Ксения Рябинкина, Царевна Лебедь, «Сказка о царе Салтане»

Жизнь после сказки: где сейчас актеры из любимых фильмов
Фото
Legion-Media

Досье:

Родилась 4 сентября 1945 года в Москве в артистической семье, мама А.С. Цабель – артистка балета ГАБТа. Старшая сестра Елена Рябинкина – балерина Большого театра.

Карьера: с 1964 по 1985 год – солистка балета Большого театра, с 1994 по 2005 год – помощник художественного руководителя Кремлевского балета. Снялась в 15 фильмах, среди которых «Сказка о царе Салтане», «Мое имя Клоун», «Московская сага», «Ясновидящая».

Семейное положение: вдова переводчика-синхрониста Алексея Стычкина. Сын – популярный актер Евгений Стычкин, 42 года. Трое внуков.

Картина Александра Птушко вышла на экраны 40 лет назад.

– Я совершенно случайно попала в кино, – рассказывает Ксения Львовна. – Окончила хореографическое училище, первый год работала в Большом театре. Там в тот момент было ужасно скучно: юных балерин поначалу всегда отправляли в кордебалет, где я и танцевала. Как-то пошла в Центральный дом работников искусств посмотреть фильм. После показа ко мне подошла миловидная дама и предложила попробоваться в картину режиссера Александра Птушко. Через пару дней приехала на «Мосфильм». Признаюсь, абсолютно не переживала. Помню, оператор пристально разглядывал меня, а потом сказал: «Решили тебя взять, потому что ты похожа на птицу». Так меня утвердили на роль Царевны Лебедь.

– Все съемки проходили на «Мосфильме» или случались экспедиции?

– Почти все снимали на студии в Москве, где один из павильонов превратили в неглубокое, но весьма большое озеро для сцен с Царевной Лебедь. А еще мы выезжали на море. На южном берегу Херсонесской бухты Севастополя был построен сказочный город Гвидона, крепости, церкви с золотыми куполами. Моими партнерами были Лариса Голубкина, Владимир Андреев, Олег Видов. Хорошо помню, что именно во время съемок в экспедиции, 4 сентября, мне исполнилось 20 лет. В местном мореходном училище был выпускной вечер, на который пригласили меня, Голубкину и Нину Дорошину (она тоже снималась в Севастополе, но в другом фильме). И там мы весело отметили мой день рождения.
Жизнь после сказки: где сейчас актеры из любимых фильмов
С сыном Евгением Стычкиным
Фото
Тараканов Вадим/PhotoXPress.ru

– А на море не боялись сниматься?

– Когда было спокойно, то я и Видов (играл Гвидона. – Прим. «Антенны») сами сидели на маленьком плоту, изображающем ладью, который по воде тянули на веревке. Но для некоторых сцен сделали кукол. С меня снимали слепок – все лицо, в том числе и глаза, заклеивали, было довольно страшно, в носу трубочки, сидишь – ничего не видишь. Так что в сценах, где поднимаются сильные волны, на плоту не я, а кукла.

– Почему вместо вас фильм озвучивает Нина Гуляева?

– Я ведь не профессиональная актриса. Птушко решил, что журчащий тонкий голос Царевны Лебедь получится лучше у Гуляевой. С тех пор я сыграла в 15 картинах и всегда билась за озвучивание, мне это дело нравится.

– Большой театр легко отпустили вас на съемки?

– Повезло, что основная работа над фильмом пришлась на лето – время моего отпуска, хотя все равно я в театре отпрашивалась. А вот после выхода фильма меня сразу возненавидели за то, что я захотела стать кинозвездой. Хотя у меня и в мыслях не было оставить балет. Моя мама была балериной, старшая сестра Леночка – тоже. Так что, закончив съемки, решила: все, хватит, совмещать балет и кино сложно. К тому же в Большом мне стали давать сольные партии…Но через четыре года совершенно неожиданно Радж Капур пригласил меня в свой фильм «Мое имя Клоун». Этот индийский актер и режиссер был в то время чрезвычайно популярен в Советском Союзе. Помню, звоню маме, сказать, что буду позже, а она мне: «Тебя разыскивает Радж Капур». Оказывается, он искал актрису на главную роль – циркачки. Сначала пытал счастье в цирке, но никто ему не приглянулся, потом попробовал через «Мосфильм» выбрать кого-нибудь из балетных актрис. Рассказывали, что он остановился на Людмиле Савельевой (она к тому времени уже снялась в «Войне и мире» Сергея Бондарчука), но по каким-то причинам работа не сложилась. Тогда обратились ко мне. Капур cам пришел в театр, посмотрел меня на сцене, а после выступления подошел и сказал, что утверждает на роль.

