Алиса Салтыкова, 30 лет, дочь певцов Ирины и Владимира Салтыковых

Фото №1 - Говорящая фамилия: как живут дети знаменитых родителей
Фото
PhotoXPress.ru

— Дочка училась во Франции и Швейцарии, мечтала стать актрисой, – рассказывает Ирина Салтыкова. — Но судьба распорядилась иначе, Алиса поняла, что ее призвание – быть певицей. Она музыкант с отличным вокальным образованием, может 24 часа в сутки писать песни, исполнять их. Я бы давно устала на ее месте.

Уже десять лет Алиса живет в Лондоне. Часто друг к другу ездим, звоню ей каждый день. Когда строила дом, решила, что дочери нужен отдельный этаж с кухней, ванной и детской комнатой. Вдруг будет здесь жить с семьей? Правильно говорят: не надо ничего делать заранее… Алиса подарить мне внуков не торопится. Однажды сказала: «Мама, жених будет тогда, когда сама состоюсь как личность». Так что жду. Мы с дочкой в последнее время немного поменялись ролями. В какие-то моменты ребенок – я, а она меня воспитывает. Когда был творческий кризис, совершенно не хотелось писать песни, просто сидела и ничего не делала, Алиса сказала: «Ты на своей старой кобыле уже 20 лет как едешь, может, пора новую запрячь?» Кобылой она называет хит «Серые глаза». Взяла и написала песню совершенно не в моем музыкальном стиле и исполнять сказала не так, как я привыкла. Эксперимент оказался удачным. В шоу «Без страховки» под песню Алисы «Иди за мной» мне поставили номер. Считаю, что премьера композиции на Первом канале – это успех. Всегда гордилась Алисой, она умная, начитанная девочка. Нравится, что она напористая, уверенная и невзначай стала моим музыкальным продюсером.

Арсений Робак, 23 года, сын актера Александра Робака

Фото №2 - Говорящая фамилия: как живут дети знаменитых родителей
Фото
«Инстаграм» Александра Робака

– В моем детстве отец работал в Театре имени Маяковского, так что я рос закулисным ребенком. Помню, он играл в спектакле «Буратино» Карабаса-Барабаса. В одной из сцен всех отрицательных героев ловили, связывали и сажали в клетку. Я всегда в этот момент бежал за кулисы, где стоял положительный герой Пьеро, бил его по ноге и кричал: «Отпусти моего папу!»

А с 14 лет я попал в мир кино. На летние каникулы папа устраивал меня работать на съемочной площадке, я был постановщиком (отвечал за режиссерские мониторы) и плейбекером (по команде режиссера нажимал на кнопки на пульте или проигрывателе, чтобы сделать техническую запись съемки). Влюбился в кино, но актером себя не представлял, поэтому собирался стать продюсером. Но, когда после восьмого класса я работал на очередном проекте, продюсер, с которым я поделился своими мечтами, сказал: «Не дури! Поступай в театральный». И я поступил в ГИТИС, а через два года ушел в Школу-студию МХАТ.

Отец никогда на меня не давил и тем более не говорил, какую профессию выбрать. Даже когда мне не хватало советов, он отрезал: «Это твоя жизнь, и решать только тебе». Сейчас я очень ему благодарен за такой подход, он воспитывает в человеке ответственность. Поступал я сам, даже когда уже учился, в ГИТИСе не знали, что мой папа – актер. Я это не афишировал. Но учиться было сложно, занимались по 12−13 часов в сутки, нужно было все время придумывать этюды, и я обращался к отцу за советом.

