Дмитрий Хворостовский
Фото
Ольга Лавренкова

О том, что у оперного певца Дмитрия Хворостовского обнаружили опухоль в мозгу, сообщили его официальные представители.

«В последнее время он жаловался на плохое самочувствие, и после медицинского обследования была диагностирована опухоль головного мозга. Хотя его голос и вокальные состояние в норме, его чувство равновесия серьезно пострадало».

Все концерты певца до августа отменили. Дмитрий сейчас вместе с женой Флоранс выбирает клинику, в которой продолжит лечение. Обсуждается вариант операции.

Флоранс Хворостовский называет своей музой, самое важное в жизни для него – жена и четверо детей. О том, сколько они для него значат, оперный певец и рассказал нам в недавнем интервью.

Дмитрий Хворостовский
Фото
Ольга Лавренкова

История вашей жизни – просто реализованная сказка. Парень из глубинки добился мировой известности. Жена – красавица, дети – умники…

Да, бог наградил меня необычной судьбой и, главное, дал голос. У меня баритон – по высоте он стоит между басом и тенором, и с взятием верхних нот нет проблем, что редкость. И заметили это родители. С трех лет я слушал дома пластинки с записью Карузо, Шаляпина, Неждановой, Бергонци, Лисициана.

То есть обычного детства с играми, футболом у вас не было?

Нет, почему. Я рос совершенно обычным ребенком. Помню, пришел к преподавательнице по фортепьяно и попросил передвинуть время занятий, сказал: «Я футболом занимаюсь, у меня важный матч». Потом, конечно, пение стало для меня самым важным. И, кстати, недавно заметил: все в моей жизни идет так, как я решил еще подростком. И важно, что мне помогали величайшие люди. В начале карьеры – Ирина Архипова, гениальная оперная певица и бессменный руководитель конкурса им. Глинки. Благодаря ее наставлениям я и победил на всероссийском конкурсе, на конкурсе им. Глинки, на двух международных конкурсах. А потом все так стремительно понеслось вверх.

Помните, когда вас впервые узнали на улице?

В 1989 году. Победив на конкурсе «Би-би-си» «Певец мира» в Кардиффе (Великобритания), я удостоился звания лучшего голоса мира. Конкурс транслировали по «Би-би-си», и на другой день ко мне подошли в магазине и попросили автограф. Это и было началом моей известности.

Главный советчик – отец

Дмитрий Хворостовский
Дима Хворостовский – ученик музыкальной школы № 6
Фото
из личного архива

В школе вашим любимым предметом, естественно, была музыка?

Естественно. Еще история и литература. А вот математика приводила меня в ужас. И до сих пор, как только мне начинают говорить какие-то цифры, я сразу впадаю в полнейший ступор. Других талантов, кроме музыкального, у меня нет.

Если у вас все развивается, как наметили, значит, уже в детстве вы хотели стать именно оперным певцом?

Нет, мне скорее просто нравилось петь. Например, в 14 я увлекся роком и даже выступал в рок-группе. Отец был в шоке, говорил: «Что ты делаешь? Почему не бережешь голос? Это единственное, что у тебя есть!» Увлечение рок-музыкой длилось два года и закончилось с поступлением на дирижерско-хоровое отделение педагогического училища.

Отец и сейчас дает вам советы?

Да, и причем всегда верные. Большая удача – записывать выступление в его присутствии. Я доверяю ему больше, чем себе. Папа очень помог мне в работе над «Песнями военных лет».

Чаще вы ездите к родителям или они к вам в Лондон?

Чаще они к нам. Когда родители еще жили в Красноярске, а не в Москве, для моей жены Флоранс поездки туда были испытанием еще тем! Однажды мы приехали, а там был мороз 45 градусов. Не спасали даже шубы. А вот Москва ей подходит, от Санкт-Петербурга и его туманов она тоже в восторге. Как и я, Флоранс любит все красивое.
Дмитрий Хворостовский
В Красноярском театре оперы и балета, одна из первых ролей
Фото
из личного архива

Значит, вы могли бы жить в России?