– После этого пришла международная слава?

– «Мое имя Клоун» был безумно популярен в Индии. Знакомые, бывавшие там, говорили, что я в этой стране знаменитость. Мои фотографии печатали на сувенирах, термосах, тарелках. Помню, у стоматолога, к которому я ходила, был такой термос, я умоляла продать его мне, но врач не согласилась. Я и сама знала, что любима в Индии, по письмам, которые охапками приходили из этой далекой страны к нам в Большой театр. Правда, отвечать на них я не имела права. В нашей стране фильма почти никто не видел. Прошел он в каком-то кинотеатре, я на премьере не была. Много лет мечтала посмотреть. Увидела лишь перед распадом Советского Союза: привезли откуда-то видеокассету, а потом я сама съездила в Индию и купила диск. Забавно получилось.

– А ведь после фильма вы почему-то стали невыездной…

– Это идиотская история. В Большом постоянно кто-то бывал невыездным. Почему? Подозревали, что человек может остаться за границей. На съемках в Индии я была одна под присмотром переводчиков из посольства, прошла сотни собеседований… И хотя никакого романа там не было, даже флирта с Капуром не случалось, никого не заставила ни на секунду поволноваться за себя, все равно пять лет меня не выпускали за рубеж. А балетная жизнь короткая. Я пошла сначала к руководству Большого, потом посоветовали обратиться на Дзержинку – в КГБ. Позвонила нашему куратору из органов безопасности, он назначил свидание. Долго беседовали, никто мне не предлагал никакого сотрудничества, но вскоре я уже начала выезжать на гастроли.А несколько лет назад еду в машине, и вдруг на мобильник мне звонят из Индии. Спрашивают: «Вы как себя чувствуете, ходить можете?» «Могу», – отвечаю. И мне предложили роль в фильме! Сюжет таков: русская состарившаяся циркачка Марина приезжает в Индию, чтобы в последний раз посмотреть на место, где прошли счастливые моменты ее жизни. Меня спросили, соглашусь ли я играть в инвалидном кресле. Ужаснулась поначалу, но согласилась, потому что очень хотела поехать в Индию. Вот так снялась в эпизоде, сидя в инвалидном кресле, еле живая, разговаривая с сыном Капура, который очень похож на отца. На этот раз диск мне сразу прислали.

– Ваш сын Евгений в детстве занимался танцами и учил английский, но выбрал актерскую профессию. Вы направляли?

– Когда сын родился, думала, что станет ученым, как мой папа, или переводчиком, как муж, или врачом, как дедушка. А потом стало понятно, что профессия актера – его. Женя очень способный. Я его с детства брала в театр, он сидел в классе и наблюдал за репетицией, видел спектакли из-за кулис. А когда учился во ВГИКе, то я пришла на экзамен по танцу. Мы решили, что он с партнершей должен танцевать па-де-де из балета «Корсар». И знаете, он абсолютно был похож на артиста балета. Женя, конечно, не все делал правильно, но его внешнее состояние, выправка, руки… Это было здорово и… смешно.

–В итоге вы довольны тем, как сложилась ваша актерская судьба? Вы ведь удачно совместили балет и работу в кино.