На первом же курсе мы с папой снялись в небольшой сцене в сериале «Городские шпионы». Я очень волновался, мне казалось, что он каждую секунду меня оценивает. Во второй раз на съемках фильма «Смертельный номер» мне уже было попроще, хотя сама сцена у нас очень сложная. Когда мы ее сыграли, ко мне подошли ребята из массовки и стали хвалить: «Клево! Здорово!» А отец ткнул в плечо и суховато сказал: «Молодец». У нас уральские корни, мы такие настоящие челябинские мужики. Кстати, нам уже предлагали сыграть отца и сына, все говорят, что мы похожи, хотя мне кажется, что это не так. Я русый блондин, а папа темноволосый и большой. Хотя характеры у нас действительно схожие. Но пока у меня большие роли в фильмах без папы. Первая главная роль была в фильме «Чужой дед» с Василием Лановым, затем в сериале «Клерк» для Первого канала, он еще не вышел на экраны. И я сыграл одного из семи бойцов в фильме с Владимиром Машковым «Медное солнце». Впереди еще целая жизнь, надеюсь, мы с отцом встретимся на съемочной площадке.

Мария Свирид, 22 года, дочь актрисы Анны Якуниной

Фото №3 - Говорящая фамилия: как живут дети знаменитых родителей
Фото
«Инстаграм» Анны Якуниной

— Родилась я в театральной семье, и выбора в профессии у меня практически не было, – делится с «Антенной» Мария. — С детства я впитывала атмосферу сцены, любовь к этому искусству и поняла, что это мой путь – пойти по стопам мамы и бабушки. Я всегда мечтала поступить в ГИТИС на режиссерский факультет в актерскую группу – его оканчивали в моей семье. Но, когда пришло время поступать, не могу сказать, что я встретила большую поддержку в семье. Мама в принципе меня поддерживала, но у меня не было розовых очков, я знала, что этот путь не только красивая жизнь и что будет не так легко, как кажется. Я видела, как это происходит у мамы: все дается с большим трудом. Тут необходимы сила воли и характер, чтобы не сдаться при начинающихся проблемах. При первом же поступлении меня скинули с конкурса, и я подумала, что жизнь закончилась. Но решила пойти на театроведческий факультет ГИТИСа и успешно поступила, хотя при этом не теряла надежды по поводу актерского. Каждый год я поступала на актерский, каждый раз оказывалась в шаге от победы, но она от меня ускользала, и только в пятый раз меня приняли во ВГИК. Сейчас я окончила театроведческий, продолжаю учиться на актерском, который окончу в будущем году. А еще счастлива, что судьба в профессии сводит с мамой – мы играем в спектакле «Ленкома» «Tout paye, или Все оплачено».

Сейчас я думаю, какая я была глупая, что не просила у нее советов, я стеснялась, боялась ее дико, но это был юношеский максимализм. Мама у меня – профессионал, и учиться у нее дорогого стоит. Смотрю на нее и понимаю теперь, какой мне подарок в жизни достался. Еще счастье: на съемочной площадке вместе сыграли мать и дочь в фильме «Зинка-москвичка». Мне на сцене было легче с ней играть, а на съемочной площадке вроде и мама рядом, но свет, камера зажимали. Вот жду премьеры сериала «Большое небо» на Первом канале, где у меня главная роль. А еще в планах выпуск спектакля «Волки и овцы», в котором мне досталась роль Мурзавецкой.

Артемий Маринин, 11 лет, сын фигуриста Максима Маринина

Фото №4 - Говорящая фамилия: как живут дети знаменитых родителей
Фото
PR-агентство Бедуш & Маренникова

Мальчик недавно дебютировал в шоу Ильи Авербуха «Щелкунчик». На лед Артемий вышел вместе с отцом.

— Это была моя идея предложить Илье задействовать Артемия, – рассказывает Максим Маринин. — Для меня это тоже волнующий момент. Мы наконец нашли хорошего детского тренера по фигурному катанию, сын вышел на новый уровень, и мне не стыдно, что он участвует в постановке. В своей роли (Артемий играет роль Франца, брата Мари – Прим. «Антенны») он смотрится весьма гармонично.

Фигурным катанием Артемий серьезно занимается с пяти лет. И некоторое время совмещал это с брейк-дансом, но наступил момент, когда пришлось выбирать что-то одно. И он решил: фигурное катание.

— Я волновался, потому что выступаю с фигуристами, которых раньше видел разве что со зрительских трибун. Это было здорово. Но хочу ли я быть спортсменом, как и папа, не знаю! Я бы еще что-нибудь попробовал, – признается «Антенне» Артемий.