Какое-то время назад мы с Флоранс всерьез об этом думали. В Москве у нас квартира, и я очень скучаю по родине. Но мои старшие дети вместе с бывшей женой живут в Лондоне. А я хочу быть там, где мои дети. Мне одинаково комфортно и в Лондоне, и в Женеве, откуда родом жена, и в Нью-Йорке, Москве, Петербурге, Риме, Мехико, Рио-де-Жанейро. Вообще, дом для меня там, где сейчас нахожусь. Я привык к гостиницам, бесконечным переездам. Главное – чтобы семья была со мной. Наш багаж состоит из четырех-пяти огромных чемоданов. Когда путешествуем с детьми, количество чемоданов увеличивается.

По миру – с ноутбуком

Дмитрий Хворостовский
Фото
Ольга Лавренкова

Говорят, вы присутствовали при рождении всех своих детей?

Да, и это большое счастье для меня. А женщине в такой день нужна поддержка. И никто лучше отца ребенка не сможет разделить ее волнение и радость. Я очень люблю Сашу и Данила, своих старших (дети от первого брака с балериной Светланой, родились в 1996 году. — Прим. «Антенны»). К счастью, развод ничего не изменил в наших отношениях, и встречаемся мы часто. Максюша, наш первый с Флоранс ребенок (родился в 2003 году. — Прим. «Антенны»), говорят, очень похож на меня. У него сильный голос. В 5 лет он уже рассуждал как настоящий мужчина, совсем по-взрослому, говорит на трех языках. Очаровательной Ниночке сейчас 8 лет (дочь родилась в 2007-м. — Прим. «Антенны»). Кстати, жена говорит, что ей нравится быть беременной. И не исключено, что мы захотим еще одного ребенка.

Воспитывать детей есть время?

Конечно, хотелось бы проводить с ними больше времени, но не удается. Старшие дети любят бывать на моих репетициях в Лондоне. А Максим объездил с нами почти весь мир. Возможно, веди я другой образ жизни, был бы более строгим отцом. А сейчас как быть строгим, когда Максим встречает меня с гастролей и говорит, что сильно скучал и очень меня любит. Считаю главным в своем воспитании – привить в доме русские семейные традиции. Кстати, и няня у моих детей русская.
Дмитрий Хворостовский
Фото
Ольга Лавренкова

Вы разбираетесь в технике?

Я люблю всякие технические новинки. Только появится что-то интересное – приобретаю. У меня очень мощный и, можно сказать, навороченный компьютер. Увидел как-то плеер, с которым можно нырять в бассейн и слушать музыку под водой, сразу купил.

Моя муза – Флоранс

Дмитрий Хворостовский
Фото
Ольга Лавренкова

Знаю, что вы с будущей женой познакомились на сцене Гранд-театра в Женеве. Сразу влюбились друг в друга?

Практически с первого взгляда, вернее, поцелуя. Я пел Дон Жуана, а Флоранс играла роль одной из влюбленных в моего героя женщин. По сюжету мы целовались на сцене. Это было прекрасно. Скоро мы поняли, что любим друг друга – очень искренне, честно. Сейчас наши с женой отношения – самое для меня сокровенное и дорогое. Флоранс – моя муза.

Но тогда вы еще были женаты…

Два года до моего развода были очень непростыми, но мы достойно прошли это испытание. Возможно, я, как истинно русский человек, не мог получить свое счастье безвозмездно. Флоранс приезжала ко мне в Нью-Йорк или в Вену, и там мы каждую минуту наслаждались друг другом. Флоша говорит, что я очень красиво ухаживал. Но на самом деле нам доставляют удовольствие одни и те же вещи, у нас одинаковые вкусы и интересы.

Флоранс наполовину итальянка, наполовину француженка. Став вашей женой, она переняла от вас какие-то русские привычки?

Ей очень нравится наша традиция петь на застольях. Иногда мы поем дуэтом, если просят друзья. Еще я научил жену лепить русские пельмени. Однажды в Сан-Франциско мы налепили штук сто. Теперь это ее любимое блюдо. А я очень полюбил итальянскую пасту, которую она отлично готовит в разных вариантах.
Дмитрий Хворостовский
Фото
Ольга Лавренкова

А вы хорошо готовите?