– Лучшее время в театре было в конце карьеры. А в кино я начала много сниматься, уйдя на пенсию. В 1986-м муж (переводчик Алексей Стычкин. – Прим. «Антенны») нас с сыном Женей отправил отдыхать в киношный санаторий. Там встретили много актеров с Украины, они начали приглашать меня на съемки. Так я сыграла еще в нескольких фильмах: «Допинг для ангелов», «Алмазы шаха», «Игра всерьез». Потом снялась в «Ясновидящей» Ильи Хотиненко, в фильме «Отель «Президент»… Сегодня по-прежнему изредка снимаюсь и руковожу маленькой студией. Раньше бы сказали «самодеятельность», а сейчас это называется дополнительным образованием. Я это умею, и мне ведь надо чем-то заниматься.

Вячеслав Воскресенский: Финист, «Финист – Ясный сокол»

В этом году сказке Геннадия Васильева исполнилось 30 лет.

Досье

Родился: 22 октября 1948 года в г. Тюмени. Получил известность после фильма «Финист – Ясный сокол».

Карьера: играл в Рязанском и Тюменском театрах драмы. В 1978 году Воскресенский окончил курсы организаторов кинопроизводства при ВГИКе.

Семейное положение: был трижды женат, две дочери.

— Перед съемками «Финиста» я работал в рязанском театре, – вспоминает Воскресенский. — Стояли 70-е, годы не очень сытые, многие садились в электричку и ездили за 180 километров за продуктами в Москву из Рязани. Я в том числе. Эти электрички называли колбасными. В одной из очередей за вареной колбасой со спины почувствовал на себе взгляд. Обернулся – вижу, на меня пристально смотрит женщина, а потом она подходит и представляется Валентиной Романовской, ассистентом по актерам Александра Роу. Разговорились, сказал, что в Рязани работаю в театре. Она: «Так вы нам просто необходимы для новой сказки». Сразу поехали на Киностудию имени Горького, машина уже ждала нас у магазина, а колбасу в тот раз я так и не купил.

Жизнь после сказки: где сейчас актеры из любимых фильмов
Фото
Legion-Media

На роль Финиста, мне говорили, пробовались человек 45. Но я лично встречался только с Борей Щербаковым. В конечном итоге утвердили меня. Мне было 27 лет, и, конечно, когда меня взяли в фильм великого Роу, я был счастлив. Первая встреча с ним прошла задолго до съемок в коридоре киностудии, а потом, когда Александра Артуровича не стало и к работе приступил режиссер Геннадий Васильев, про меня сказали: «Зачем на роль русского богатыря утвердили татарина?» Хотя я просто скуластый, с широким лицом, может, в крови, как и у многих, течет кровь разных предков...

На коне кубарем

– В первый день я получил серьезную травму. Снимали начало фильма, в котором мой герой пахал землю, а следом – финал. Во второй сцене меня переодели из крестьянской одежды в боевую с длинным алым плащом. Сел на коня, подул ветер, лошадь хлестнуло моим развевающимся плащом по глазам, трава была мокрой от дождя, конь взбрыкнул, и мы покатился с холма. Метров сорок кубарем со склона. Если бы не успел вынуть ноги из стремян, то лошадь точно меня раздавила бы. В результате оказалась трещина в позвоночнике. Но на съемках об этом не знал. Болит спина и болит, терпел. Видимо, приподнятое состояние помогало – молодой впервые работал в окружении звезд советского кино. А когда вернулся в Рязань, то врачи в поликлинике сказали: «Хорошо отделался». Тем не менее много лет пришлось с тросточкой ходить. А на коня я потом на съемках еще садился не раз. Кстати, песню Финиста в фильме пою, сидя на коне, но порой мне приходилось взбираться на второго оператора Игоря. Посадят ему на плечи, и идет он среди цветущих садов со мной на шее. Попотел, конечно, но справился – крепкий мужичок. Я ведь более 180 сантиметров и весил тогда 90 килограммов. К слову, кроме своей роли я, чтобы не простаивал, был занят еще и в массовке, но снимали так, чтобы лица видно не было.