Данил Стеклов, сын Агриппины Стекловой и внук Владимира Стеклова

Фото:
@danilsteklov

— Первый раз я вышел на сцену в два годика. Мама и мой отчим Владимир Большов играли в спектакле Сатирикона «Ромео и Джульетта». И Володя решил сделать маме сюрприз, переодел меня в театральный костюм и в финале, когда собираются горожане, вывел на сцену. Мама чуть факел не уронила от неожиданности. Мое детство прошло в «Сатириконе», и лет в пять я уже захотел стать актером. А окончательное и бесповоротное решение принял в девять лет. Меня потряс «Макбетт» Юрия Бутусова, в котором мама играла леди Макбетт и еще две роли. Я раз пятнадцать посмотрел этот спектакль. Родители меня отговаривали, рассказывали про все трудности профессии, Володя пытался прельстить деятельностью сценариста, мол, написал сценарий – получил много денег, а ролей можно ждать годам. Но я поступил в школу-студию МХАТа на курс Константина Райкина. Еще на последнем курсе меня приняли в «Сатирикон», но мне показалось, что для того, чтобы расти, необходимо вырваться из привычной и уютной обстановки. Я ушел из дома и из театра. Родители и дед стараются смотреть спектакли с мои участием в МХТ имени Чехова, недавно приходили на премьеру «Боюсь стать Колей», где у меня главная роль, и им понравилось. Недавно мы с дедом снимались в фильме «В Кейптаунском порту», у него там главная роль, а у меня небольшая. Сейчас я уже спокойно работаю вместе с родными, а раньше было тяжеловато, груз ответсвенности за фамилию давил. Мы поступили в один год вместе с Ваней Янковским, Глебом Пускепалисом и Верой Панфиловой, дочерью Константина Кинчева, и где-то написали заметку под заголовком «В театральные вузы опять набрали блатных». Может быть, можно попасть в институт по блату, но выходить-то на сцену и на съемочную площадку надо самому. Я надеюсь, что не опозорю фамилию. На только что прошедшем «Кинотавре» фильм «Подбросы», где я играю главного злодея, получил два приза. Я в первый раз сам получил удовольствие от просмотра фильма, в котором снимался.

А вы пошли по стопам родителей?

Дарья Сагалова, актриса:

– Отчасти да. Папа – журналист. И меня судьба занесла на журфак МГУ, который я успешно окончила. Потом я выучилась еще и на хореографа – это бабушкины гены. Она была балериной.

Юлия Началова, певица:

– Мама с папой работали в Государственной филармонии в Воронеже. Он был руководителем большого музыкального коллектива, а мама – певицей. Я с двух месяцев слушала их в коляске за кулисами. А уже в пять лет начала гастролировать с ними со своей песней и костюмом. Так что на конкурсе «Утренняя звезда» уже ничего не боялась. И была таким маленьким взрослым.

Ольга Кузьмина, актриса (сериал «Кухня»):

– Мама работала директором школы по акробатике. Но я директором быть не хотела никогда, хотя с детства занималась хореографией.

Ирина Лачина, актриса:

– Мои родители – актеры. Впервые маму я увидела на сцене в сказке в три года. Она играла принцессу, я помню, как побежала ее спасать. А бабушка и билетер – за мной! Вообще, я выходила на сцену, еще когда не родилась. Мама до восьми месяцев играла, пока какой-то мальчик не закричал: «А принцесса-то беременная».

Михаил Пшеничный, актер:

– Мама работала в банке. Но я уже тогда понимал, что сидеть с 9 утра до 6 часов вечера в офисе – это не мое, хотя искренне интересовался ее работой и восхищался.

Мирослава Карпович, актриса:

– Я родилась в семье медиков. И мама часто брала меня с собой на работу, а из игрушек у меня были шприцы без иголок, разные трубочки. Наигралась во все это еще в детстве, поэтому быть врачом уже не хотела.