Григорьев-Аполлонов: «Я уже не Рыжий, я – Андрей Генрихович»
Андрей с женой Мариной
Фото
Starface

45 для вас – много или мало?

Это прилично. Тем более что у нас в коллективе год идет за три. За 20 лет существования группы мы побывали везде, повидали все, испытали всевозможные чувства, начиная от бесконечного счастья и заканчивая горем. Можно сказать, что я – пожилой, но не в значении «старый», а как производное от слова «пожил». Иногда кажется, меня уже ничто не может удивить. Но все так же пытаюсь выцепить от жизни новые эмоции, ощущения, удовольствия. Главным кайфом до сих пор остаются выступления. Ну и семья, конечно. Как-то удалось мне между гастролями сколотить ячейку общества.

Кризис среднего возраста уже успели на себе ощутить?

Избежал его. Депрессии и самокопания не наблюдается. И здесь опять же спасибо «Иванушкам», не дают они мне времени грустить и глубоко уходить в себя. Можно сказать, пронесло. Хотя все же один из признаков этого кризиса проявился. Пару месяцев назад начал вести здоровый образ жизни – бассейн, пилатес, йога. Кто-то скажет: надо было раньше начинать. Но лучше поздно, чем никогда.

Не обидно, что вас в 45 многие до сих пор Рыжим из «Иванушек» кличут?

Да хватит уже, никакой я не Рыжий. Я даже в «Инстаграме» (запрещенная в России экстремистская организация) теперь подписываюсь как Андрей Генрихович (смеется). У моих первых поклонниц уже дети выросли и поют наши песни. Недавно выступали на выпускном, исполняли «Тополиный пух» для девочек, которые моложе этой композиции. И, что удивительно, молодежь знает слова наизусть.

Мыслей уйти из группы и отправиться в сольное плавание ни разу за 20 лет не возникало?

Никогда. «Иванушки» и есть мое сольное плавание. Я коллег по группе вижу чаще, чем собственных детей. И вне сцены мы много общаемся, ходим в гости друг к другу, ездим вместе отдыхать. Недавно у моей сестры была свадьба, на которой присутствовали и оба Кирилла (Андреев и Туриченко. – Прим. «Антенны»), и даже Олег Яковлев (бывший участник «Иванушек»). Мы – родные люди. Друг друга не раздражаем, не напрягаем, что подозрительно. А сольно я периодически выступаю в качестве ведущего.
Григорьев-Аполлонов: «Я уже не Рыжий, я – Андрей Генрихович»
Фото
Сергей Джевахашвили

Какой день рождения вам запомнился больше всего?

12 лет назад друзья скинулись и подарили мне автомобиль BMW. Но запоминающимся этот праздник стал не только поэтому. В день, когда обмывал презентованную машину, я познакомился с будущей женой Мариной.

До встречи с ней часто пользовались своей популярностью в отношениях со слабым полом?

Постоянно. Мне кажется, что многие идут в певцы и артисты, чтобы нравиться девушкам. И я в этом плане не исключение. Некоторые девушки мне даже в квартире помогали убираться. За что им огромное спасибо.

Когда поняли, что пора остепениться?

Как только встретил Марину, так сразу и понял. Мне уже было 33 года, я навлюблялся, навстречался, нагулялся. Сперва она сразила меня своей невероятной красотой. А в процессе совместного проживания выяснилось, что помимо этого Марина обладает мудростью, вкусом, теплым отношением к семье, к детям. И за 12 лет чувства к ней не остыли. Мне вообще крупно повезло, потому что именно с Машей (так сам Андрей иногда зовет жену. – Прим. «Антенны») понял, что любовь может быть долгоиграющей. Хочу пожелать каждому мужчине такой удачи. Кстати, со многими поклонницами из 90-х мы до сих пор поддерживаем связь. Им сейчас уже не 15, а за тридцатник. Но для меня они все так же остаются девчонками, которые знают мой номер телефона. Мы созваниваемся, я бронирую им места на концертах. Все чинно, благородно, в письмах и SMS меня уже не домогаются.

Как вас поздравляют сыновья?

