Это «Голос»: 6 самых ярких участников нового сезона

Этот сезон «Голоса» уже пятый. Но количество ярких исполнителей не иссякает. На шоу пришли участница «Евровидения», старший лейтенант юстиции, фотограф Людмилы Гурченко.

Луиза Имангулова, 31 год, наставник Полина Гагарина

— Я родилась в музыкальной семье, вернее, полумузыкальной. Мама – медик. А вот папа – музыкант-самоучка: поет, играет на гармони и гитаре. Видимо, вдохновилась его примером. Он нам с младшей сестрой с детства прививал любовь к музыке. Уже в три года распевала русские народные песни. В детстве меня с моим звучным голосом регулярно просили пасти коров, животные слушались безоговорочно.

— В школе выступала на всех мероприятиях. Не советуясь с родителями, поступила в музыкальную школу в соседнем городке в 18 километрах от дома. Три раза в неделю ездила туда на занятия. Бывало, что автобус не ходил либо я на него опаздывала. Денег на такси не было, вот и добиралась на попутках. Пару раз и вовсе пешком шла. Но на желании заниматься музыкой такие сложности не сказались. После школы продолжила обучение в Самарском областном училище культуры по специальности «руководитель народного хора». Затем училась на заочном отделении в самарском институте культуры и искусств. Выступала в ансамбле русской песни «Диво» и работала педагогом в музыкальной школе. Был собственный проект, где мы с музыкантами соединили русские мотивы и африканские барабаны.

Когда в Самаре стало тесно и захотелось развивать себя дальше, я переехала в Москву. Продолжила здесь преподавать музыку детям. А через год познакомилась с Марио Калдарару, с которым мы создали группу «Живые ворота». Играем этническую музыку. Марио – перкуссионист и барабанщик, я отвечаю за вокал и различные музыкальные инструменты. Помимо гуслей, осваиваю народные духовые: кугиклы, калюку и африканский инструмент калимбу.

Фото:
Первый канал

Пару лет назад я уже пробовала попасть в третий сезон «Голоса», но не прошла кастинг. На этот раз решила: не возьмут, про конкурс забуду. Но повезло. Конечно, поначалу расстроило, что в жюри нет Пелагеи. Она близка мне по духу. Но в то же время я рада, что повернулась Полина. С ней работается легко. Почему-то наставники боятся брать в команды народников. Мол, не знают, что с нами делать дальше. Это обидно. Ты отдаешь всю жизнь этой музыке, а она оказывается невостребованной. Не надо бояться, надо пробовать.

Родители на мое участие в «Голосе» отреагировали спокойно. Но когда глава района начала хвалить маму за то, что воспитала такую чудесную дочь, она чуть в обморок не упала. Такая скромная. Из Москвы возвращаться домой пока не собираюсь. Может, когда мне исполнится лет 60, буду в родной деревне выращивать овощи, пасти козочек, играть им на гуслях. Пока же столица с ее ритмом и суетой меня полностью устраивает. Когда приезжаю домой на летние каникулы, меня моментально нагружают хозяйственными работами, огород у мамы большой. Но меня это не пугает, работать на свежем воздухе, вдали от городской суеты, одно удовольствие.

Николь Кнаус, 21 год, наставник Леонид Агутин

— Музыкальную школу я окончила экстерном. Затем был училище эстрадно-джазового искусства на Ордынке. После ее окончания год отучилась в Бостоне, в музыкальном колледже Беркли. По просьбе друга папы пела в баптистской церкви во Флориде. Ощущения, признаюсь, необычные. Быть единственной белой в хоре афроамериканцев волнующе. Хотя многие отметили, что у меня получалось не хуже, чем у многих хористов, если не лучше.

Публика в Америке иная, она поддерживает артиста, а не испытывает, как в России. Но, несмотря на это, вскоре вернулась домой. На тот момент я уже была беременна дочкой Оливией, а ее отец желания помогать не изъявлял. Решила, что в России проще быть финансово независимой. Тогда же состоялось мое знакомство с «Голосом». Будучи в положении, отправилась на кастинг. Продюсеры посоветовали прийти в следующем году, когда рожу. Так и поступила, однако очередь на слепых прослушиваниях до меня не дошла, наставники укомплектовали команды.

Когда Юрий Аксюта увидел, что на «Голос-5» вновь пришла беременной, да еще и на позднем сроке, он предложил отложить мое участие еще на год. Тут уже я категорически отказалась. Больше ждать не могла. Это миф, что выступать беременной вредно для здоровья. Более того, мне так петь гораздо удобнее. Я даже за день до родов успела провести два частных занятия по вокалу. А по поводу волнения во время слепых… Когда у тебя уже есть малыш, когда ждешь еще одного ребенка, твои приоритеты меняются. Ты не переживаешь сильно, пройдешь ты или нет. В любом случае жизнь продолжается.