Взлеты и падения

– После «Финиста» я сыграл в телефильме «Синюшкин колодец» и одну из главных ролей в картине «Сюда не залетали чайки» по повести Виктора Астафьева «Перевал». Потом много лет отработал директором на Свердловской киностудии… Сейчас делаю мебель, работаю с детьми. Сначала вел театральные коллективы, сейчас создаю кинопроект, обучаю детей искусству киносъемки. И некоторые мои ученики стали лауреатами международных конкурсов. Спасибо за материальную поддержку красноуральскому медеплавильному комбинату «Святогор».

Перед пенсией, находясь в браке с последней супругой, получил трехкомнатную квартиру от свердловского госпиталя ветеранов и инвалидов войн. До сих пор с содроганием вспоминаю тот день и час, когда познакомился с этой дамой. Вот уже шесть лет никак не могу разделить с ней жилье. Плачу за свою половину, а сам снимаю квартиру в городе Красноуральске под Екатеринбургом. Она, мягко говоря, не очень порядочный человек. Подпаивала меня какими-то травами, хотела, чтобы ушел пораньше на тот свет. Первый ее муж умер где-то в теплотрассе, она заняла его квартиру, второй повесился, а третий, то есть я, оказался более живучим. Финиста сыграл, научился чему-то в старых русских сказках и никак не хочу садиться на лопату, чтобы в печь к Бабе-яге загреметь.

Жизнь после сказки: где сейчас актеры из любимых фильмов
Фото
личный архив Вячеслава Воскресенского

…Жалею, что быстро годы уходят. До 45 лет все хотел повзрослеть, а потом как взглянул в зеркало – охнул, так охаю до сих пор. Были взлеты и падения. Но сейчас на творческом подъеме. Я и снимать могу, и сниматься, хочется быть в профессии. Кстати, челябинцы планируют сделать обо мне художественный фильм как об актере «Финиста». Пишут сценарий, может, сыграю себя в сегодняшнем возрасте.

В конце 2014 года побывал в Луганске и Донецке. Выступал в школах, институтах, больницах, показывал на компьютере фрагменты «Финиста», отвечал на вопросы. Принимали с радушием. Помню, в больнице мне медсестра говорит: «Зайдите к пареньку, ему руку ампутировали – жить не хочет». Часа полтора с ним разговаривал, показал фильм. Он посмотрел, взял мою руку и заплакал, а потом вдруг говорит (не знаю, выдумал или правда): «Знаешь, после того как меня ранило, я почему-то вспомнил Финиста – Ясного сокола». Ради таких слов, наверное, и стоит жить.

Светлана Орлова: Аленушка, «Финист – Ясный сокол»

Досье

Родилась: 8 апреля 1956 года в г. Калининграде. Образование: в 1974 году окончила хореографическое училище при Государственном академическом Большом театре.

Карьера: с 1975 по 1976 год – артистка балетного ансамбля «Эстрадные узоры» Госконцерта СССР. Снялась более чем в 40 фильмах, среди которых «Лес, в который ты никогда не войдешь», «Летние гастроли», «34-й скорый», «Женатый холостяк».

Жизнь после сказки: где сейчас актеры из любимых фильмов
Фото
Legion-Media

– Сегодня мне говорят, что я уникальная актриса, сыграла в восьми сказках. Моя карьера в кино сложилась случайно. В детстве жила в Алма-Ате, занималась танцами. Как-то к нам приехали преподаватели из хореографического училища Большого театра, я им понравилась. Так оказалась в Москве в таком престижном заведении. А потом на улице рядом с балетной школой меня встретила ассистент режиссера Надежда Сорокоумова и пригласила на пробы в фильм «Хуторок в степи». Мне было 13 лет, я все делала втихаря от преподавателей, нам же нельзя было сниматься, потом только узнавали, когда фильм выходил. Конечно, меня ругали. Дальше было еще несколько детских картин, а потом Сорокоумова познакомила с Роу (к слову, Надежда также нашла для него и Наташу Седых, которая потом сыграла в «Морозко»). Александр Артурович жил около Киностудии Горького. Помню, пришли в его квартиру, попили чаю из самовара, он подарил фотографию с автографом, но, когда картину запустили, Александра Артуровича не стало.