Они делают разные аппликации, поделки и торжественно мне их вручают. Этими подарками дорожу, храню их дома на видном месте. Например, открытку в виде смокинга. Его распахиваешь, а внутри теплые слова в мой адрес. Приятно. У меня сыновья рукастые. Я младшему, семилетнему Артему, постоянно говорю, что его ждет карьера автомобильного инженера. Он с невероятной скоростью собирает сложнейшие конструкторы, которые рассчитаны на детей 13–15 лет.
Григорьев-Аполлонов: «Я уже не Рыжий, я – Андрей Генрихович»
Фото
РИА Новости

А как они к вашему творчеству относятся? Слушают?

Любят песни «Иванушек». Тема знает несколько. Ванька (старший сын Андрея, ему 11 лет. – Прим. «Антенны») в свое время постоянно ходил на мои концерты, даже выступал с нами на сцене. Подпевал, отплясывал, был нашим четвертым солистом (смеется).

Переходный возраст Ивана уже дал о себе знать?

Пока справляемся. Живем в гармонии. Он меня с полувзгляда понимает. Даже ругаться на него не приходится. Наказанием для обоих сыновей будет, если я не отпущу их на тренировку. Они у меня профессионально занимаются хоккеем и любят это занятие безумно. Дома все полы клюшками исцарапаны, мебель испорчена шайбами. Поэтому пропуск занятия они воспринимают очень болезненно. На гаджеты времени практически не остается. Час-полтора в день, не больше. Хотя с техникой ребята на «ты», в ноутбуках и смартфонах разбираются куда лучше, чем их отец. Не запрещаю им играть в приставку. Знаю, что у них там гонки, футбол, хоккей, никаких стрелялок, крови и насилия. К сожалению, в силу занятости не могу видеться с сыновьями столько, сколько хотелось бы. Да и выйти с ними погулять сложновато. Как только приходим в людное место, папу тут же облепляют поклонники с просьбами о фото. А дети стоят в сторонке и ждут.

Вы сами были хулиганистым ребенком?

Я был позитивным ребенком. Хулиганил, но с юмором. Мне нравилось веселить людей вокруг. Даже замечания в дневнике коллекционировал: «Ваш ребенок катится по наклонной плоскости», «Ходил по кабинету и пел. Срочно всыпать 20 ремней». Родители мои шалости воспринимали нормально. Тем более что директор школы была нашей соседкой, жила этажом ниже и относилась к моей семье очень тепло. Если отчитывала, то не сильно, с легким упреком. Хулиганства продолжились и в подростковом возрасте. Помню, в 17 лет решил покрасоваться перед друзьями и запрыгнул на движущийся самосвал, зацепившись сзади за кузов. Думал, прокачусь несколько метров и спрыгну. Но грузовик начал быстро набирать скорость. В итоге, свалившись с него, я катился еще метров 50 по асфальту. На память об этом поступке на всю жизнь остался глубокий шрам на руке. Больше никогда не выпрыгивал из автомобиля на ходу.

Но такое поведение не помешало вам самому стать учителем…

Учителем я был недолго, хоть и окончил пединститут. Проработал в школе всего несколько месяцев. Это, безусловно, замечательная профессия, нужная. Но у меня не хватило терпения каждое утро вставать в 6 часов, а по ночам проверять тетрадки. В итоге выбрал творческую стезю. Второе образование – режиссерское. Все юбилейные концерты «Иванушек» ставил я. В ближайшее время хочу создать мюзикл совместно с Игорем Матвиенко.

Как вы отдыхаете?

Пассивно, но не валяюсь круглыми сутками на диване или пляже. Отдыхаю на родине, в Сочи. Куда бы ни звали – в Монако, Сен-Тропе или Ниццу, выберу именно этот город. Он лучший, а после Олимпиады получил вторую жизнь и превратился в столицу спорта. У меня там много друзей со времен педагогического института и местного Театра мод, где работал, как тогда говорили, артистом-демонстратором. Встречаемся, вспоминаем наше беззаботное прошлое, веселимся от души. Еще люблю поплавать в бассейне или в море, поиграть в настольный теннис, нарды, бильярд, сходить в кино, вечером посидеть в летней кафешке. В общем, отрываюсь по мере сил и возраста.