Фото:
Первый канал

Конечно, хорошо, что ко мне повернулись. Хотя особого отношения со стороны Леонида Агутина ко мне нет, такое же, как и ко всем остальным. Я уехала рожать в тот день, когда у нас была запланирована репетиция. Но уже на следующий день после рождения сына встала с кушетки, и вскоре начала готовиться к следующему этапу «Голоса. Сына назвали Даниэлем. Так решил мой возлюбленный Антон. С ним мы познакомились на занятиях по вокалу, он пришел взять у меня пару уроков. С тех пор не расстаемся. С Оливией Антон быстро нашел общий язык, души не чает в обеих детках. Нечасто встретишь, чтобы мужчина так быстро и легко принял ребенка от других отношений. Но я и тут ломаю стереотипы, мне повезло.

Амината Савадого, 23 года, наставник Полина Гагарина

— Моя экзотическая внешность объясняется тем, что папа родом из Африки, из Буркина-Фасо.

Несмотря на то что никто из моих родных с музыкой не связан, певицей я хотела стать еще в детстве. Выходила с бабушкой на улицу и радовала соседей вокалом. В 13 лет занялась музыкой серьезно. Пробовала силы в различных детских конкурсах. Участвовала в ТВ-шоу Раймонда Паулса, это был мой первый серьезный выход на сцену.

С 17 лет стала работать бэк-вокалисткой у латвийских исполнителей. Но когда пришло время поступать в университет, перестала понимать, чем хочу заниматься в дальнейшем. Запуталась немного и в последний момент подала документы на экономический факультет. Подумала, что эта профессия обеспечит мне некоторую страховку в будущем. Начала учиться, ушла из музыки, устроилась работать в кинотеатр, убирать поп-корн за зрителями. Но хватило меня ненадолго, через две недели уволили. Вернулась в бэк-вокал.

Фото:
Первый канал

Я дважды пробовала свои силы на «Евровидении». В 2015-м заняла на конкурсе шестое место. Там же мы познакомились с Полиной Гагариной, которая выступала от России (Полина тогда стало второй. — Прим. «Антенны»). Не могу сказать, что мы много общались, времени на это не было. Так, пересекались несколько раз. В 2016 году я также участвовала в «Евровидении», но уже как автор песни. После этого хотела завязать с конкурсами, гастролировать с собственной программой, но передумала в пользу «Голоса». Друзья советовали попробовать. Это же другая, большая аудитория. Полина была явно удивлена, увидев меня на сцене, и, как мне кажется, рада.

Алла Омелюта, 26 лет, наставник Григорий Лепс

— В детстве и юности я серьезно занималась бальными танцами. Думала, свяжу с ним свою жизнь. Но в 14 лет поехала в летний лагерь «Орленок», где мне на одном из мероприятий предложили спеть. Понравилось, тем более что и семья у меня музыкальная. Отец – дирижер, заслуженный артист России Борис Омелюта.

Когда папа узнал о моем желании, сказал: «Хочешь петь – работай». Вместе с общеобразовательной школой окончила музыкальное училище на Ордынке. Правда, высшее образование отправилась получать в юридическую академию. Отец создал эстрадно-джазовый оркестр при Министерстве юстиции, и для детей сотрудников в академии были определенные привилегии при поступлении. Вот папа и отправил меня за серьезной профессией, пообещав, что после окончания института смогу заниматься чем угодно.

Добросовестно отучилась пять лет и получила диплом юриста, но по специальности не проработала ни дня. Думаю, из меня вышел бы неплохой следователь, проявляла способности в криминалистике. Но, видно, не судьба. Хотя дослужилась до звания «старший лейтенант Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН)».

На третьем курсе академии начала выступать в коллективе отца, он долго не хотел меня брать туда. Есть и второе образование – актерский факультет ГИТИСа. У нас был экспериментальный курс, нацеленный в большей степени на участие в мюзиклах, им руководил Владимир Андреев. Со мной вместе учились певица Наталья Власова, Антон Зацепин, Маша Вебер (оба – участники «Фабрики звезд». — Прим. ред.). Правда, в театре выступать не стала, ушла на эстраду.

Фото:
«Инстаграм» Аллы Омелюты

Еще во время учебы начала работать с Александром Серовым. Одна знакомая, узнав, что я, как и моя мама, люблю этого исполнителя, предложила посотрудничать с ним. Согласилась и уже через несколько дней пела на его концерте в Кремле. И сейчас периодически исполняю свои композиции на его выступлениях.

Серов – сложный человек, но мне удалось с ним быстро сдружиться. Он нелегко впускает людей в свою жизнь, но если доверился, то сделает все возможное, чтобы помочь. Так же неожиданно попала на телевидение. На кинофестивале, который я вела, познакомилась с телепродюсером, который предложил мне пройти стажировку на ТВ. Я прошла и попала в эфир. Теперь веду рубрику «Поймай звезду» на «ТВ Центре». Придумала ее самостоятельно от и до. Сама выбираю героев программы, пишу сценарий, вопросы, присутствую при монтаже.

