного Знамени. И ни разу за эти годы не был ранен. А его семь братьев и отец – мой дед Михаил, которого я не видел никогда, все погибли на фронте. Папа любил повторять: «Я живу за своих братьев».

9 мая я буду в Москве, возьму портреты воевавших на фронте предков и вместе с родными и близкими пойду на Красную площадь.

Александр Буйнов, певец

— Отец Николай Александрович Буйнов родился 31 декабря 1911 года. Он воевал еще во время конфликта с Японией, прошел всю Великую Отечественную. Был летчиком 45-го гвардейского полка, освобождал Варшаву, брал Берлин, за что был награжден. Его серьезно ранило в боях под Сталинградом. Тогда он с сослуживцем Алексеем Масловым проводил разведку на биплане У-2 и был сбит фашистами. Друг оказался тяжело ранен. Самолет не мог взлететь, и, словно аэросани, бежал по снегу. Их расстреливали в упор, отца ранили в правую руку, но они смогли доехать до своих. За этот подвиг отец получил орден Красной Звезды. А осколки в руке носил всю жизнь.

После войны он долгие годы преподавал физкультуру сначала в школе, где я учился, потом в институте на военной кафедре. В школе, конечно, все знали, что это мой отец и страшно завидовали и немного ревновали, потому что просто обожали его. Несмотря на осколки, он делал все упражнения на турнике, на кольцах, даже так называемый Азаряновский крест на прямых руках. Он был для ребят авторитетом. Отец был мастером спорта по чему только можно представить: по парашютному спорту, стрельбе, классической и вольной борьбе, футболу. А еще он был прекрасным организатором. В походы учеников водил. Они брали крупы, хлеб и отправлялись куда-нибудь на озеро, реку. И меня всегда с собой брал. Придут на место, палатки поставят и вышку, с которой прыгали в воду. Отец мог буквально из топора сделать конфетку.

Зная, что у меня такой отец, я старался во всем быть первым. Получалось не всегда. Помню, в классе пятом на лыжных гонках пришел третьим. Был страшно расстроен, ушел в лес зареванный. Слышал, как меня звали, искали с фонариками, но сидел под елкой и думал, что лучше тут умру. Такой детский максимализм. Но когда вышел из укрытия, отец мне ничего не сделал, а только дал совет, который я запомнил на всю жизнь: «Сашка, запомни такую вещь: надо уметь падать. И физически, и морально. Это тебе в жизни пригодится». Он действительно учил всех падать, с велосипеда, с лыж, группироваться, чтобы не ломать руки-ноги.

Бессмертный полк: как воевали деды Водяновой, Галкина и Летучей
Буйнов-младший: «Отец был мастером спорта по парашютному спорту, стрельбе, классической и вольной борьбе, футболу. А главный совет, который я получил от него: учись, Сашка, падать. И физически, и морально».
Фото
личный архив

Не могу сказать, что отец мне много о войне рассказывал, да и мы с братом мало его спрашивали, нас, пацанов, своя жизнь больше интересовала. Но многое мы слышали, пока лазили под столами во время встреч папы с сослуживцами. А еще рассказывали о нем его друзья-летчики, когда приехали на его поминки. После соболезнований они стали травить байки военных времен, так как говорили: про Буйнова по-другому, без ржаки, нельзя, такой он был хохмач. Вечно что-то отчебучивал, например, туалеты выстроил вдоль улицы деревенской, где базируется аэродром. Еще мужики рассказывали, какой Николай был любвеобильный, кадрился к женщинам, а те его просто обожали. Сослуживцы отца любили, но был один, кто ему завидовал. Витьком его звали. «И вот собрались мы 31 декабря всем летным составом отмечать день рождения Коли и Новый год, – рассказывал друг отца Паша. — В разгар веселья на пороге появился эсэсовец в черной летной форме, в очках, со шмайсером в руках и заорал: «Хэнде хох!» Тихо стало – муха не пролетит. Казалось, вечность прошла, большинство же без оружия сидели. Вижу: у Кольки рука потянулась к маузеру, он с ним не расставался, кажется, даже спал с ним (Буйнов еще и мастером спорта по стрельбе был, палил и по-македонски с двух рук, и из-под руки, из-под ноги, и через зеркало. — Прим. «Антенны»). Я ему через зубы сказал: «Коля, не вздумай». Но Буйнов дуло над столом чуть выставил и, не целясь, выстрелил. И тут раздался отборный русский мат. А фашист схватился за голову. Ребята к нему бросились, сорвали амуницию, и оказалось, что это тот самый Витек. Решил так всех разыграть, перетянуть на себя Колькину славу шутника. Отстрелил Буйнов ему мочку уха. Все поржали, мол, хорошо, что все так закончилось. А я ему и говорю: «Ты же мог этого дурака убить», а он отвечает: «Дурак, что ли? Я же его узнал». Так что история так до конца неясной и осталась, то ли отец так его аккуратно напугал, то ли случай его спас, иначе, конечно, дело до военного суда дошло.

Вообще летчики – это особая каста, и хоть многие погибали, горели, но оставались неунывающими людьми. Отец, когда смотрел фильм «В бой идут одни «старики», говорил: вот это про нас, все у нас было: и смерть, и приколы, и радость.

КТО ВОЕВАЛ В ВАШЕЙ СЕМЬЕ?

Антон Богданов, актер сериала «Реальные пацаны»:

— Дедушка Миргазиян Миргазиянович Шакирзянов начал воевать в 1942 году и дошел до Берлина. Награжден медалями «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина», еще двумя медалями «За отвагу».

Николай Валуев, спортсмен:

— Все мужчины. Дед Николай Сергеевич Валуев начал войну в 1942 году на Ленинградском фронте, затем в саперном батальоне занимался минированием и разминированием мостов, переправ, причалов.

Наталья Лесниковская, актриса:

— Мой дедушка Алексей Георгиевич Иванов во время войны служил в пехоте. Был снайпером, убил 12 немцев. Судьба его берегла: он несколько раз сталкивался лицом к лицу со смертью, но оставался жив.

Елена Летучая, телеведущая:

— Мой дедушка Александр Михайлович Филиппов попал на фронт в 22 года. Он служил на границе, в рядах Советской армии сдерживал наступление немецких войск, но попал в плен. Бежал и ушел в партизаны.

Петр Толстой, экс-телеведущий:

— Дед Алексей Михайлович Толстой прошел всю войну врачом в полевом госпитале. Получил два ордена Красной Звезды.

Петр Федоров, актер:

— Мамин дедушка Корнелий в октябре 1942 года ушел добровольцем на фронт и погиб на переправе через Волгу в Сталинграде. Мамин отец — офицер, капитан 2-го ранга Виктор Корнелиевич — после 9-го класса пошел в ополчение. Пошел весь класс, а выжил только он один. Потом дед стал военным журналистом. Другой дедушка Евгений Евгеньевич Федоров, когда началась война, очень переживал, что в первый эшелон добровольцами брали парней 1923 года рождения. А он — 1924. Поэтому дед был мобилизован в бригады Центрального дома Советской армии, которые работали вдоль линии фронта. Строили строительные заграждения, окопы. Дед имеет медали «За оборону Москвы» и «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны», а также пять юбилейных медалей. Сейчас он в свои 93 года продолжает служить в Театре имени Вахтангова.