Я все умею делать сам. И гвозди забивать, и подгузники детям менять, и готовить тоже. Борщ, суп – что угодно. А какую я жарю курицу… Не забывайте, я родом из Красноярска, из простой семьи инженера и врача.

Я человек не светский

Дмитрий Хворостовский
Фото
Ольга Лавренкова

С кем вы общаетесь в Лондоне?

Я не люблю тусоваться и не дружу с нашими бизнесменами. Среди моих друзей – музыканты, люди других профессий. Они бывают у нас в гостях. Но вообще, живем мы тихо, спокойно, своей семьей. Я так и не стал светским человеком, хотя понимаю, что общение со спонсорами, например, обязательная часть моей работы.

Вы очень похудели за последние годы. Это благодаря спорту?

Да, я бегаю по утрам, работаю в тренажерном зале. Но все это периодами. На серьезные занятия не хватает времени. В моей нынешней физической форме мне удобно. Дальше буду ее поддерживать тоже.

Как долго вы планируете петь?

Не знаю. Многие оперные певцы выступают до старости. Лучано Паваротти, например, пел до 70 лет. Но это было уже совсем не то звучание голоса, и глаза у него в последние годы не горели. Не хочу, чтобы со мной случилось то же самое. Сейчас меня все больше занимает режиссура. Почти каждое свое выступление я режиссирую сам. Так что, возможно, в будущем займусь этим.

А чего вы боитесь?

Слова забыть на сцене. Иногда такое случается, и я порой такого насочиняю, что самому удивительно.

Вы все еще мечтаете спеть в зале с выключенным светом?

Да. В юности я посетил концерт Рихтера в Красноярской филармонии. Зал и сцена были погружены в полную темноту, и лишь лампа на рояле освещала ноты. Возникло совершенно непередаваемое ощущение контакта с Рихтером. Тогда и родилась эта мечта. За рубежом организаторы отказывают мне в таком концерте, потому что в темноте зрители не смогут прочитать программки с переводом. Но я не теряю надежды осуществить мечту на родине.

Отказал Мадонне

Дмитрий Хворостовский
Фото
Getty Images

Вы долгое время исполняете песни военных лет. Чем близка вам эта тема, ведь ваше детство прошло в мирное время?

Эти песни пели моя бабушка, мои родители. И, наверное, каждая из этих 25 песен перекликается с историей чьей-то семьи. Мой дедушка погиб в первом же своем бою под Москвой. Мама родилась в 1936 году и помнит, как и когда началась война. И даже сейчас не может говорить об этом спокойно. Военные песни – прежде всего дань моим близким, всем фронтовикам. Это мой долг перед родиной, которую я люблю.

С этой программой вы исколесили весь мир. Прием в каких городах вам особенно запомнился?

В каждом городе были аншлаги. Тысячи людей, благодарные глаза ветеранов. Ощущение безумного счастья я испытал, выступая на Красной площади в Москве и на Дворцовой в Петербурге. Запомнилось, как плакали родители жены на концерте в Париже. А ведь они не знают русского. Но эта музыка задевает самые глубокие кладовочки души.

Другой ваш яркий проект – цикл «Дмитрий Хворостовский & friends», третий концерт из которого недавно состоялся в Москве. По какому принципу вы подбираете певцов?

Я не подбираю. Просто давно мечтал спеть со звездами первой величины – Суми Йо, Рене Флеминг, Анной Нетребко. Они великолепны, и я хотел показать их России. Выступать с ними для меня – наслаждение. Хотя вообще к дуэтам я не очень хорошо отношусь. Меня часто спрашивали: мог бы я спеть с Басковым? Нет, конечно, все-таки он эстрадный певец. Точно так же отказываюсь и от выступлений с Мадонной.

А вам предлагали с Мадонной спеть?

Да, это был своего рода пиар-ход одной компании, с которой я тогда сотрудничал. Деньги сулили очень большие, но я не пошел на это. Не вижу никакой возможности сочетания классической и поп-музыки. Для меня музыка – драгоценность, бриллиант. Не хочется мешать ее с бижутерией. Какие бы то ни было современные музыкальные направления меня не интересуют. И вообще, я по натуре индивидуалист. На сцене чувствую себя комфортнее, если пою один.