Аслан Ахмадов, 43 года, наставник Полина Гагарина

— Многие знают меня как фотографа, режиссера, и с помощью «Голоса» я хотел бы продемонстрировать еще один свой талант.

Еще когда жил в Азербайджане, пел в детском ансамбле «Апшерон». Окончил музыкальную школу по классу фортепиано. После того как в начале 90-х переехал в Москву, с музыкой пришлось завязать. Не до нее было. Я, можно сказать, выживал, и мне в первую очередь нужно было найти дело для самореализации и заработка. Нашел себя в качестве фотохудожника и на этом поприще добился успеха.

К музыке вернулся, когда познакомился с Людмилой Гурченко. Люся как-то побывала на моем закрытом концерте в клубе. После выступления подошла и сказала, что обязан этим заниматься профессионально. Я-то к своим музыкальным способностям относился скептически, а она поверила. Специально искала для меня материал, мы вместе его записывали. Люся научила меня всему. Она изменила мое отношение к слову в песне, к посылу. С ее подачи я занимаюсь этим до сих пор. Выступаю вместе со своей группой, записываю песни. Но это не работа, а хобби.

Фото:
Первый канал

Пойти на «Голос» меня заставила супруга, народная артистка Украины Ирина Билык. Пригрозила, что, если не буду участвовать, разведется со мной. Меня очень сильно поддерживает Филипп Киркоров, с которым мы давно работаем и общаемся. Дельные советы дает Лолита. После слепых прослушиваний мы с ней до трех часов ночи разговаривали. К слову, и свою наставницу я знаю давно. Был одним из учителей на «Фабрике звезд», в которой участвовала Полина. Преподавал ей сценическое движение и актерское мастерство. И теперь такая метаморфоза, спустя 13 лет поменялись ролями. Это полезный опыт. Настала моя очередь учиться у нее. Хочу сказать, что я в свое время был жестким наставником, настоящим диктатором. Но у Полины желания отыграться и отомстить не возникло.

Валерия Гехнер, 45 лет, наставник Дима Билан

— Мои бабушка и дедушка – многократные чемпионы СССР по спортивной гимнастике Михаил Касьяник и Евгения Гаврилова. Почему я не связала свою жизнь со спортом? Тренеры говорили, что ела много конфет. К тому же никогда не нравилось, когда на меня орут. В 8-м классе пошла в секцию хоккея на траве, но пробыла там год и бросила, не было стремления идти до победного конца. С тех пор занимаюсь спортом исключительно для здоровья и удовольствия. А тогда чаша весов склонилась в пользу музыкальной школы.

Пою я с детства, мое исполнение песни «Папа, подари мне куклу» было гвоздем программы на всех родительских посиделках. После окончания школы поступала в Ленинградскую академию театрального искусства, но завалила историю СССР. Так что высшего образования у меня нет, один семестр провела в университете в качестве вольного слушателя. В 1991 году в 20-летнем возрасте уехала в Германию – к знакомым родителей. Первое впечатление от этой страны было ошеломляющим. Я же никогда не видела настоящую стиральную машину, буквально падала в обморок, видя ломящиеся от товаров полки в магазинах. Немецкий язык, который до приезда не знала, освоила достаточно быстро.

Первое время я работала няней и домработницей у богатых людей. Вместе с тем любимое дело не забросила, выступала в ресторанах. Затем пошли заказы с более серьезными гонорарами. Пела русские, цыганские романсы, затем в репертуар добавились джазовые композиции, песни Марлен Дитрих на немецком. Создала интернациональную команду с музыкантами из Германии, Китая. Там же я познакомилась со своим мужем, фотокорреспондентом Ульрихом Гехнером.

Фото
Первый канал

Но я никогда не ставила себе целью полностью ассимилироваться в Германии. К тому же в начале 2000-х поняла, что музыка там уже не так нужна. Приехала на пару лет в Россию, организовала тут группу «Лера Гехнер бэнд». Гастролировали по стране, выступали в клубах, на джазовых фестивалях. В один из приездов в родной Петербург, познакомилась с Дмирием Нагиевым, они с Сергеем Ростом пригласили меня на программу «Однажды вечером».

В 2005 году я развелась с мужем и перебралась на Родину окончательно. Могу сказать, что жизнь в Германии сделала меня более дисциплинированной. Там же опоздание на работу – увольнение, хамство – увольнение. Я всегда знала, что за мной стоит огромная очередь на мое место. Это полезный опыт. Сейчас я выступаю с саксофонистом Алексеем Поповым в рамках различных проектов. Мы выпустили уже три совместных альбома.

Зачем мне «Голос»? Просто я знаю, что в Мире есть много людей, для которых моё творчество просто необходимо. И вот пришло время им со мной познакомиться. Уверена, многие от этого знакомства получат удовольствие.

Комментарии

0
под именем