Мне исполнилось 17, и я уже окончила училище. Должны были в Алма-Ату по распределению отправить – танцевать, но роль Аленушки изменила эти планы. В фильме в основном работала команда Роу (актеры, гримеры, операторы), только я, Слава Воскресенский и Миша Кононов – новички. Воскресенский лицом подходил на героя, но мощи ему не хватало. Поэтому Славе специально сшили подкладки под одежду, чтобы он больше напоминал плечистого богатыря. Помню, режиссер Геннадий Васильев попросил его бросить курить и набрать вес. Слава начал много есть, даже смешивал томатный сок со сметаной, чтобы прибавить побольше… Но с «Финистом» мы мало пересекались на площадке. Больше всего подружилась с Мишей Кононовым. Он очень смешливый, веселый, озорной, а я по натуре грустная. Миша часто говорил: «Что у тебя такие печальные глаза?» И начинал веселить, и мы громко смеялись так, что режиссер на нас обижался.

Жизнь после сказки: где сейчас актеры из любимых фильмов
Фото
личный архив Светланы Орловой

На съемках «Финиста» я встретила будущего мужа

Эта картина для меня стала судьбоносной. На съемках познакомилась с Юрием, будущим мужем. Он был дежурным врачом на площадке. Вскоре мы поженились. Я начала танцевать в эстрадном ансамбле, ездила по городам, потом заболела воспалением легких, после чего муж сказал: «Заканчивай с танцами». А вскоре пригласили в фильм «Принцесса на горошине». Артисты там были гениальные: Смоктуновский, Фрейндлих, Зельдин… Это не детская сказка, а какая-то реальная история, перенесенная в сказку. Меня долго рассматривал режиссер Борис Рыцарев, мастер жанра. В результате утвердили на роль изящной принцессы, связанной с искусством. Такой героини в сказке нет, ее специально придумали для фильма. После этого фильма мы подружились с режиссером, и он начал приглашать меня в свои картины: «Подарок черного колдуна» (Ведьма), «Возьми меня с собой» (Разбойница)… Давал разные роли, чтобы я развивалась. А сценарий «Ледяной внучки» был специально написан для меня. Так что я забросила балет и ушла в кино. Но у меня была одна проблема – жуткий мандраж перед пробами. Поэтому меня сопровождал на них муж, он первым заходил к режиссеру (как менеджер сегодня), а я стояла в коридоре. Со временем страх прошел, я осмелела. Хотя все равно не любила кастинг и часто просто отказывалась от проб, зная, что на роль рассматривают нескольких актрис.

До перестройки сыграла около 50 ролей, а потом кино практически не стало... С мужем прожила 13 лет, он умер совсем молодой, в 35, от сердечного приступа, после этого я замуж уже не выходила. Сыну Филиппу тогда было года четыре. Очень сложное время. Бралась за любую работу, приходилось крутиться. С группой артистов создали команду и ездили в богатые дома выступать на днях рождения детей. С утра я, как правило, учила сценарий спектаклей для «новых русских», потом стирала белье, взяв заказ по объявлению, днем домой приходила девочка, с которой занималась аэробикой, затем шла давать уроки фитнеса уже взрослым. В 90-х работала еще на Воробьевых горах в Доме пионеров, участвовала в новогодних и весенних спектаклях. Играла Снегурочку, Бабу-ягу, Снежную королеву, Василису Прекрасную, всяких кикимор... Для меня было важно выходить на сцену, работать с микрофоном.

Уже более 20 лет как начала преподавать аэробику. Сама выстроила концепцию занятий. Сейчас сын, ему 28 лет, помог оформить мой бизнес в индивидуальное предпринимательство. Без него я бы на это не решилась. А параллельно с этим занимаюсь с детьми, преподаю им актерское мастерство. Вот на днях поставили «Доктора Айболита». Это благодарное занятие – видишь результат своей работы и ни от кого не зависишь. А из кино я ушла, прекратила сниматься, не хочу этого. Какой смысл тратить силы и здоровье, чтобы потом никто не увидел твоей работы. Я от этого не разбогатею. И сын одобряет мое решение. Вот будет лет 90, может, соглашусь.